Детерминация и предупреждение преступности среди персонала органов внутренних дел украины


Факторы преступности в органах внутренних дел



страница18/39
Дата25.08.2017
Размер8,22 Mb.
ТипМонография
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   39

4.2 Факторы преступности в органах внутренних дел

Среди криминогенных факторов общего порядка многие авторы обоснованно выделяют экономические, социальные и общественно-психологические детерминанты в числе наиболее весомых, имеющих непосредственную причинную связь с преступностью, при этом последняя группа детерминант рассматривается как первоочередная причина преступности.330 Предлагаемый анализ общих детерминант преступности среди сотрудников милиции выдержан именно в этой логической схеме, где факторам правовым и организационно-управленческим отводится второстепенная роль условий, поскольку в комплексном механизме влияния на преступность они, в основном, не порождают преступность, а лишь способствуют ее существованию в обществе.



4.2.1 Экономические факторы


Говоря о криминогенных факторах экономического рода, многие авторы рассматривают в качестве доминирующих прежде всего кризисные явления в сфере экономических отношений. Действительно, нестабильность и расбалансированность экономики в 1990-е гг. привели к длительному спаду производства, безработице, инфляции и падению жизненного уровня населения Украины. Несмотря на некоторые позитивные сдвиги в экономическом развитии, официальный уровень бедности Украины в 2000-2003 гг. вырос с 26 до 28%. В таких же регионах, как АР Крым, Волынская, Закарпатская, Луганская, Николаевская, Херсонская и Хмельницкая области уровень бедности колеблется от 33 до 46%. По данным Госкомитета статистики Украины, задолженность по заработной плате на 1 января 2003 г. составляла 2 млрд 323 млн грн., а количество сотрудников, не получившим своевременно зарплату, равнялось 2 млн 155 тыс. чел.331 Это означает, что в среднем каждый четвертый украинец не имеет достаточных средств для обеспечения своих минимальных потребностей.

Деструктивные процессы в сфере экономики оказались одними из наиболее криминогенных и для состояния законности в органах внутренних дел, поскольку именно в силу перестройки экономических отношений силовые подразделения изначально были поставлены в крайне невыгодное положение.332

Сокращение капиталовложений в бюджет правоохранительных органов автоматически повлекло такие негативные явления, как систематическая задержка выплаты денежного содержания, несвоевременное получение сотрудниками страховых сумм и материальной помощи. Одновременно происходило сокращение объема мер социальной защиты и по сути дела, сворачивание ряда социальных программ в отношении личного состава. По причине бюджетного дефицита хронический характер приобрели ежегодные отмены льготной оплаты жилья и коммунальных услуг, проезда в общественном транспорте, возросла необеспеченность сотрудников жильем. Ухудшение материального обеспечения органов внутренних дел привело к резкому увеличению числа фактов взяточничества, коррупции, вымогательства, краж, служебного подлога. В докладе Уполномоченного по правам человека Н.И. Карпачевой отмечались факты, когда целевая финансовая помощь государства, направленная на содержание задержанных и арестованных лиц, использовалась в областях для погашения задолженности личному составу за продовольственные пайки и содержание служебных собак.333

Подобные явления не удивительны, если учитывать, что Законом Украины «О государственном бюджете Украины на 2003 год» для содержания МВД предусматривалось всего 1794 млн грн., в том числе на оплату труда 1359 млн грн., что составляло соответственно 26% и 65% от реальной потребности.334

Ряд сотрудников оказался втянутым в стихийные рыночные отношения самым незамысловатым образом в качестве нелегальных сторожей, сопроводителей грузов, охранников с последующим развитием такого участия в формирование так называемых милицейских «крыш».

Такого рода негативное влияние факторов экономического порядка не нуждается в особых комментариях в силу своей наглядности, очевидности и предсказуемости. Однако наиболее криминогенное влияние на состояние дисциплины и законности в ОВД Украины оказывают вовсе не перечисленные выше детерминанты, поскольку они являются производными от экономических факторов более глобального масштаба. В конце концов, устранение существенного разрыва в зарплате и восстановление системы социальной защиты является делом не столь продолжительного времени. И опыт стран Европейского Союза только подтверждает, что решение сходных экономических проблем не устраняет проблемы существования полицейской преступности.

Общими детерминантами экономического порядка, которым, по мнению автора, следует уделять первостепенное внимание при анализе природы преступности в органах внутренних дел Украины, являются процессы становления рыночных отношений, поставивших все силовые ведомства в условия жесткой конкуренции за квалифицированную рабочую силу. Возникший негосударственный сектор экономики в виде охранных и адвокатских агентств, юридических, кадровых и оперативных служб крупных промышленно-банковских учреждений оказался в состоянии предложить более выгодную работу для многих высокопрофессиональных следователей, оперативных работников, руководителей подразделений.



Проведенный автором анализ дел в области кадровой политики МВД СССР и Украины показал, что кризисные явления в экономике всегда сопровождались заметным оттоком личного состава и, как следствие – растущим некомплектом кадров (рис. 23).

Рис. 23. Общая динамика неукомплектованных должностей (в % от общего числа)

Так, в момент распада СССР и образования независимой Украины общий некомплект кадров впервые достигает величины в 2,6% по сравнению с традиционным для советского периода показателем в 0,9%. В 1994 и 1997 гг. показатель некомплекта увеличивался соответственно до отметок в 3,4% и 7,4 %, что сопровождалось падением уровня дисциплины и резкими всплесками преступности среди личного состава ОВД. Общую динамику повто­ряют и кривые некомплекта среди основных служб – уголовного розыска, органов дознания и следствия.

Как детерминанта глобального характера, соревнование государственного сектора и рыночных отношений не только создает отток наиболее подготовленных специалистов, но и предопределяет качественную структуру молодого кадрового пополнения, которое можно условно разделить на две большие группы.

Первую группу составляют молодые люди, которые в большинстве своем имеют некоторый самостоятельный жизненный опыт, пройдя срочную службу и часто – испробовав свои силы и возможности на рынке труда. По различным причинам они останавливают свой выбор на службе в ОВД как на наиболее соответствующем способе применения своих сил и получении доходов. Имея преимущественно среднее образование, кандидаты на службу данной категории после прохождения первоначальной подготовки направляются на должности рядового и младшего начсостава. Общеобразовательный и культурный уровень большей части молодого пополнения в последующем часто остается на уровне среднего, сами молодые сотрудники не ставят целью дальнейшее обучение и продвижение по служебной лестнице. Карьерный рост рассматривается ими, в основном, как занятие спокойной должности в престижном подразделении или службе.

При стабильном развитии общества данная группа представляет незначительную криминогенную опасность для ОВД в целом. Анализ ведомственной статистики правонарушений советского периода показывает, что рядовой и сержантский состав «продуцировал» в основном такие виды правонарушений, как пьянство, рукоприкладство и нарушения служебной дисциплины, львиная доля которых приходилась на подразделения охраны общественного порядка и уголовного розыска. В условиях же нестабильности экономического положения молодое пополнение рассматриваемой группы в силу личностных причин оказывается наиболее подверженным асоциальному влиянию. Возникающие трудности материального плана молодые милиционеры склонны решать за счет мелких поборов и вымогательств в отношении граждан, не исключая возможности краж и грабежа при наличии благоприятных обстоятельств. По этой причине подразделения и службы, состоящие в основном из лиц рядового и младшего начсостава, в условиях экономического кризиса в числе первых становятся потенциально криминогенными.

Вторая группа молодого пополнения представлена выпускниками учебных заведений МВД Украины. Поступая на службу из различных побуждений и не имея жизненного опыта, только 24% из них имеет адекватную мотивацию на профессиональную деятельность в системе правоохранительных органов, на чем подробно мы остановимся ниже.335 В условиях рыночных отношений после прохождения профессиональной адаптации часть молодых специалистов сразу покидает службу и уходит в частнопредпринимательский сектор. По предварительным данным, в 2003 г., например, ряды сотрудников ОВД покинуло около 200 выпускников ведомственных вузов, прослуживших в органах от 1 до 3 лет. От общего количества уволенных лиц начсостава это составило только 4%, однако, с другой стороны, 200 человек не являются малым числом – это, по сути, выпуск одного из крупных факультетов Национальной академии или Национального университета внутренних дел МВД Украины.

Для остающихся на службе существует перспектива служебного и профессионального роста, потенциально предполагающая повышение материального благосостояния и достижение моральной удовлетворенности работой. В стабильном государстве это достижимо после длительного промежутка времени, большой затраты личных усилий и высоких показателей в служебной деятельности. При наличии же кризисных явлений в экономике часть молодых сотрудников перестраивает свое отношение к службе и для повышения личного благосостояния идет по пути наименьшего сопротивления, ища источники незаконного обогащения – неделовые отношения с частными лицами, работу на вторичном рынке занятости, коррупционные связи.

Таким образом, система рыночных отношений, вступая в конкуренцию с государственными структурами, с одной стороны, стимулирует отток наиболее квалифицированной силы из ОВД, а с другой – способствует пополнению силовых структур молодым пополнением, значительная часть которого в условиях обострения экономической ситуации не проявляет моральной устойчивости и представляет для ОВД криминогенную группу риска.

Силовые структуры, действуя в условиях советской государственной монополии и государственного заказа, по сути дела, не имели даже изначальной потребности вырабатывать собственную стратегию развития в условиях рыночной экономики. Когда же процессы развития независимого государства в 1995-1997 гг. крайне отрицательно отразились на состоянии законности, органы внутренних дел со значительным опозданием начали адаптацию правоохранительной деятельности к условиям открытой состязательности на рынке труда. И ежегодное число сотрудников, оставляющих службу в органах и направляющихся в сферу предпринимательства, лишний раз демонстрирует, что соревнование между государственным и частным секторами экономики не теряет своей остроты и сегодня.

В мировой практике криминогенность взаимодействия рынка и государственных силовых структур является вопросом открытым и дискуссионным. Опыт британской правоохранительной системы, приведенный в первой главе, как нельзя более удачно показывает неоднозначность бизнес-подхода в реформировании полицейской деятельности. Приближая модель полиции к образцам частнопредпринимательских структур, реформаторы, несомненно, повысили конкурентоспособность полиции на рынке услуг. Однако такое активное навязывание рыночного духа соревновательности и рентабельности негативно сказалось на моральном состоянии и активности полицейских, начавших выполнять свои обязанности механически, разочаровавшихся в высоком пред­назначении стражей правопорядка и почувствовавших себя незащищенной от прихотей рынка наемной силой.

В этой связи автору импонирует позиция российских исследователей, видящих перспективу дальнейшего развития отечественных правоохранительных органов с безусловным учетом рыночных отношений, однако в то же время – с подчинением их деятельности исключительно публичным интересам. Ведомственная стратегия и тактика, внутренняя организация подразделений, формы и методы работы, специфика сил и средств – все это должно определяться «…только задачами эффективной охраны и защиты личности, общества и государства, а не рыночной конъюнктурой».336



4.2.2 Социальные факторы


Масштабные процессы трансформации, происходящие в Украине последние тринадцать лет, непосредственно отразились и на социальной структуре общества. В нашем обществе, как и в любом другом, по-прежнему сохраняется конкуренция индивидов за расширение или сохранение доступа к материальным, культурным и социальным благам, за обеспечение приемлемого уровня жизни, за достижение престижа и признания, за пользование льготами и привилегиями. Однако отношения, при которых собственность всех форм становится легальным объектом присвоения и продажи, диктуют необходимость формирования социальной структуры не тоталитарного, а рыночного типа. В силу процесса перераспределения экономического влияния изменяется характер и содержание отношений между группами и социальными институтами, появление многопартийной системы приводит к новым формам социального расслоения.

Возрастает значение способности использовать имеющиеся возможности для присвоения и приумножения собственности, завоевания авторитета и престижа. Вместе с тем, в обществе продолжают действовать старые критерии и факторы стратификации, адекватные прежнему типу социальной структуры – место в иерархии государственной власти, близость к каналам распределения ограниченных ресурсов, а также относительно независимые от него – профессия, квалификация, компетентность, уровень образования, место жительства, возраст и предложение труда.



Поэтому за относительно короткое время стратификация постсоветского общества рабочих и служащих претерпела кардинальные изменения. Появились группы людей, использующих личную собственность уже не только как источник проживания, но и как основу материального производства. Все более массовой в нашем обществе становится и другая группа, соединяющая в себе элементы собственника и труженика, по всем критериям подпадающая под западное определение «среднего класса». Параллельно с ней формируется классический отряд наемных рабочих и увеличивается удельный вес маргинальных слоев.

Для определенной части политиков подобное положение вещей дает основание говорить о возврате украинского общества к старой системе классов. Не лишенные разумной аргументации, выводы о возрождении классов в Украине все же страдают излишним радикализмом. Анализ западных теорий показывает, что в современном индустриальном обществе существует, как минимум, три положения, не совместимых с концепцией классов. Это, прежде всего, растущая доля людей, занятых в сфере общественной деятельности, где проблематично оценить производительность труда. Во-вторых, это растущая доля дееспособного населения (учащиеся, пенсионеры, домохозяйки, безработные), существующая благодаря не производительному труду, а социально-административному обеспечению. И, наконец, существует целая прослойка людей, занятых в сфере услуг, часть из которых предлагается обществу бесплатно – социальная помощь, гигиена и сервис.337

В пользу развития «неклассовой» модели говорит также тенденция современного общества отхода от классической схемы К. Маркса, предполагавшей слияние среднего класса с одним из антагонистических классов – капиталистов или рабочих. Напротив, количественно и качественно представители среднего класса занимают сегодня все более видное положение в обществе. Также оказалось, что человек занимает место в системе труда не по собственному предпочтению, а в зависимости от наличия свободных мест. Таким образом, в этих условиях система труда создается не соотношением спроса и предложения труда, а только спросом. Все это позволяет говорить не о классовой модели общества, а скорее, о наличии слоев общества, учитывая также возросшую индивидуальную мобильность рабочей силы.

Последний тезис особенно очевиден на примере миграционной активности всех групп населения. По экспертным данным МИД Украины, сегодня за рубежом на заработках (легально и нелегально) пребывает более 2 млн граждан Украины. В Польше работает около 300 тыс. чел., в Италии – 200–500 тыс. чел, в Чехии – около 200 тыс. чел., в Португалии – 150 тыс. чел., в Испании – до 100 тыс., в Турции – 35 тыс., в США – 20 тыс. В России временно работает около 1 млн украинских граждан, а в сезонный период этот показатель достигает 2 млн лиц, большинство из которых работает нелегально. Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека, однако, считает, что более реальной выглядит цифра, как минимум, в 5 млн человек, ежегодно пребывающих за пределами Украины на заработках.338 При наличии в Украине 28 млн работоспособных граждан приведенные цифры означают, что каждый пятый-шестой экономически активный украинец сегодня работает в другом государстве.

В силу миграционных процессов ежегодная утеря высококвалифицированной рабочей силы и научных кадров является довольно ощутимой для национального рынка труда. Так, с 1997 по 2001 гг. из нашей страны официально эмигрировали почти 90 тыс. граждан с высшим образованием, а всего за последнее десятилетие Украину покинули 574 доктора наук и 907 кандидатов наук, треть из которых составляли перспективные специалисты в возрасте до 40 лет. Убытки, претерпеваемые Украиной в области наукоемких технологий по причине выезда специалистов, оцениваются сегодня суммой более 1млрд/ дол. в год, куда входят и потери в области правоохранительной деятельности и подготовки кадрового состава ОВД.339

4.2.3 Идеологические факторы


Экономические и социальные реформы оказали мощное воздействие на перестройку идеологических установок и моральных ценностей, открыв в начале 1990-х гг. дорогу радикальной либеральной идеологии, одним из положений которой провозглашалась необходимость отказа государственных институтов от функции воспитания личности, ограничение их влияния на личность мерами социально-образовательного характера. Отчасти успех радикальных либералов был связан с тем, что в общественном сознании термин «идеологическое воспитание» был связан исключительно с марксистско-ленинской доктриной и теми негативными моментами, которыми изобиловала система воспитания советского человека нового типа. Восприятие идеологии в целом носило негативный оттенок, поскольку последняя трактовалась как инструмент классовой борьбы, актуальность которой в последнее время существования СССР вызывала обоснованные сомнения.

Украинскому обществу потребовалось несколько лет для осознания того факта, что демократия и либерализм вовсе не означают отсутствие общегосударственной идеологии. Напротив, наряду с идеологией общегосударственной, демократический уклад общества предполагает существование ряда профессиональных идеологий, идеологий отраслей науки, искусства, других сфер деятельности. Сама же идеология, помимо смыслообразующего значения, призвана выполнять функцию концептуальной защиты групповых и национальных интересов. Если же в стране наблюдается так называемый идеологический вакуум, то общество сталкивается с целым рядом его криминогенных последствий – несформированностью национального идеала, процессами ускоренной сегментации общества, возрастанием этнической и религиозной нетерпимости, индивидуальной агрессивности.

Помимо создания активной конкуренции за обладание высококвалифицированными специалистами, рыночные отношения формируют у молодого поколения отношение к ОВД не столько как к правоохранительной структуре, где можно показать свою степень служения закону и обществу, но в первую очередь – как к источнику дохода, к разновидности бизнеса. С таким отношением молодого пополнения в равной степени сталкиваются право­охранительные системы как развитых зарубежных стран, так и стран СНГ. По данным российских исследователей, около 1/3 молодого пополнения, придя в милицию после неудачных попыток заняться предпринимательской деятельностью, сохраняет отношение к гражданам как к объекту возможного обогащения. Одновременно у данной категории сотрудников сохраняется установка на быстрое и легкое получение денег, приобретение дорогих вещей, сибаритство, необязательность и безответственность в делах.340 Очевидно, что подобное отношение к службе в ОВД имеет значительный криминогенный потенциал, поскольку альтруистические идеи не столько отодвигаются, сколько полностью заменяются потребительско-гедонистическими интересами.



Такое положение не может и не должно считаться нормальным. Даже в современных западных государствах, где гедонистические ценности потребительской морали являются сегодня приоритетными в процессе трансформации деятельности государства, не оспаривается тот факт, что идеология либерализма не должна являться единственной духовной парадигмой современного мира.

Примером тому является постепенная трансформация философии экзистенциализма – одной из ведущих философских доктрин второй половины ХХ в. Изначально провозгласив наивысшей человеческой ценностью личную свободу индивида, различные философские направления внутри экзистенциального подхода с течением времени пришли к необходимому уточнению, что смысл человеческой жизни состоит вовсе не в освобождении индивида от влияния общества, а в социальном служении ему. Работы Э. Фромма и В. Франкла дополнительно акцентировали внимание на персональной ответственности каждого человека перед самим собой и обществом за осуществление уникального смысла своей жизни.341 Подобные изменения проложили дорогу основам корпоративной этики и позволили даже говорить о замене традиционного экзистенционализма идеологической концепцией сервизма (от английского «serve» – служить).342 В отличие от либерализма, сервизм видит главной ценностью жизни человека в служении обществу, в подчинении своего индивидуального развития, личной свободы и счастья интересам государства, благополучия общества или других социальных институтов. Именно так человек реализует свое общественное предназначение и достигает высшей точки своего личного развития как существо общественное. Лучшим подтверждением правоты своей концепции приверженцы сервизма считают многочисленные факты совершенно искренней и бескорыстной благотворительной деятельности со стороны людей, достигших вершин финансового успеха.



Очевидно, что основные идеи сервизма по своему духу как нельзя более близки идеям, прежде всего, государственной службы, требующей от индивида самоотверженности, бескорыстия и подчинения личной выгоды общественным ценностям. Сегодня, конечно, никто не собирается прямо следовать идеям Платона, считавшего, что в идеальном государстве воины (стражи) должны вести аскетический образ жизни, не прикасаться к золоту и серебру, не иметь собственности и т.п.343 Однако идеология правоохранительной деятельности, несомненно, зиждется именно на общественно-альтруистических ценностях. Правоохранители, действуя, по сути, в интересах народа (налогоплательщиков), в отличие от предпринимателей не имеют морального права руководствоваться соображениями максимальной прибыли, поскольку работают ради общественного блага. Поэтому и в сознании сотрудников правоохранительных органов, независимо от вида государственного режима, всячески должна развиваться, прежде всего, просоциальная, а не прагматическая, эгоцентрическая направленность.

Проблема заключается в том, сумеет ли государство в идеологической сфере поддерживать паритет между идеями сервизма и либерально-гедонистическими ценностями? На практике решение данной проблемы лежит в рамках создания системы социальной защиты (льготные кредиты, пенсионное обеспечение, бесплатное обучение, дополнительные пособия) и материальной поддержки государственных служащих, обеспечивающей их моральное удовлетворение работой и препятствующей оттоку кадров в негосударственный сектор экономики. В общественном сознании при этом активно поддерживается идея, согласно которой одинаковым уважением должны пользоваться как успешные бизнесмены, так и честные бескомпромиссные государственные служащие, в том числе и полицейские.

Сегодня успехами в этой области могут похвастать далеко не все развитые индустриальные страны. И положение дел в украинском обществе, с учетом сказанного, выглядит пока не в пользу государственных институтов. Противопоставляя идею служения обществу идее личного обогащения и свободы, органы внутренних дел в настоящее время изначально проигрывают, поскольку безупречное выполнение долга в большинстве своем не подкрепляется ни достаточными материальными благами, ни ощутимым уважением со стороны общества.

Именно поэтому, по мнению автора, процесс противодействия общераспространенной либерально-потребительской идеологии и принципов сервизма, на которых зиждется суть правоохранительной деятельности, следует выделить в качестве основного криминогенного фактора, действующего в социально-психологической сфере.



4.2.4 Социально-психологические факторы


Органы внутренних дел в условиях отсутствия государственной идеологии сталкиваются не только с отсутствием четкой системы нравственных критериев, на которые должны опираться сотрудники при решении неоднозначных служебных ситуаций. Немалую роль в создании и развитии ситуаций нарушения сотрудниками требований закона играет негативное общественное мнение о правоохранительных органах. Частично это объясняется недостатками самой правоохранительной системы и личными качествами отдельных сотрудников, многочисленными фактами злоупотреблений, ставших предметом общественного внимания.

По этой причине замеры общественного мнения достаточно последовательно демонстрируют эволюцию недоверия различных категорий населения к возможности соблюдения законности органами внутренних дел. Только в период с 1993 по 1996 гг., индекс представления населения о коррумпированности милиции вырос в 1,5–2 раза (табл. 29)344

Таблица 29

Результаты опроса населения о степени коррумпированности милиции



Социальные группы

Уверены, что от милиции можно

откупиться в случае совершения

любого преступления





1993 г.

1996 г.

Рабочий

28

42

Работник сельского хозяйства

27

36

Служащий с высшим образованием

21

35

Служащий без высшего образования

18

41

Предприниматель

29

51

Учащийся

27

35

Пенсионер

18

26

Служащий правоохранительных органов

19

23

Безработный

0

34


Многочисленные социологические исследования ученых Национального университета внутренних дел отмечают также невысокий уровень доверия к милиции со стороны населения. В среднем, доверие к сотрудникам ОВД испытывают только 27% респондентов, в то время как 47% опрошенных милиции не доверяют. При встрече с сотрудниками правоохранительных органов граждане испытывают, прежде всего, настороженность (43% респондентов) и недоверие (43%). Положительные эмоции доверия и уважения в отноше­нии сотрудников ОВД встречаются только у 9-12% опрошенных.345

В общественном сознании милиция представляется крепкой силовой и организованной бюрократичной структурой, которая одновременно отягчена корыстолюбием, волокитой, закрыта и черства в отношении рядовых граждан. И если в Германии полиция занимает второе место по авторитету среди населения, то по данным МВД Украины, милиция в иерархии авторитетов занимает предпоследнее 18 место.346 Даже ведомственные замеры общественного мнения, проведенные МВД Украины отмечают, что 62% респондентов уверены в распространенности среди милиционеров взяточничества и коррупции.347

Сами сотрудники ОВД также отмечают отчужденное и негативное отношение к ним со стороны граждан, находящихся вне сферы их служебной деятельности. В собственных исследованиях автора на этот факт указали практически все опрошенные сотрудники ОВД. Большая часть из них (60,3%), сталкивается во внерабочее время с негативным отношением граждан 1–2 раза в месяц. Для 28,2% респондентов это имеет место 1–2 раза в неделю и 11,5% сотрудников встречаются с таким отношением каждый день.

С другой стороны, нельзя не учитывать тот факт, что одновременно с процессом либерализации общественного сознания на рынке культурных ценностей активно завоевывала свое место криминальная субкультура, популяризуя противозаконные способы обогащения и эффективность жизненной карьеры с опорой на «понятия», а не на букву закона. Результатом такой экспансии явилось повышение уровня терпимости населения к асоциальным нормам поведения. Исследователи также отмечают тот факт, что среди населения стала пользоваться популярностью дружба если не с «вором в законе», то с каким-либо преступным «авторитетом». Разбой и грабеж в отношении состоятельных граждан начал восприниматься значительной частью населения не как преступление, а как своего рода «справедливое возмездие» за высокое социальное положение.348

Трансформация ценностно-трудовых ориентаций молодежи также привела к падению престижности государственной и воинской службы, повышению степени отчуждения между милицией и гражданами. Подобной трансформации способствует то обстоятельство, что полученное образование сегодня вовсе не служит гарантом подъема по социальной лестнице и не обеспечивает перехода в вышележащий социальный слой, являясь лишь условием для занятия определенного положения. Такие ценности, как вознаграждение за труд, признание, престиж, компетенция и ответственность наполняются новым содержанием. Поэтому предпочтение отдается профессиям, предполагающим быстрый успех и обогащение – бизнесу, менеджменту, прикладной экономике, юриспруденции, выдвинувшимся на передний план в силу экономической трансформации. Одновременно стали престижными профессии, вообще не предполагающие систематического обучения – персональная охра­на, стрип-шоу, коммерция любого масштаба.

Исследование Н.А. Ляшенко, проведенное среди юношей и девушек различных областей Украины, показало, что уже в 1994 г. практически пропал интерес к таким популярным ранее профессиям, как учитель и медработник – их место заняли профессии, связанные с коммерческой сферой. Наиболее престижными стали профессии юриста (81,2% предпочтений опрошенных), бизнесмена (68,3% предпочтений), дипломата (51,8%), экономиста (50%), программиста (40%). К менее престижным стали относиться профессии инженера (6,2%), ученого (5,8%), офицера (5,3%).349

Немалое значение на престижность службы в органах внутренних дел оказывают и присущие ей отрицательные факторы, среди которых ряд авторов указывает, прежде всего, на:

– значительные переработки во времени;

– неупорядоченность рабочего дня, невозможность планировать досуг;

– недифференцированность оплаты за различные виды труда;

– неустойчивость должностного положения;

– большие нагрузки во время работы;

– характер самой работы;

– риск и опасность в процессе работы;

– необходимость оперативного принятия самостоятельных решений.350

Подобная картина отчасти приближает наше общество к западному пониманию престижности профессий, где труд полицейского, хотя и пользуется уважением, однако редко оценивается как престижный, творческий и интеллектуальный. Если обратиться к различным шкалам профессионального статуса, построенных с точки зрения уровня интеллекта, необходимого для удовлетворительного занятия профессией, то правоохранительная деятель­ность занимает в них стабильные средние уровни иерархии (табл. 30)351

Таблица 30

Распределение профессий в зависимости от необходимого уровня интеллекта (по П. Сорокину)


Необходимый индекс интеллекта

Перечень профессий

0 – 4,29

Случайная работа, странствующий рабочий, сбор отбро­сов, ремонтники, простой крестьянский труд, работа в прачечной

5,41 – 6,93

Водитель, разносчик, сапожник, парикмахер

7,05 – 10, 83

Ремонтник широкого профиля, повар, фермер, строитель, полицейский, почтальон, каменщик, водопроводчик, ков­ро­вых дел мастер, гончар, портной

10,86 – 16,28

Детектив, клерк, служащий транспортной компании, прораб, стенографистка, библиотекарь, медсестра, редак­тор, учитель начальных и средних классов, фармацевт, преподаватель вуза, проповедник, врач, инженер, артист, архитектор

16,58 – 17,5

Оптовый торговец, инженер-консультант, администратор системы образования, врач, журналист, издатель

17,81 – 20,71

Профессор университета, крупный бизнесмен, великий музыкант, общенациональные официальные лица, выдаю­щийся писатель, видный исследователь, талантливый изобретатель


Происходящая трансформация социальных отношений не достигает уровня, свойственного глобальным общественным потрясениям (революция, гражданская война, оккупация либо утрата государственности) и потому криминогенная роль социальных процессов для исследователей не всегда представляется очевидной. Тем не менее, непосредственная детерминирующая связь между состоянием соблюдения законности в правоохранительных органах и социальными трансформациями в современной Украине прослеживается достаточно определенно.

В первую очередь следует отметить, что сформировавшиеся социальные институты – семья, система образования, политические партии, армия, полиция, церковь – в условиях стабильного общества способны самостоятельно осуществлять селекционную функцию по отбору кандидатов в свои ряды. В условиях же существующего переходного периода дисфункция в системе социальных институтов сопровождается попаданием в их структуру людей случайных, не отвечающим требованиям нормального функционирования системы. К сожалению, Украина не избежала случаев, когда в верхние эшелоны власти попадают люди с крими­нальным прошлым, экономическая элита формируется с участием представителей теневой экономики, а среди правоохранителей вскрываются факты коррупции и общеуголовных преступлений. Поэтому мы можем с полным основанием отнести селекционную дисфункцию социальных институтов в разряд социальных детерминант преступности среди сотрудников милиции, непосредственно определяющей состояние дисциплины и законности в системе органов внутренних дел.

Постепенное снижение социального статуса милиции закономерно вызывает попытки со стороны министерства внутренних дел если не восстановить прежний, то хотя бы удержать существующий пакет социальных льгот, привилегий и гарантий, что в условиях меняющейся политической конъюнктуры является делом сложным и проблематичным. Многие руководители ОВД Украины вынуждены сегодня участвовать в политической жизни государства, пытаясь таким образом на различных уровнях решить проблемы социальной защищенности личного состава и компенсировать своей политической активностью недостатки в деятельности государственного аппарата. Напомним, что и «Декларация о полиции», принятая Советом Европы в 1979 г. прямо указывает, что «…профессиональные, психологические и материальные условия, в которых полицейский должен выполнять свои обязанности должны защищать его честь, достоинство и беспристрастность».352

Однако подобная ситуация, при которой нарушается суть прин­ципа деполитизации органов внутренних дел, зачастую приводит к их изолированности от общества, способствует бесконтрольной деятельности сотрудников, формирует среду, благоприятную для совершения правонарушений. События 2004 г. в Мукачево показали, насколько неоднозначно может быть оценена обществом работа милиции при подозрении ее в политической заангажированности.353

4.2.5 Политико-оценочные факторы


Влияние факторов политического порядка на состояние законности среди сотрудников милиции наиболее наглядно прослеживается на примере критериев, использовавшихся государством при оценке деятельности правоохранительных органов. Советская доктрина, требовавшая от работников каждой отрасли подтверждения неоспоримых преимуществ социалистического строя, надолго определила показатели зарегистрированных и раскрытых преступлений в качестве основных критериев работы органов внутренних дел. При этом упорно не обращалось внимания на многочисленные служебные правонарушения, совершавшихся единственно с целью поддержания коэффициента раскрываемости на требуемом неестественно высоком уровне. По сути, оценочные критерии советского времени отчасти выступали одновременно и как детерминанта преступности среди личного состава ОВД.

Официальные успехи советского государства в борьбе с преступностью выгодно контрастировали с гораздо более скромными показателями раскрываемости преступлений наших западных коллег. По данным 1980-1995 гг., средний уровень раскрываемости зарегистрированных преступлений составлял в Австрии – 45%, Бельгии – 20%, Великобритании – 30%, Германии – 50%, Италии – 17%, Канаде – 47%, Нидерландах – 20%, Норвегии – 20%, США – 22%, Финляндии – 75%, Франции – 40%, Швеции – 40%. Несколько выше – на 10–15% была раскрываемость таких опасных преступлений, как преднамеренное убийство и изнасилование.354

Тем не менее, столь низкие, с точки зрения советской правоохранительной практики, показатели не служили поводом для ухуд­шения имиджа полиции. Проведенный в начале 1990-х гг. опрос граждан 12 государств Европейского Сообщества показал, что первое место по шкале доверия граждан занимает именно полиция – 70%, опережая Европейский Союз – 59%, вооруженные силы – 58%, систему образования – 56%, церковь – 54%, телевидение и радио – 53%, систему социального страхования – 49%, местную власть – 47%, парламенты – 43%, прессу – 38%, международные компании – 37%, профсоюзы – 36%, и индустрию рекламы – 24%.355

После событий 1991 г. и деполитизации органов внутренних дел сохранение старого оценочного аппарата в деятельности МВД Украины можно объяснять как инерционными процессами, так и несогласованностью политики государства, в силу чего показатель раскрываемости преступлений служил уже не столько для внешнеполитических потребностей, сколько для поддержания имиджа сильной исполнительной власти в глазах собственного народа. До недавнего времени представители политической элиты не без оснований полагали, что высокие показатели в работе органов внутренних дел служат их своеобразным политическим капиталом и обеспечивают доверие народа.

Сегодня постепенно приходит понимание того, что авторитет власти в области противодействия преступности зависит не столько от показателей раскрываемости, сколько от доверия к милиции как к защитнику индивидуальных и общественных интересов, подчинения силовых структур правовым нормам, принимаемым на основе открытой процедуры и состязательности между различными политическими силами, представленными в парламенте и находящимися под общественным контролем.



Сказанное вовсе не мешает многочисленным политическим партиям продолжать дискуссии о роли и месте милиции в современном украинском обществе. Отсюда вытекает существующее в правительстве и парламенте многообразие подходов относительно широты полномочий, уровня самостоятельности и независимости милиции, условий ее финансирования, кадрового обеспечения и социальной поддержки. Этим же обстоятельством объясняется и неопределенность статуса органов внутренних дел в системе исполнительной власти, что отрицательно сказывается на стратегии их ведомственного развития, приводит к непродуманным реформаторским экспериментам, ухудшающим в целом состояние законности в подразделениях милиции.

Заметную роль в криминализации действий милиции играет и склонность политических руководителей решать проблемы внутренней политики преимущественно силовыми методами. Сложная ситуация в АР Крым несколько раз была доказательством тому, что попытки сделать милицию заинтересованной стороной в решении национального вопроса неизбежно приводит не только к активному противодействию со стороны татарского населения, но и продуцирует проблемы соблюдения объективности и беспристрастности.356



4.2.6 Организационно-управленческие факторы


К указанным детерминантам общего порядка непосредственно примыкают и криминогенные факторы организационно-управленческого плана, поскольку существующая сегодня система правоохранительных органов является несовершенной как по структуре, так и функционально. Она создавалась еще во времена СССР и не была своевременно заменена институтом полиции, а под влиянием самых разнообразных факторов проходит путь длительной трансформации в органы правопорядка правового государства. Так, например, в результате обострения политической ситуации в отдельных регионах подразделения милиции были выведены из-под контроля местной власти, а сращивание отдельных видов преступности способствовало созданию целого ряда новых служб милиции – подразделений УБОП, УБНОН, экологической милиции, налоговой милиции и т.п.

Неоднозначность в оценке задач и функций ОВД со стороны государства вызывает не только указанные выше затруднения в оценке эффективности их служебной деятельности, но, как следствие, препятствует разумной организации и планированию оперативно-следственной работы. В условиях хронической перегрузки системы правоохранительных органов сбои в организационно-управленческой сфере несут разрушительный эффект для формирования нормальной рабочей атмосферы, формирования устойчивых этических основ профессиональной деятельности, способствуют проявлению небрежности, халатности и нарушений законности со стороны рядовых сотрудников.

К детерминантам организационно-управленческого характера относятся также недостатки судебной практики. Анализ судебной практики, проведенный автором, показывает, что качество досудебного следствия в отношении сотрудников милиции, совершивших преступления, остается на недостаточно высоком уровне. Имеют место случаи, когда проверка сведений о преступлениях сотрудников милиции перепоручается работниками прокуратуры должностным лицам ОВД, у которых правонарушители находятся в непосредственном подчинении. Многочисленны случаи нарушений сроков проведения следствия, процессуальных подлогов, фальсификации оснований прекращения следствия, необоснованной волокиты при проведении дополнительного расследования. Далеко не всегда в отношении подсудимых избирается содержание под стражей, невзирая на достаточные к тому основания. При назначении наказания суды не всегда правильно назначают дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности, крайне редко применяют лишение специальных званий.

Ряд судов сознательно назначает более мягкое наказание сотрудникам милиции, не соответствующее тяжести совершенного преступления и личности осужденного. По результатам 1998 г., например, только половина осужденных сотрудников милиции была приговорена к лишению свободы, к остальным была применена ст. 44 УК Украины. В своем ежегодном докладе 2005 г. Уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Н. Карпачева также отметила, что подобная судебная практика подрывает эффективность действий правительства по установ­лению приоритета законности в деятельности ОВД, поскольку в подавляющем большинстве случаев правонарушители получают не реальные наказания, а условные с испытательным сроком .357

Анализ архивных материалов за 2000–2003 гг. относительно осужденных сотрудников ОВД позволил нам реконструировать общее соотношение количества человек, проходящих различные стадии уголовного процесса. Так, если принять первоначальное количество сотрудников, в отношении которых были возбуждены уголовные дела за 100%, то к моменту вынесения приговора их число сократилось до 82% (рис. 24).

100%


: files
files -> Детская стоматология
files -> Лекция №1. «Введение. Анатомо-физиологические аспекты органов ротовой полости и их особенности у различных видов животных»
files -> Стоматология
files -> Стоматология
files -> Учебный план дополнительной профессиональной программы повышения квалификации «Стоматологическая помощь населению»
files -> Учебно-тематический план дополнительной профессиональной программы повышения квалификации «Стоматологическая помощь населению»
files -> Терапевтическая стоматология


1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   39


База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница