Антонио Менегетти проект «человек» Славянская ассоциация онтопсихологии Москва 1998



страница30/34
Дата25.08.2017
Размер3,9 Mb.
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34

6.3. Внутренняя честность вещей 10

Индивид как отдельная личность приходит к самоутверждению через единство и борьбу противоположностей среди множества сосуществующих в одном контексте людей. Это множество, отражающее неизбежные диалектические противоречия в процессе становления может оказаться гармоничным или искаженным в зависимости от стиля, потребностей, времени, культуры, религии, возможных интересов. Различие есть проекция меры вещей.

На основе всех этих различий, как фундаментальных, так и второстепенных, возникает первичная агрессивность, которая требует исключения из синтеза. Начальная агрессивность представляет собой потребность в утверждении и гарантию собственных интересов.

Невозможно избежать противоречий, обусловленных разной направленностью влечений. Ежедневно человек оказывается перед выбором — "или-

------------

10 Из резиденса по эстетике, Лидзори (Италия), август 1990 г,

 Конец страницы 194 


 Начало страницы 195 

или" — от мелочей до серьезных проблем. Субъект прокладывает себе путь и развивается, рационально используя силы, если ему удается справиться с напряжением этой первичной агрессивности.

В любой ситуации главной целью является охрана своего собственного высшего блага, поэтому иногда целесообразнее махнуть на все рукой. В диалектике не столь важно — победить или полностью разгромить противника. Необходимо внимательно следить за тем, чтобы не возникало желание уничтожить другого. Уничтожение противника стало бы внешней победой, но внутренним поражением, потому что в выборе цели была бы совершена ошибка: борьба шла бы против жизни.

Надо избегать ненависти к другому, ориентируясь исключительно на внутреннюю ценность объекта. Все вещи обладают своей внутренней честностью: вещь всегда стремится к своему естественному хозяину, который должен ее защищать и помогать ей.

В соответствии с возможностями субъекта и его положением все, связанное с этой ситуацией, принадлежит ему. Близость ситуации определяет собственность: она моя, потому что приближается ко мне, зовет меня. Личность — это точка, не только изменяющая, но и персонализирующая.

Человек в силу своей природы стремится персонализировать окружающее пространство, делает его "для себя", идентифицирует его пропорционально себе. Человек велик настолько, насколько широка проекция психологической территории, насколько велик радиус действия его влияния.

Можно научиться обходить острые углы конфликтов, которые ежедневно нас подстерегают, если не забывать о двух принципах: 1) избегать ненависти; 2) никогда не брать чужого, что вам не принадлежит в соответствии с внутренней честностью вещей11. Завладевая тем, что ему не принадлежит, человек ассимилирует чуждое, врага, которого приводит прямо в свой дом и который ему будет постоянно противодействовать. Слишком легкий безвозмездный захват другого неизменно убивает самого захватчика.

И наоборот, собственную нужную ему вещь человек обязан взять, поскольку она функциональна для его самосозидания. Laissez-faire (фр. попустительство) — это саморазложение. Великие люди всегда защищают свои интересы.

Диалектика служит также для определения того, что правильно. В абсолютном смысле все представляет собой благо, но для индивида правильно то, что для него хорошо, то что ему близко. Человек есть точка, осуществляющая внутреннюю власть в пространстве.

Чем больше внутренняя власть над вещами, тем сильнее потребность в реванше из-за большей потери собственности. Внутренняя честность вещей, пользуясь экзистенциальным правом, обрекает на ошибку того, кто вторгается в собственность другого, если только это не вызвано какой-то жизненно важной необходимостью.

-------------

11 Термин "вещь" можно понимать как в рациональном, так и в материальном плане.

 Конец страницы 195 


 Начало страницы 196 

Когда в ссоре вы ощущаете ярость, надо остановиться и посмотреть на предмет ссоры, а не на то, как в этот момент выглядите вы или ваш противник. Сила заключена во внутреннем отношении вещей: это — основа критерия, обеспечивающего точность.

Итак, в конфликте необходимо пользоваться двойной рациональностью: 1) материальной рациональностью вещи (какова она на самом деле); 2) юридической рациональностью (что говорит закон по данному поводу).

Эти два принципа необходимо применять всегда одновременно, иначе субъект неизбежно окажется виновным.

Если субъект прав с позиции внутренней честности вещей, но не знает, как его правота соотносится с юридической точкой зрения, то ему, прежде чем вступать в диалектический спор с другим, следует изучить закон или кодекс, а затем уже осуществить синтез, то есть осуществить право на практике. Иногда необходимо прибегнуть к здравому смыслу, потому что закон не может все предусмотреть, несмотря на то, что субъект прав12. В остальных случаях необходимо энергично бороться за свои права, не опускать руки, не уступать системе, доказывая собственную правоту юридически

Если субъект прав по сути дела, но не прав по закону, он должен отказаться от борьбы, чтобы не подвергнуться насилию. Ссора приносит пользу, если позволяет достичь психологической твердости. Однако ссориться надо лишь тогда, когда другой действительно мешает, но ни в коем случае нельзя этого делать ради собственного удовольствия. Необходимо позаимствовать тактику поведения у животных: животное не нападает, пока у него есть возможность убежать, только лишившись ее, оно решительно атакует.

В диалектике надо всегда проверять следующее: 1) принесет ли ссора ментальную прибыль? 2) приведут ли предпринимаемые вами действия к разрешению конфликта? Кроме того, не следует никому доставлять неприятности, а если это случилось, то извиниться или доказать правомочность своих действий.

Если субъект, допустивший ошибку в отношениях с другим, подвергается его атаке и реагирует на нее, то он неизбежно скатывается на уровень посредственности, ибо нарушает внутреннюю соразмерность вещей, фальсифицируя связь. При столкновении следует сохранять бдительность, не допуская того, чтобы слова и действия другого застали вас врасплох, поэтому надо всегда следить за соблюдением пропорции. Если другой выходит за рамки приличия, допустимого в цивилизованном обществе, не следует опускаться до его уровня, отвечая тем же. Необходимо всегда сохранять объективность.

Если человек хочет, чтобы другие относились к нему точно и опреде-

------------

12 К примеру, строительное банкротство, когда человек, уже приобретя недвижимость, не может найти денег для самого строительства, не предусмотрев возрастания затрат, и не может прибегнуть к закону, так как обанкротившаяся строительная фирма юридически не существует.

 Конец страницы 196 


 Начало страницы 197 

ленно, то ему первым следует уточнить свою позицию, то есть, если его оскорбили, то он должен выразить свое отношение к этому, не затевая ссоры. Если субъект в такой ситуации промолчит, то это подвигнет другого на нежелательное по отношению к нему поведение. Следовательно, нужно суметь объяснить другому, какое отношение от него требуется. В конечном счете, откровенность помогает обоим: другой начинает больше уважать и выше ценить того, кто сумел поставить его на место.

Оскорбление всегда надо рассматривать с учетом того, кто его нанес, где оно было нанесено и каким образом (кто, где, как). Нельзя подходить к нему только с точки зрения оскорбленного.

Тот, кто прав, должен мстить адекватно, если только не задето его личное психологическое пространство: в таком случае он может защищаться всеми возможными средствами, ибо другой не только оскорбляет, но и грабит его, отнимая психологическую территорию, то есть нарушая пропорции личности. Психологическое пространство, в котором субъект чувствует себя в безопасности, всегда является его некоей собственностью. Таким образом, злоупотребление этим пространством со стороны другого наносит ущерб личности и оскорбляет его достоинство.

Итак, хочу еще раз подчеркнуть: прежде чем впадать в ярость, необходимо отстраниться от вызвавшего ее объекта и не давать гневу выхода до тех пор, пока этот объект не будет формализован. "Полное отстранение" означает выведение вовне и анализ факта, а также представляет собой прекрасную психологическую тренировку. Если человек сумеет проявить холодную рациональность по отношению к себе, то станет непобедимым для других. Полное отстранение позволяет различить свои и чужие ошибки. Чтобы осознать масштаб собственной глупости, достаточно одного мига отстранения.

Это также позволяет определить, когда лучше организовать диалектическое действие, или понять, почему другой нападает: если причины этого не связаны с объективными фактами, можно прибегнуть к юридическим мерам.

В первую очередь, после ссоры необходимо выбросить ее из головы, так как воспоминания о ней вперемежку с другими мыслями укрепляют монитор отклонения.

В психологии нередки случаи, когда склонность человека к удовольствию разбивается о травмирующую несправедливость, однако, необходима крайняя осторожность в оценке этой несправедливости. Если субъект подвергся чему-то травмирующему его личность, то ему не следует переживать эту рану — он будет ее только растравлять. В подобных случаях можно выдвинуть только два предположения: либо субъект нанес кому-то оскорбление, либо его оскорбили. В первую очередь, он должен еще раз абсолютно честно взглянуть на происшедшее. Заметив, что ошибся в какой-то детали, субъект должен сделать первый ход, пытаясь исправить то, что оказалось его ошибкой, если он хочет остаться в мире с самим собой, что имеет принци-

 Конец страницы 197 
 Начало страницы 198 

пиальное значение как основное условие силы. Если он сделает это, ему не придется беспокоиться о другом.

Если же ему нанес травму кто-то другой, субъект может принять какие-то меры — перестать здороваться, или обратиться в суд, или еще что-то, — но внутренне он должен забыть об оскорбителе, чтобы не загрязнять мозг и психику. Это не значит простить, потому что часто прощение подразумевает соучастие в собственном разложении. В прощении всегда присутствует фальшь, поскольку тот, кто прощает, ожидает от другого признания его великодушия, святости и т.п. Об истинном прощении можно говорить только тогда, когда субъект хочет отдавать, может отдавать и обладает здоровьем, чтобы отдавать.

Если оскорбленный продолжает все время думать о том, кто нанес ему оскорбление и кто объективно отнял у него власть, достоинство, территориальное пространство, то он тем самым искажает и загрязняет собственное единство действия. Таким образом, следует направить свои усилия на достижение аутентичности собственной жизни, не возвращаясь мыслями к обидчику ("Какой мерзавец..."): роясь в грязном белье другого, субъект больше испачкается сам и сильнее нарушит свой ментальный порядок, не пополнив запас собственной энергии. Впоследствии он будет совершать неточные выборы, попадая в проигрышные ситуации: коэффициент полезного действия его ума будет средним, ибо он лишится своей изначальной чистоты.

Постоянное возвращение в мыслях к какому-то событию — один из любимых приемов монитора отклонения, это — повтор, стереотип, образ (как правило, самый любимый образ монитора отклонения): неожиданно на пороге сознания индивида вновь появляется фигура человека, причинившего ему зло или ущерб, и субъект снова и снова вспоминает пережитое вплоть до возникновения некоего подобия навязчивого состояния, несмотря на то, что правда полностью на его стороне. Он подвергается воздействию этого фильма до тех пор, пока в мозгу у него не образуется круг агрессивности. Даже когда его окружают восхитительная природа и многое из того, что способно вдохнуть в него жизнь, он все равно продолжает расстраивать себя этими мыслями.

В дальнейшем субъект начнет деградировать, превращаясь в посредственность, что приведет его к ситуации, в которой проявится отсутствие прозрачности, то есть обнаружится ошибка. Явной, видимой ошибке всегда предшествует оплодотворение, стабилизирующая естественная среда.

Эта ловушка опаснее, чем ловушка редуктивной аффектации. Аффектация приводит к влюбленности "не в того человека", но субъект выбирает его на основе уже сложившихся у него привычек, следовательно, изменив их, он с определенными людьми сталкиваться больше не будет. В случае навязчивой идеи оскорбления субъект, наоборот, ставит себя в положение проигравшего, не отдавая себе в этом отчета, но неожиданно что-то проис-

 Конец страницы 198 


 Начало страницы 199 

ходит, и он понимает, что ошибся. Монитор отклонения особенно любит прокручивать — неожиданно — весь ассоциативный калейдоскоп образов: здесь действует отбор, который подталкивает субъекта к потребности в агрессивной одержимости, когда мозг начинает автоматически говорить как робот.

Когда приходится говорить о том, кто причинил нам зло, надо сделать так, чтобы ум его не видел, не формализовал, то есть говорить о нем, как о какой-то смутной возможности, очищая ум. В противном случае сохранить собственное совершенство не удастся: надо следить за тем, что затрагивает ум. При постоянных мыслях о случившемся вся психическая энергия немедленно регрессирует, оказываясь в состоянии стресса. Чтобы сохранить собственное единство действия, позволяющее быть точными и стоять на высшем уровне, необходимо, несмотря на травму, стать недоступным заражению.

"Отстранение" означает сознательный подход к факту и вывод его за пределы себя, самоотделение от маски "Я", способность поставить себя в ситуацию, в которой не нужно заниматься собственным спасением. Человек словно наблюдает за собой, как за посторонним, исключительно с критической позиции: если тот ошибся, что ему посоветовать? Необходимо наблюдать за собой так, как будто это не вы, а кто-то другой, в противном случае немедленно включаются защитные механизмы.

Это "отстранение" означает уничтожение маски, а также необходимости ее защищать, и достижение объективности в оценке факта; нужно отделиться от маски "Я", отказавшись от анализа, ради собственного спасения любой ценой.

1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34


База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница