Федеральное государственное бюджетное


ГЛАВА 1. ИСЛАМ В КИТАЕ В ЭПОХУ ПРАВЛЕНИЯ ДИНАСТИИ ТАН (618-907 ГГ.) И СУН (960- 1279 ГГ.)



страница2/6
Дата13.09.2017
Размер4,63 Mb.
1   2   3   4   5   6

ГЛАВА 1. ИСЛАМ В КИТАЕ В ЭПОХУ ПРАВЛЕНИЯ ДИНАСТИИ ТАН (618-907 ГГ.) И СУН (960- 1279 ГГ.)

1.1 ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ АРАБСКОГО ХАЛИФАТА И ТАНСКОГО КИТАЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ


Специфика исследования иностранного учения в Китае, на наш взгляд, предполагает владение знаниями об общей политической и религиозной ситуации, не только в самом Китае, но и на Ближнем Востоке, поэтому, прежде чем начать исследование истории ислама в Китае, считаем, необходимым представить краткое описание истории развития раннего ислама на Аравийском полуострове и указать важные даты, необходимые для дальнейшего сравнительно- исторического и культурологического анализа.

Аравийский полуостров – сердце мусульманского мира. Согласно традиции, будущий реформатор и основатель ислама Мухаммед родился в Мекке в 570 или 571 г., происходил из рода Хашимидов, принадлежал к племени курейшитов, во владении которого находилась Мекка.1 После брака на знатной и богатой вдове Хадидже, Мухаммед обрел материальную обеспеченность и возможность проводить свободное время среди последователей монотеистических религий: иудеев и христиан. Среди них Мухаммед пришел к убежденности в единобожии и пониманию того, что люди получают откровения от Бога через пророка, поэтому довольно скоро нарекает пророком себя.2 Согласно преданию, в 609 или 610 году Мухаммед начал проповедовать. Выступая с проповедями, Мухаммед излагал идеи единобожия, учения о божественном откровении, учение о «конце света», «о Страшном суде», об аде и рае и т.д., все эти идеи Мухаммед позаимствовал у иудеев и христиан.3 В конце 610-х годов, жизнь Мухаммеда и мусульман в Мекке стала невыносимой из-за регулярных нападок мекканцев и требования родовых старейшин лишить Мухаммеда покровительства и защиты рода Хашимидов. Тогда Мухаммед принял решение переселиться в соседний город Йасриб (Медина) вместе со своими последователями. В Йасрибе проживали племена аус и хазрадж, питавшие давнюю вражду к мекканским ростовщикам,4 и принявшие участие в борьбе Мухаммеда с мекканцами. Переселение Мухаммеда - хиджра (араб. «прекращать общение (с кем-либо)»; «покинуть (свое племя)»; «переселиться») произошло 20 сентября 622 года. Переселение Мухаммеда легло в основу мусульманского летоисчисления. Начальным днем новой мусульманской эры был принят день 16 июля 622 года.5 Поселившись в Медине, Мухаммед и его сподвижники, продолжили борьбу с мекканской знатью, фактически парализовав торговый путь из Мекки в Сирию через Медину. Все 20е годы VII в. Мухаммед был занят борьбой с Меккой, вплоть до первых чисел января 630 года, когда он с десятитысячной армией вошел в Мекку без борьбы. Кааба была очищена от идолов и стала главным мусульманским храмом- «Заповедная мечеть» (Масджид ал- харам). Это событие сделало очевидным насколько мощным религиозным и политическим фактором стала новая религия ислам. Мухаммед совершил свой последний хадж из Медины в Мекку весной 632 года. 8 июня 632 года Мухаммед преждевременно скончался, не оставив никаких распоряжений на случай своей смерти.6

После Мухаммеда главой мусульманской общины (уммы) был избран Абу Бакр (632-634 гг.). Абу Бакр стал первым халифом (араб. «заместитель», «наместник» пророка). Период деятельности первых четырех халифов стал периодом мощной военной экспансии и обширных арабских завоеваний. Ослабленные многолетней войной Византия и Иран были достаточно быстро завоеваны арабами. В начале 633 года арабы вторглись в сасанидскую Месопотамию под предводительством Муссаны ибн Хариса и взяли г.Хиру. В мае 634 года арабы, возглавляемые Халидом ибн ал- Валидом одержали победу при Уллейсе. Только в середине 30х годов VII века правительство шахиншаха (др.-перс. «царь царей») Йездигерда III (632-651 гг.) перешли к активным действиям в борьбе против арабских завоевателей. В течении 635 года персидский сипахбед (др.-перс. «командующий войсками») Рустам собрал ополчение со всего Ирана и в 636 году выстроил персидское войско, огромную конницу и слонницу с башнями для стрельбы против плохо вооруженных арабов, во главе с командующим Саад ибн Абу Ваккасом, назначенным халифом Умаром. В трехдневной битве при Кадисии в начале 637 года полководец Рустам пал, несмотря военное участие армянских нахараров (владетельных князей). Двор Йездигерда III бежал в Хульван, в горы Загроса. В 637 году была захвачена сасанидская столица Ктесифон.7Последний сасанидский шахиншах обратился за поддержкой в борьбе против арабских завоевателей к танскому императору Тай- цзуну (太宗627- 649 гг.). В таких обстоятельствах известие об арабском завоевании пришло к китайскому двору. Китай в эпоху династии Тан (唐朝 618-907 гг.) вряд ли ощущал серьезную угрозу со стороны Арабского халифата, однако явно проявлял геополитические интересы в Центральной Азии, через которые проходили торговые пути, соединявшие Китай с Самаркандом.8 Более того, обращение за помощью к Тан и участие Китая в разрешении внешнеполитических конфликтов повышало авторитет Китая в «варварской периферии».9 К сожалению, история умалчивает о степени участия Китая в войне Персии против Арабского халифата. Так или иначе в 651 году арабы овладели Хорасаном, Иран пал, завоеванный арабами почти целиком. Арабский халифат расширил свои границы на северо- востоке вплоть до р. Амударья. Йездигерд III бежал в Мервский оазис, где погиб или был убит. В китайских источниках Цзю Тан-шу («Старая история Тан» 舊唐書) и Синь Тан-шу («Новая история Тан» 新唐書) сохранились сведения о судьбе последнего сасанидского шахиншаха.

И-су- хоу (Йездигерд III) был лишен трона и бежал в Тохаристан вместе с сыном и еще тысячью своих приверженцев. В 654 году персидский император был убит в пути арабскими солдатами. Его сын Пэй-лу-су (Пероз), также бежав из Персии в Тохаристан, отправил посольство к Танскому императору, чтобы информировать его о своих трудностях. Император Гао- цзун (高總 650- 683 гг.) согласился отправить армию на борьбу с арабами. В 661 году Пероз вновь обратился за помощью к Китаю, говоря о том, что арабские войска вновь вторглись в Персию и он просит прислать войска ему на помощь. Однако, вскоре после нескольких китайских посольств в Сейстан (современная ирано- афганская граница), город- крепость Зарандж, где, по всей видимости находился Пероз, был разрушен арабами. После этого события, согласно китайским источникам, Пероз, лишившись своей империи, прибыл лично к китайскому двору в период с 670 по 674 и Гао-цзун даровал ему титул. Пероз умер в Китае, однако его сын Ни-не- ши (Нарсенх) продолжил службу при китайском дворе.10Таким образом, в китайских источника, считалось, что последним иранским правителем был не Йездигерд III, а Нарсенх, вероятно, речь идет о Нарсенхе - великом шахе Армении (к.V – н.VI вв). Тем не менее, последний сасанидский шахиншах действительно был убит, однако не арабскими солдатами, как говориться в китайских источниках. Большинство рассказов сводится к тому, что Йездигерд III, прибыв в Мерв и оставшись один, без армии, нашел убежище на берегу реки Мургаба, где его убил мельник, прельстившись богатствами шахиншаха, а тело сбросил в реку. Позднее тело обнаружили христиане и мервский епископ (или митрополит) Илия захоронил последнего сасанидского царя царей.11 Сасанидский Иран прекратил свое независимое существование в 651 году. Однако, в китайских источниках по-прежнему упоминались посольства в государство Босы (波斯 Персия), даже после падения Сасанидского Ирана. В Центральной Азии при арабах существовало несколько государств, обладавших полунезависимым статусом, что было наследовано от Сасанидов. За VIII век около десятка посольств было направлено из Китая в эти центральноазиатские государства. С этого времени, понятие Босы обрело более широкий смысл.12



После окончательного покорения сасанидского Ирана в 651 году, арабские войска вышли к правобережью Амударьи (Мавераннахр). Мусульманские наместники Хорасана, располагавшиеся в древней крепости г. Мары (перс. Мерв), регулярно совершали набеги на области Тохаристана, Хорезма, Согда, Чаганиана, Хутталяна. Эти военные набеги были спорадичны и плохо организованны, скорее напоминали разбой. Однако, такое положение изменилось с утверждением в 705 году халифом Валидом бен Абдумаликом (705-715 гг.) в качестве наместника Хорасана талантливого Омейядского военачальник Кутайба бен Муслим ал- Бахили (705- 715 гг.).13 В период с 713 по 717 гг. генерал Кутейба приближался к северо-западным границам Китая, однако это не привело к масштабному противостоянию, но было упомянуто исламским историком ат- Табари (839- 923 гг.) и зафиксировано в «Старой истории Тан» ( 舊唐書).14 Генерал Кутейба увел войска в степи современного Казахстана, где ислам начал распространяться среди тюркских племен.

Крупным и единственным противостоянием между войсками Арабского халифата и Танского Китая была битва у реки Талас (Тараз), произошедшая в июле 751 года. В основном предпосылки к возникновению конфликта можно объяснить столкновением геополитических интересов Китая и халифата. Рассмотрим подробнее действия Китая в Центральной Азии в эпохи правления династий Суй (隋朝581- 618 гг.) и Тан (唐朝618- 907гг.), которые в конечном итоге привели к битве у р. Талас.

В самом начале VII века с распадом крупнейшего азиатского государства Тюркского каганата (552-603 гг.),15в Центральной Азии образуется сильная геополитическая раздробленность, состоящая как из крупных государственных объединений- Западно- тюркский и Восточно- тюркский каганата- так и из полунезависимых феодальных владений таких как: оазисы Хорасана, Сейстана, Хорезма, Тохаристана, Согдиана, Чача, Ферганы. Западнотюркский каганат (603-704 гг.) «Он ок эли» («Государство десяти стрел»), практически сразу после образования увяз в межплеменных войнах и династийных распрях (637-657 гг.), поэтому новообразованное государство было слабым, не обладало авторитетом у правителей оазисных городов- государств, а также практически не могло сопротивляться внезапно напавшим войскам Танского Китая в Восточном Туркестане (618- 907 гг.).16 На протяжении всего существования Тюркского каганата (552-603 гг.) северокитайские царства Северная Чжоу (北周557—581 гг.) и Северная Ци (北齊550—577 гг.) были вынуждены выплачивать степнякам дань, в основном шелком, которым каган задабривал аристократию. Однако, после объединения Китая под властью Суй (隋朝581- 618 гг.) выплаты прекратились и Тюркскому каганату пришлось выбирать новые стратегии сожительства с усилившимся соседом: на востоке каганата аристократия объединилась и эксплуатировала китайские ресурсы; западная часть каганата получала доходы от торговли шелком и сбора налоговых выплат. Этот раскол вызвал конфликт между амбициозными членами кланов Ашина: среди них наиболее влиятельными были семьи Торэмен, Шету, Кара- Чурин Тюрк, Чулохоу, все они владели уделами в разных частях государства и активизировались в борьбе за власть над всем каганатом.17 Китай, реализуя политику «разделяй и властвуй», поддерживал разных князей из Ашана, тем самым провоцирую тюркскую аристократию продолжать борьбу. После распада в 603 году единого Тюркского каганата и образования Восточно- тюркского каганата, китайцам, с помощью щедрых даров, удалось сделать главой государства марионеточного кагана Жангара (Тули- хана), после чего, каганат стал дробиться на еще большее количество отдельных конфликтующих территорий, руководимых местной аристократией. Таким образом, императоры Суй успешно реализовали стратегию «расправы с варварами руками других варваров». Сама же тюркская аристократия признавала, что именно из-за подстрекательства и провокаций со стороны Китая тюрки утратили сплоченность, а страной руководили «неразумные» и «трусливые» правители, которых насадили китайские императоры.18 Внутренний конфликт в каганате связывали с перепроизводством аристократии и ростом числа уделов, а также с зависимостью элиты от китайского образа жизни. В 618 году происходит смена правящего китайского дома и к управлению государством приходит основатель династии Тан- Ли Юань (李淵) - император Гао- цзу (高總618-626 гг.). Оказавшая сопротивление элита Суй, поддерживаемая Восточно- тюркским каганатом, бежала в степи к тюркам туцзюе. Позднее, главы Восточно- тюркского каганата, разрушаемого изнутри восстаниями уйгурских племен (токуз- огузски), также, были вынуждены бежать в степь и осесть в государстве Гаочан (高昌). Император Тай- цзун (太宗627 - 649 гг.), готовясь к наступлению и завоеванию Гаочана, надумано обвинил его правителя в укрывательстве суйской аристократии, не присягнувших Тан. Выступление китайских войск против племен туцзюэ было успешным, значительная часть членов Суйского императорского дома была захвачена, остальная нашла убежище в Гаочане.19 Уже в январе 640 года военачальник Хоу Цзюньцзы захватил Гаочан используя конные отряды Восточно- тюркских воинов из племени туцзюе. После этого события конницы кочевников регулярно, следующие 20 лет, использовали танские власти в качестве эффективной ударной силы. На месте Гаочана в Турфанском оазисе (сов. кит. пров. Синьцзян) появился округ Сичжоу, которому были подчинены 5 подведомственных уездов (сов. уезды Турфан и Шаньшань) с центром в г. Цяньтин (Караходжо). С 642- 644 годы были завоеваны следующие центральноазиатские оазисы: Куча (Гуйцы), Хотан (Юйтянь), Карашар (Яньци), Кашгар (Шулэ)20 и города- государства Восточного Туркестана.21 Танские войска продолжали продвигаться вглубь Восточного Туркестана, приближаясь к владениям Западного каганата (603-704), возглавляемого Эльбильге Ышбар джабгу-каганом (642 – 651 гг.). Однако Эльбильге Ышбар джабгу-каган не сумел объединить государство и остановить надвигавшиеся китайские войска. Одним из немаловажных обстоятельств было и то, что один из тюркских вождей Ашина Шоболо- хан Хэлу (Халлыг- хан) вместе с племенами чуюэ и чуми переметнулись на сторону Тан и в 646 году сыграли решающую роль в захвате стратегического района Бешбалык (Бэйтин), на территории которого был создан округ Тичжоу «округ подавления» 22 - «цзими».23

В ходе военной кампании 652- 657 гг. танские военачальники вновь, используя подстрекательную тактику попытались спровоцировать агрессию тюркских племен друг против друга. Некогда дружественный китайским правителям Ашина Хэллу- каган был вынужден вести войну на два фронта, пока неожиданно на западных «десятистрельных» тюрок не напали карлуки, предводимые правителем Тохаристана Чженчу-джабгу. Предводитель «десятистрельных тюрков» Ышбар- каган разбил карлуков и перебросил свою армию за Амударью в долину р. Или, где несколько раз разбил танскиую армию, тем самым остановив продвижение китайцев в Центральную Азию. Решающее сражение с тюрками произошло в 656 году. Император Гао-цзун (高宗628-683) принял два стратегически важных решения: назначил главнокомандующим китайскими войсками талантливого военачальника Су Дин-фан, и призвал на помощь в борьбе с тюрками конные уйгурские войска. Бой состоялся в 656 году на р. Или, Су Дин- фан измотал противника, а когда тюрки остались без сил, после серии неудачных атак, наголову разбил их свежим подкреплением уйгурской конницы. Отступающие племена нушиби и дулу сдались китайцам без боя. В 657 году была захвачена последняя ставка Ашина Хэллу- хана. На захваченных землях были созданы округи Цзими чжоу («Округи подавления») Сичжоу и Тинчжоу. Округу Сичжоу подчинялись 5 подведомственных уездов, округу Тинчжоу – 3 уезда. В уездах располагались военные гарнизоны, чиновничьи должности в уездных учреждениях занимали китайцы, присланные из центра. При Тан, в практике административно- территориального управления, предполагалось создание малых округов (сяо чжоу), уездов (сянь), наместничеств (духуфу), управления дуду (тутукства). Танские власти, так же, учредили два марионеточных каганата, во главе которых были два выходца из восточно- тюркской аристократии: Ашина Мише, управлявший землями племени дулу и Ашина Бучжень, которому вверили земли нушиби. Два кагана ненавидели друг друга, поэтому Китай исключал возможности их объединения. При этом, многочисленные тюркские племена объединялись вокруг каганатов, что предотвращало стихийное расселение тюрков по Китаю и сколачивание племен уже внутри империи. Дальнейшему распространению геополитического влияния Китая в западном направлении препятствовали тибетцы, внезапно усилившиеся и уже во второй половине VII века, проникшие в Кашгарию. В 670 г. тибетцы захватили многие оазисные города- государства в Восточном Туркестане, тем самым взяв под свой контроль торговые пути. Кроме тибетцев, во второй половине VII века усилились уйгуры, создав Первый Уйгурский каганат (647- 687 гг.), а потом стремительно возродив Второй Уйгурский каганат (687- 745 гг.). Таким образом, справившись с тюркскими племенами и зависимостью от Тюркского каганата, Китаю, все же пришлось бороться с тибетцами, уйгурами и племенами Восточного Туркестана на протяжении ста лет с сер. VII века и почти до конца VIII века.



Суйские и Танские правители реализовывали политику «разделяй и властвуй, уничтожая варваров руками самих варваров»; напрямую способствовали разрушению Тюркского каганат, Западно и Восточно- тюркских каганатов, поддерживая тюркских лидеров, проявлявших сепаратистские настроения. Многие годы Китай боролся с тибетцами, уйгурами и племенами Восточного Туркестана, став самым страшным врагом степняков. В VIII веке Бильге- каган (716- 734), прислушиваясь к своему советнику Тоньюкуку отказался от совершения регулярных набегов на Китай, воздержался от прямых контактов с Поднебесной, проводил изоляционистскую политику и стремился сохранять тюркскую идентичность среди племен, вся внутренняя политика Бильге- кагана выстраивалась на антикитайской риторике.24 Крупные тюркские государственные образования существовали недолго, около ста лет, и за этот период пережили три мощных кризиса, которые в конце концов погубили государственность тюрков. Китайская политика в отношении тюрок была подстрекательной и разрушительной, не без участия суйских и танских властей каганаты слабли, дробились и исчезали с карты Центральной Азии.

Таким образом к началу VIII века, Китай ощущая свое мощное влияние в Центральной Азии не мог не принимать во внимание новую политическую силу- Арабский халифат, армию воинствующих новообращенных, за считанные годы завоевавших территории от Александрии, Каира и Иерусалима до р. Амударьи. Столкновение геополитических интересов Арабского халифата и Танского Китая было неизбежно. Единственное сражение между китайской и арабской армиями произошло в июне 751 года на р. Талас- Таласская битва (怛羅斯會 ) 25- и стало пиком геополитического противостояния в Центральной Азии.

В «Старой истории Тан» (舊唐書) в цзюани 104 и в «Новой истории Тан» (新唐書) в цзюани 135, в описании биографии китайского полководца когуреского происхождения Гао Сяньчжи (или Ко Сонджи) (高仙芝ум. 24 января 756 г.) излагается история о том, что император Сюань- цзун (玄宗712- 755 гг.) направил полководца к ферганскому правителю, по его просьбе, для содействия в расправе над царем государства Ши. Гао Сяньчжи казнил правителя Ши. Сын, убитого царя обратился за помощью к мусульманскому наместнику Хорасана, который направил арабского полководца Зийада бен Салиха ал-Хузаи навстречу китайским войскам в 751г. В это время тридцатитысячная армия Гао Сяньчжи «продвинулась на расстояние 700 ли» (ок. 210-220 км.) навстречу арабам. Столкновение произошло у р. Талас (Тараз). Бой длился пять дней, но китайское войско, атакованное с тыла карлукским племенем, понесло потери и было вынуждено бежать в горы Бе- ши. Гао Сяньчжи с конвоем спасся в горных теснинах.26

Среди арабских источников зафиксировано несколько упоминаний Таласской битвы. Историк Ибн ал- Асира (1160- 1233 гг.) в скомпилированном источнике XIII в. излагает следующую версию битвы. Согласно Ибн ал- Асир ферганский царь, запросил помощи у китайского императора и вместе со стотысячной китайской армией осадил царя Шаша (Чача- Ташкентский оазис). Царь Шаша был вынужден сдаться. Наместник Хорасана Абу Муслим выслал против китайцев армию арабов, во главе с полководцем Зийад бен Салих ал- Хузаи. Столкновение произошло в зу-л-хиджжа 133 г. (в к. июня- н. июля 751 г.). Китайцы понесли крупные потери: убитыми 50 000; пленными 20 000.27

Еще одно арабское сообщение, составленное ученым ас- Саалиби (961- 1038 гг.), настаивает на том, что после победы арабов при Таласе были пленены мастера по производству бумаги и, таким образом, знания о методе производства бумаги распространились в Центральной Азии и на Ближнем Востоке.28

Дополнительные сведения о Таласской битве встречаются еще в двух арабских источника описывающих, но, так как, они представляют для данного исследования не большой интерес, укажем лишь их авторов: рассказы историка Багдада Ибн Тайфура и упоминания в энциклопедии Мутаххара ал- Макдиси29.

Российский историк Большаков О. Г. (1929) реконструирует события Таласской битвы следующим образом. В Мавераннахре произошло всеобщее восстание, во время которого был осажден арабский гарнизон в Таразе (Талас). Абу Муслим послал на помощь осажденным отряд добровольцев, так как армия Зийада бен- Салиха была чем-то занята. По- видимому, в это время к нему, также обратился за помощью сын царя государства Шаша. Абу Муслим оценил вмешательство китайской армии в конфликт слишком опасным, поэтому и послал ей навстречу войско Зийада бен- Салиха. Зийад победил в бою, а Абу Муслим умиротворил Мавераннахр. Отметим, что Большаков О.Г. считает сообщение о взятых в плен мастеров по производству бумаги сомнительным, потому что не ясны причины, по которым ремесленники могли бы оказаться в армии Гао Сяньчжи. Так же, согласно сообщениям ал-Марвази, бумагу производили в Самарканде еще в доисламский период. Однако, важно, что плененные после Таласской битвы китайцы, побывали во многих государствах на Ближнем Востоке, в том числе в Месопотамии, и вернувшись в Китай, составили наиболее ранние сообщения о Ближнем Востоке. Например, один из плененных китайцев попал в Куфу и морем вернулся в 762 году в Китай, о чем были сохранены сведения.30

Сомнение насчет плененных мастеров по производству бумаги разделяют и более современные исследователи, например, в статье «Шелковый путь или Бумажный?» («Silk Road or Paper Road?») профессора Бостонского колледжа Джонатана Блума (Jonathan M.Bloom)31 утверждается, что предположение о том, что мусульмане впервые столкнулись со способом производства бумаги, только после захвата в плен китайских мастеров в 751г- это исторический казус, потому что данное утверждение не имеет фактических оснований. Бумага была известна и производилась в Центральной Азии веками. К примеру, археологами был обнаружен почтовый мешок, с сохранившимися письмами, написанными на бумаге и адресованные согдианскому купцу. Письма датируются 313 годом. Так же известен, архив из 76 писем, оставшихся после убийства одного из последних правителей Самаркандского Согда и Пенджикента (Таджикистан) Деваштича (? – 722 гг.). Письма были составлены на согдианском, арабском и китайском языках и написаны на коже, дереве, бумаге. Письма обнаружили советские ученые на развалинах Калаи- муг.32

Основными итогами Таласской битвы стали:

  1. Определение границ Танского Китая и Арабского халифата. После 751 года началось постепенное ослабление геополитического влияния Китая в Центральной Азии. Постепенно Китай отказался от политики расширения границ на западе. Китай сохранил под своим влиянием стратегически важные города: Куча, Карашар, Хотан, Кашгар и Бэтин в Джунгарии.

  2. Одной из основных задач китайских властей в борьбе за влияние в Центральной Азии было не допущение формирования крупных кочевых образований вдоль западных, северных и южных границ Китая. Однако, во второй половине VIII века Китай от этой стратегии отказался, в результате чего был окружен враждебными тюркскими государствами: Второй Уйгурский каганат (745- 840 гг.), Карлукский каганат (766- 940), Тибет, государство Бохай против которых Китай был вынужден бороться их же руками.33

  3. В результате антиомейядских восстаний (745- 750), вспыхнувших в Хорасане, под руководством Абу Муслима к власти в халифате приходит влиятельных род Аббасидов, формируя новую внешнюю политику халифата. В отличии от Омейядов, Аббасиды не стремились к масштабным завоеваниям на Востоке, одновременно удерживая геостратегический контроль над народами и странами Машрика (Востока). Аббасидские халифы привлекали к управлению подчиненных областей представителей местной знати.34

  4. Некоторые плененные арабами китайцы, бежав, вернулись в Китай и сообщили наиболее ранние сведения о мусульманах и их образе жизни, изучив государство изнутри. Ду Хуан, захваченный арабами в битве при Таласе вернулся в Китай морем только спустя 10 лет. Он достаточно кратко описывает период смены правящего Омейядского дома Аббасидским и отмечает значительное влияние китайской культуры на исламский мир. В энциклопедии стран и народов династии Тан (801 г.) содержится следующее сообщение Ду Хуана об образе жизни арабов: «Изначально арабы были частью Персии. У мужчин высокие носы, черные волосы и бороды. У женщин очень белая кожа. Если женщина выходит на улицу, она покрывает лицо чадрой. Ежедневно, арабы совершают пятикратную молитву Богу (天神). Они носят серебряные кушаки на поясах и подвешивают к ним серебряные кинжалы. Арабы не пьют вина, не исполняют музыку. Каждые семь дней их правитель, восседая на высоком троне произносит речь для них».35

Ду Хуан утверждает, что среди пленных китайцев действительно были мастера по производству бумаги и, возможно, именно после захвата в плен китайцев среди арабов распространилось шелководство: «…говоря о ремесленниках, которые занимаются производством шелка, золотых и серебряных изделий и живописцах, то китайские мастера превосходят арабских. Художники Фан Шу и Лю Тзу из Чанъани, шелководы Юэ Хуан и Лу Ли из Хотунага (Тайюань пров. Шаньси)».36

Так же Ду Хуан сообщает о религиях, которые исповедуют на Ближнем Востоке, среди них ислам, несторианство или христианство. «Если кто-то из тех, кто исповедует ислам (братья, дети, родственники) бунтуют, то они подвергается наказанию, однако не опускаются на колени. <…> Они не опускаются на колени ни перед правителем, ни перед отцом и матерью для выражения своего почтения. Они не верят в духов и призраков и сакрализируют только Небо. Согласно их традиции, каждый седьмой день является выходным, когда они воздерживаются от торговли и других связей, они пью вино и отдыхают до конца дня».37



Таким образом, ранняя история ислама неразрывно связана с историей арабских завоеваний. Продвигаясь на восток арабы в считанные годы расширили границы халифата до р. Амударья. В эпоху правления династии Суй (隋朝581- 618 гг.) и Тан (唐朝618- 907гг.), Китай, в длительной борьбе с тюркскими племенами, расширил зону влияния на многие центральноазиатские оазисы, что стало причиной геополитического конфликта между Арабским халифатом и Танским Китаем, решение которого не могло обойтись без военного противостояния, произошедшего в 751 г. у р.Талас. Несмотря на поражение Китая в битве, мусульмане не продвинулись вглубь китайских земель. Новые Аббасидские правители повернули внешнюю политику государства на запад. Распространённое мнение о том, что знания о производстве бумаги были распространены после Таласской битвы практически не подтверждается историческими фактами, за исключением сообщения пленённого Ду Хуана и арабского ученого ас- Саалиби. Таким образом, подводя некоторые итоги, можно сказать, что мусульмане не проникли в Китай в качестве военной силы или захватчиков. Большинство мусульман, оказавшихся в Китае при Тан были торговцами, проповедниками, беженцами из центральноазиатских стран и наемными солдатами. В следующей части главы мы рассмотрим сохранившиеся сведения о передвижении мусульманских торговцев по торговым сухопутным путям и о первых арабских посольствах при династии Тан.

1.2. ПРОНИКНОВЕНИЕ ИСЛАМА В КИТАЙ ПО ТОРГОВЫМ СУХОПУТНЫМ МАРШРУТАМ

Основным сухопутным маршрутом для передвижения торговцев, миссионеров, проповедников, наемных воинов и авантюристов разного рода был торговый путь через Центральную Азию, соединяющий оазисные города- государства. С сер. XIX в этот маршрут называют Великим Шелковым путем (絲綢之路).38 «Великим», как и «шелковым», этот маршрут сделал немецкий исследователь Фердинанд фон Рихтгофен (1833- 1905 гг.), изучавший угольные месторождения в Китае в 1868- 72гг. и впервые в немецкой литературе предложивший термин «seidenstrasse» (нем. «шелковый путь»).39 Согласно результатам современных исследователей и археологов, Шелковый путь никогда не являлся беспрерывной «дорогой», соединяющей Китай с Римской империей. Вероятно, некоторые путники могли не знать маршрута целиком и нанимали проводников, а торговцы не перемещали огромные караваны, груженные шелком, как об этом принято думать. В Турфане, например, был обнаружен протокол иранского купца, датируемый 670 г., в котором он сообщает, что перевозил всего лишь 275 рулонов шелка на двух верблюдах, четырех быках и одном ишаке.40 Маршрут начинался в китайском городе Дуньхуан (敦煌) и для многих ближневосточных и центральноазиатских торговцев заканчивался в столице Танского Китая – городе Чанъань (长安). Основным торговым партнером Китая была Согдиана с центром в Самарканде, расположившаяся в восточном междуречье Окса (сов. р. Амударья) и Яксарта (сов. р. Сырдарья). Многие документы, найденные археологами, свидетельствуют о том, что большинство иноземных торговцев в Китае были из Самарканда. Исторические и культурные памятники, а также бытовые свидетельства, раскрывающие сведения о жителях Согда в большом количестве сохранились на территории Синьцзян- Уйгурского автономного района (新激維吾爾自治區), вероятно, из-за благоприятного климата. Среди товаров, перевозимых по торговому пути были: пряности, металлы, кожаные изделия, седла, стекло, и даже нашатырь, применявшейся при обработке шкур в качестве присадки к металлам.41 Шелком Китай торговал с конца Чжоу (周朝ок.1050- 256 до н.э.), жадеит из Центральной Азии прибыл в Китай при Шан – Инь (商朝殷代ок.1600-1050 до н.э.), средиземноморская посуда появилась при Цинь (秦朝221-206 до н.э.). В IX в. «исламские» изделия с подглазурной росписью с добавлением кобальта, выполненные в Иране, попадают в Китай, вдохновляя китайских мастеров к развитию бело-голубой керамики. Из Китая чаще всего экспортировалась бумага,42 которая до II в.н.э. использовалась как оберточный материал, например, на одном из обнаруженных археологами древнем фрагменте бумаги были найдены остатки яда, вероятно, принадлежавших какому- нибудь убийце.43 Как мы писали ранее, знания о производстве бумаги были известны в Согде задолго до Таласской битвы 751 г., однако именно в VIII в. бумага и метод ее производства распространяются среди арабов в странах Ближнего Востока, а потом и в Европе через «исламские ворота» на Сицилии, где вплоть до 929 г. существовал Кордовский Эмират, основанный в 756 г. потомком Омейядов Абд ар-Рахманом I. В Европе производство бумаги было налажено только в XIV в.44В древнем мире, практически повсеместно, в качестве предмета для письма использовали папирус или пергамент, которые сворачивали в свиток для безопасного и удобного хранения. Ко времени Арабского завоевания (н. VII- н. X вв.) и распространению ислама, утверждается формат кодекса на западе Азии и на Средиземном море. Первый Коран (651)45 создается в формате кодекса.46

Наибольшей интенсивности и стабильности торговля на Шелковом пути достигла во времена правления династии Хань (漢朝206 г.н.э.- 220 н.э.) и Тан (唐朝 618- 907) с появлением китайских военных гарнизонов в Центральной Азии. Для обеспечения стабильности на торговом пути центральная китайская власть выстраивала гарнизоны вдоль торгового маршрута, содержала солдат, поставляла зерно. При Тан, кроме бронзовых монет, значение валюты приобретают зерно и тафтяной шелк, который китайские власти отправляли в северо- западные области в качестве дотации региона. Рулоны шелка приобретали сами же китайские солдаты, служившие в гарнизонах. Торговля на местных рынках шла оживленно, пока солдаты находились в этих областях, но если император отзывал солдат в центральные районы страны, торговля угасала.47

В VII- VIII вв. окончательно формируется тот торговый Шелковый путь, который исследовали и охарактеризовали фон Рихтгофен, А. Стейн и А. фон Ле Кок. В ранний танский период Шелковый путь становится дорогой изгнанников, бежавших от арабов, несших политические, правовые и религиозные изменения, с большей или меньшей интенсивностью исламизируя Иран и Центральную Азию. Упоминания о беженцах из доисламской Персии (波斯 Босы), неоднократно встречаются в китайских источниках. Китайцы называли их колдунами, астрологами, ювелирами, держателями чайных домов, женщины были танцовщицами.48 Множество беженцев из Сасанидского Ирана оседало в оазисных городах Центральной Азии. В этот период в Центральной Азии сасанидскими ремесленниками активно создается золотая и серебряная торевтика. Готовые изделия продавали не только в центральноазиатских городах, но и в китайских торгово- ремесленных центрах. Эти же персидские изделия и товары распространялись среди тюркских, монгольских племен, совершавших регулярные набеги, походы, захваты. С усилением тибетцев во 2й пол. VII в. и нарастанием контроля над торговым маршрутом, исламские торговцы ищут новые пути достижения Востока, об этом сохранились сведения арабских географов и путешественников. Ибн Хордадбех (820- 912/13 или 885) описал экспедицию Салламы ал-Тарджумана в VIII в., Тамима ибн-Бахра и Абу Дулафа в X в. Об экспедициях сообщает, также, Марвази, Гардизи, некоторые сведения зафиксированы в географическом справочнике «Худуд ал-алам» (982).49 В X- XII вв. на северных границах Китая появляются новые государственные образования: Ляоская и Цзиньская империи, изолировавшие Южно-Сунскую империю (1127- 1279). Это обстоятельство активизирует древние маршруты через Монголию, Алтай, Казахстан, а также внутри- китайский торговый маршрут, открытый Е.И. Лубо-Лесниченко.50 В XIII в. во время монгольских завоеваний Шелковый путь вновь активизируется, так как через него множество воинов, торговцев, чиновников, правителей покоренных областей неоднократно пересекали континент. В XIV- XV вв. происходит угасание сухопутного маршрута ввиду разработки более эффективных морских путей.51

Согласно, последним исследованиям, Шелковый путь никогда не являлся непрерывной дорогой, напрямую соединяющей Китай с Римской Империей. Об этом свидетельствуют археологические данные. На территории Китая до сих пор находили только византийские содиусы,52 датируемые V в. н.э. Наиболее древние византийские монеты, обнаруженные в Китае, датируются 530- 40 гг., однако ни одной римской монеты в Китае так и не нашли.53 Так же на территории Китая обнаружили много поддельных монет, имитирующих золотые византийские деньги, которые, вероятно, использовали как погребальные подношения, амулеты, обереги. Около 50 золотых поддельных монет было обнаружено в Китае в захоронении VI в., сейчас находки хранятся в Британском музее54. На территории бывшей Римской Империи, также не было обнаружено ни одного остатка китайского шелка, который можно было бы датировать Танской эпохой, что говорит об отсутствии стабильных торговых контактов между Китаем и Римской империей. Среди 1000 образцов шелка, обнаруженного в Риме и датируемого VII- VIII вв. только один текстильный образец оказался китайским- это шелк из усыпальницы Серватия Маастрихтского (ум. 384 г.), остальные образцы византийские или индийские.55

Уже в «Исторических записках» «Ши Цзи» (史記109-91 гг. до н.э.) Сыма Цяня (司馬遷145/135- 86 гг. до н.э.) встречается упоминание о Парфянском царстве (安息250 г. до н.э. – 227 г.н.э.) и об Империи Селевкидов (312 г. до н.э.- 64 г. до н.э.) (Ligan/ tiaozhi).56 При Восточной Хань (東漢25- 220 гг.) правитель Хэ- ди (和帝88- 105 гг.) в 97 г. назначил послом в западные земли Гань Ин, который прибыл в Тяочжи (條支), вероятно это Антиохия,57 что свидетельствует о достаточно древних контактах Китая со странами Ближнего Востока, а значит и с арабским миром. Из китайских источников известно, что Китай имел тесный контакт с доисламским Сасанидским Ираном, более 30 посольств было направленно в Китай с 455 по 771 годы. Также сохранились списки товаров, ввозимых в Китай и помеченных как товары из Римской Империи (大秦), среди них были товары из Римской Сирии, Египта, возможно имели арабское происхождение.



Арабо- китайские контакты начались около 651 года с посольством, которое было отправлено халифом Османом в Китай, за которым последовал целый ряд посольств, в том числе, те что были отправлены Ал- Мансуром (753-6) и Харуном ал-Рашидом (798). После первого посольства, последовали десятки делегаций от арабов. Исследователи полагают, что среди членов арабских делегаций было много торговцев, которые представлялись послами, в надеждах выгадать преимущества у императора в торговле в Китае.58

Среди знаний арабов о Китае сохранились наиболее ранние сообщения арабских историков и путешественников Ал- Масуди (896- 956 гг.) и Якуби (ум. 897 или 905 гг.). При составлении записок оба историка руководствовались сведениями о Китае, полученными от персидских миссионеров и через арабо- китайские торговые контакты. Оба источника содержат достаточно неточную генеалогию китайских правителей.59

В «Новой книге Тан» (新唐書) упоминания об арабах появляются только в X веке, однако они основываются на более древних источниках и достаточно точно соответствуют историческим реалиям.60 При Тан арабов называли Даши го жэнь (大食國人), то есть «люди из Арабского халифата». Впервые термин Даши встречается в труде «Описании иноплеменников» (述異記). Исследователь Бай Шоу-и полагает, что слово Даши происходит от персидского «tāzīk», которым персы называли арабов, иранцев (жителей Согда и/ или Парфянского царства). Название Даши го жэнь (大食國人) для обозначения мусульман в китайском языке сохранилось вплоть до периода правления династии Юань (元朝1271- 1368 гг.).61

Приведем несколько источников, в которых сохранились наиболее ранние сведения об арабах, мусульманах в Китае:



  1. В «Новой книге Тан» (新唐書) присутствуют упоминания о персах из государства Босы (波斯) и мусульманах из стран Даши (大食) убитых в результате нападения китайских разбойников на арабов и персов в Янчжоу в 760 г. Это произошло во время бунта 874- 889, в период правления императора Си- цзуна (熹宗 873- 888 гг.). В то же время в Гуанчжоу произошла резня, в которой грабили и убивали мусульман, евреев, христиан и персов.62

  2. В арабских источника (Ahbâr as-Sîn wa l- Hind 851г.) и (Silsilat at-Tawârîh 916 г.) сохранились сведения о Китае, которые оставил арабский торговец Сулейман, торговавший в Кантоне (Гуанчжоу廣州), а также сообщения мусульманского ученого- энциклопедиста Абу Зайда (850- 934), который писал о крупной мусульманской общине, расположившейся в Чанъани (長安) (Сиань 西安).

Сулейман составил «Записи об увиденном и услышанном в Китае и Индии» (中國印度見聞 錄) в 851 г. Вот что он пишет о единственном в танском Китае крупном морском порте: «Кантон…морской корабельный порт и центр арабо-китайской торговли…иногда моряки вынуждены здесь задерживаться на долгое время, ремонтируя корабли и т.д.». Сулейман сообщает, что в Кантоне- центре торговли- есть мусульманин, который разрешает конфликты, возникающие среди мусульман, прибывавших в этот регион. Это право было даровано ему китайским монархом. В дни мусульманских праздников, именно он сопровождает молящихся, проводит хутбу и выражает благие пожелания (желает доброго здравия) правителю всех мусульман. <….> Любые иноземцы в Китае, в том числе и арабы, выплачивают налог на товар, который ввозят. <…> Любой человек в Китае, будь он китайцем, арабом или кем-то другим должен внешне проявлять связь с родом, к которому принадлежит.63

Абу Зайд никогда не посещал Китай, однако весьма достоверно описал восстание Хуан Чао (黃巢874- 884), последние годы империи Тан, а также массовое избиение и убийство торговцев в Кантоне в 758. После этого события большая часть торговли переместилась в г. Ханой (Lung- pien). После 879 года торговля распространяется из Кантона в другие порты. Если верить Абу Зайду мусульманские купцы в Кантоне облагались непосильными налогами, вероятно, поэтому они перебрались в другие китайские города.64



Сообщение о восстании Хуан Чао, написанное Абу Зайдом и датируемое 916 г. (или ранее): «Причиной восстания и свержения власти, закона и порядка, и прекращения всех морских торговых связей с портом в Сирафе (порт в Персидском заливе), из которого выходили корабли, направлявшиеся в Китай, был китайский мятежник, не принадлежащий к правящей династии по имени Бан Шу (Хуа Чао 黃巢). Он собрал и направил войска на Кантон- один из городов Китая, куда прибывают арабские купцы. В 264 г. (по хиджре) (т.е. 878) он, со своим войском, долго держал осаду города. Захватив город, он устроил резню среди его жителей. Человек, который знает об этих событиях, говорит, что 120.000 мусульман, иудеев, христиан и зороастрийцев, которые проживали в городе и занимались торговлей были зарезаны, однако он не упоминал китайцев. Точное число убитых- представителей этих четырех религий известно, потому что китайцы облагали налогами иностранцев, точно в соответствии с их числом. Так же, Хуан Чао приказал вырубить все тутовые деревья. Из-за уничтожения тутовых деревьев был прерван вывоз шелка из Китая в арабские страны. Столица Китая Чанъань была захвачена, император, спасся бегством в г. Моду недалеко от Тибета и основал там свой двор. Хуан Чао стремился увеличить свою власть и ему это удалось: он провозгласил себя императором Китая. Хуан Чао оставался правителем, до тех пор, пока китайский Император не отправил послание правителю тогуз- огузов (уйгуров), который отправил сына с армией против восставших и Хуан Чао был повержен. Китай достиг того же положения, что и Персия, во времена Хосрова II (591- 628) …».65

  1. Мусульманские записи XIV века и китайские книги XVII века настаивают на присутствии мусульман в Китае даже ранее 651 г. Проникновение ислама в Китай в 651 г. кажется слишком ранним и вряд ли соответствует историческим реалиям. Скорее первые мусульмане появляются в Китае при Тан в VIII веке. Исторические и археологические доказательства, обнаруженные в древних мусульманских захоронениях, свидетельствуют о том, что самое раннее обнаруженное захоронение в Гуанчжоу, датируется XI веком, в Чанъани 1127 г. и в Ханчжоу 1281 г. Однако 651 год проникновения ислама в Китай объясняют сами китайские мусульмане, утверждая, что в этот год Абу Ваккас,66 был отправлен халифом Омаром в Китай, для распространения ислама. Именно эта легенда объясняет наличие мемориального захоронения Абу Ваккаса в Гуанчжоу (廣州).67

  2. Еще одно упоминание о раннем переселение мусульман сохранилось в сообщениях арабских историков Марвази (1182) и Ауфи (к. XII- н. XIII вв.). В них содержится предположение о том, что первыми мусульманами- переселенцами, оставшимися жить в Китае были представители шиитской общины алидов,68 спасавшиеся от преследования Омейядов. Легендарная версия гласит следующее: «Недалеко от города (возможно Чанъань) проходит одна из самых больших рек, что существует. В центре этой реки находится огромный остров, а на нем замок, в котором живут потомки халифа Али, которые являются посредниками между китайцами и караванами с торговцами, идущими к ним… Алиды бежали от Омейядов. Они не могут чувствовать себя в безопасности ни в одной исламской стране из-за страха преследования, поэтому они бежали в Китай. Когда правитель Китая узнал об этом, то позволил им остаться. Поэтому в Китае они живут в мире и безопасности и умножают потомство. Они учат китайский язык, от людей, которые их посещают и становятся их проводниками.69 В действительности, такая эмиграция могла бы иметь место в VII- VIII вв. Однако, об этом событии нет никаких упоминаний в китайских источниках. В китайских исторических источниках не существует упоминаний об Омейядах, только об Аббасидах.70

Таким образом, основным сухопутным маршрутом, по которому передвигались торговцы, миссионеры, проповедники, наемные воины, беженцы был торговый путь через Центральную Азию, получивший название Великий Шелковый путь. При Тан (唐朝 618- 907 гг.) торговля на Шелковом пути достигла наибольшей стабильности и эффективности с появлением китайских военных гарнизонов в Центральной Азии. Прямых торговых контактов в ранние годы Тан со странами Даши Китай не имел. Основным торговым партнером Китая было крупное центральноазиатское государство Согд. При Тан основным торгово- ремесленным центром была столица Чанъань и оазисные города- государства, располагавшиеся вокруг пустыни Такла- Макан. Кантон (Гуанчжоу) оставался единственным крупным китайским морским портом. Среди множества товаров, перемещавшихся по Шелковому пути, чаще всего из Китая вывозили бумагу. Прямые торговые контакты со странами Даши были налажены в поздней Тан, ранней Сун, однако в сер.VIII в. торговля на Шелковом пути практически остановилась и арабы начали интенсивно развивать морские маршруты.

1.3. ИСЛАМ В КИТАЕ В ЭПОХУ ПРАВЛЕНИЯ ДИНАСТИИ СУН (960- 1279 ГГ.). МОРСКИЕ ТОРГОВЫЕ ПУТИ

С середины VIII в. значение сухопутного Шелкового пути уменьшается из-за усиления контроля тибетцев над торговым маршрутом, по этой причине с большей интенсивностью развиваются морские пути. Крупнейшим морским торговым портом в Танском Китае был город Кантон (Гуанчжоу 廣州). При Сун развиваются новые портовые города: Нинбо (пров. Чжэцзян), Ханчжоу, Цюаньчжоу. Морской маршрут начинался в Аравийском море, проходил через Бенгальский залив, пролив Малакка и оканчивался в китайских портах: Кантон (Гуанчжоу), Цюаньчжоу, Ханчжоу и Янчжоу.71 В сунском памятнике XII в. «Лин вай дай да» («За хребтами. Вместо ответов.» окон. 1178 г.), Чжоу Цюй- фэй (1135- 1189 гг.) сообщает, что корабли из Гуанчжоу выходили «после середины зимы и плыли с северным ветром. <…> Приблизительно за сорок дней (корабли) доплывают до земли, называемой Лань(у)ли. <…> Живут (там), затем на вторую зиму вновь плывут с северо- восточным ветром. За 60 дней с попутным ветром доплывают до этой страны.72

Сведений о мусульманах в Китае в эпоху династии Сун сохранилось немного. Однако из известных источников, можно предположить, что положение мусульман в Китае при Сун практически не отличалось от того, что было при Тан. Упоминание о странах Даши встречается в труде сунского чиновник и составителя двухтомника «Описание варваров, записки иноземцев» (諸蕃志1225 г.) Чжао Жугуа (趙汝適1170- 1228 гг.). Его работа частично ссылается на труд Чжоу Цюй- фэй (1135- 1189 гг.) «За хребтами. Вместо ответов» (окон. 1178) и во многом основывается на сведениях, которые Чжао Жугуа собрал при личном общении с моряками и торговцами из порта Цюаньчжоу, что позволило ему оставить важные сообщения о морских маршрутах арабов и о жизни мусульман. В своем сочинении Чжао Жугуа описывает страны Даши (大食) , Мекку (麦加 Мацзя), Багдад (白達 Байда) и еще ряд городов и стран.73

Чжао Жугуа пишет следующее:

«Страны Даши пролегают северо- западнее от Цюаньчжоу. <…> Столица Даши «Мисули» (Миср, Египет т.е. Каир). Правитель и народ подчиняются Небу. У них есть Будда, которого называют Масяу (Мухаммед). Каждые семь дней они обрезают свои волосы и ногти. В Новый Год они держат пост целый месяц. <…> каждый день они молятся Небу пять раз».74

Чжоу Цюй- фэй в памятнике «За хребтами. Вместо ответов» приводит описание Мекки: «<…> Это место, где появилось на свет божество Масяу. Есть обитель, в которой жило божество. Стены комнат выложены разноцветной нефритовой об­ лицовкой. Каждый год в годовщину смерти божества правители разных стран Даши направляют людей для того, чтобы поднести в качестве даров и пожертвований драгоценности, раковины, золото, серебро. Хлопок и шелк с тканым узором складывают в его обители. Каждый год из всех стран (Даши) приезжают люди, дабы в его обители исполнить ритуал поклонения. Чиновные вельможи из других стран, невзирая на отдаленность, прибывают на этот рели­гиозный праздник. За обителью находится гробница божества. И днем, и ночью по­стоянно видно свечение. Приблизиться к нему невозможно. Все идущие проходят, закрывая глаза. Если человек на пороге смерти возьмет с поверхности могилы глину (и натрет) ею грудь, (то), как говорят, благодаря действию божественной силы продлит жизнь»75

Из сообщений Чжао Жугуа:

«Страна Байда (白達 Багдад) является огромной метрополией всех стран Даши. Их правитель является прямым потомком Будды Масяу (Мухаммеда) и трон был передан ему по наследству в 29 поколении».76

Дополним сообщение о Багдаде, сведениями из труда Чжоу Цюй- фэй: «Из всех стран Даши, войска ко­торых воюют друг с другом, ни одна не осмеливается нарушать ее границы, поэтому эта страна очень богата. Правитель выезжает под раскрытым черным зонтом с золотой рукоятью, на верхушке кото­рого имеется нефритовый лев. На его спине большой полумесяц из золота, ослепляет глаза подобно (сиянию) звезды».77

Практически ежегодно арабские посольства прибывали в Китай в эпоху правления династии Сун (宋朝 960- 1279 гг.). Во второй половине правления династии Сун (Южная Сун 1127- 1279) и с переносом столицы в Ханчжоу (杭州1127 г.) количество посольств немного уменьшилось, однако торговля через порты в Ханчжоу увеличилась в разы. Большое число посольств свидетельствует о выраженном арабском и мусульманском присутствии в Китае. Мусульманские торговцы прибывали из городов, располагавшихся недалеко от Аравийского моря, например, с территории современного Йемена, через Индийский океан, что стимулировало рост наиболее значимых мусульманских общин в Чанъане на северо- востоке страны; в Кантоне (Гуанчжоу) на юге страны; в Цюаньчжоу на юго- западном берегу Китая. Так же крупная мусульманская община располагалась в городе Янчжоу на северном берегу р. Янцзы (長江).78 Связь и контакты, которые поддерживали мусульмане с исламским миром трансформировались в морские торговые общины,79 которые сделали миграцию еще интенсивнее в VIII- XIII вв. Мусульманские общины росли и распространялись внутри страны, продвигаясь к городам Ханьчжоу и Кайфэн, создавая крупные торговые рынки вдоль Великого Китайского канала (大運河).80

Морем в Китай прибывали не только торговцы. Например, известно, что в 872 году на корабле в Кантон (Гуанчжоу) из порта Сирафа прибыл басриец Ибн Ваххаб аль- Курайши. Он держал путь в столицу Китая- Чанъань, где получил аудиенцию у императора Си- цзуна (僖宗873- 888 гг.). Басриец продемонстрировал императору коллекцию изображений пророков Нух (Ноя), Муса (Моисея), Иса ибн Марьям (Иисус) и Мухаммеда, которые император Си- цзун хранил в шкатулке вместе с изображениями мудрецов Китая и Индии.81

Бай Шоу-и отмечает, что арабские торговцы привозили в китайские города большое разнообразие товаров, среди наиболее популярных были специи и лечебные травы (средства). Некоторые товары прибывали из Индонезии, некоторые из арабских стран Даши. Большинство торговцев были мусульманами.82 В труде «Лин вай дай да» («За хребтами. Вместо ответов») Чжоу Цюй- фэй описывает товары, которые производились в странах Даши, что позволяет предположить, что именно эти товары ввозились в Китай в Сунское время. Чжоу Цюй- фэй пишет: «В стране Малиба (麻離極) изготавливают благовония жусян, амбру, жемчуг, глазурь; продают рог носорога, слоновую кость, кораллы, благовоние мусян, (ароматическая смола) мояо, (ароматическая смола дерева) сюэцзе, (сок растения) эвэй, масло из благовония сухэ, плоды (дерева) мэйгии, розовую вода и другие товары83. В стране Байда (白達 Багдад) продают золото, серебро, стекло, ткань байюэно, масло из благовония сухэ84. В стране Цзицини (吉茲尼) производят все тоже самое, а также изготавливают ткань из верблюжьей шерсти. В стране Усыли (勿斯里) создают огнеупорную ткань и продают кораллы.85

На протяжении всей истории танского и сунского Китая, мусульмане поддерживали связь с «исламским миром» (дар ал- ислам), что отличает их, например, от несторианских христиан, которые спасались от гонений. Это означало, что чем дольше сохранялись торговые связи с Китаем, тем больше мусульман прибывало в страну. Ярким примером может служить город Гуанчжоу, которому мусульмане даже дали арабское название Зайтун (араб. «маслина»; «олива») и вытеснили своей численностью, проживавшую там задолго до них общину индийских буддистов.86 С ростом мусульманских общин уже при поздней Тан появляются отдельные кварталы для мусульман. При императоре Вэнь- цзуне (文宗 826- 840 гг.) губернатором Гуанчжоу служил Лу Цзюнь. Губернатор Лу Цзюнь создал указ, согласно которому всем иноземцам (варварам) запрещалось селиться вместе с китайцами (хуа жэнь 華人), заключать браки с китаянками (китайцами), владеть землей в Китае.87Тем не менее, при Сун многие мусульмане становились гражданами, постоянно приживающими в Китае. Мусульмане строили мечети в разных китайских городах и создали кладбища. При Сун появляются специальные «кварталы расселения» (фаньфан 蕃坊), где проживают гости (кэ ). Мусульман, проживающих в Китае, называли «коренными (местными) чужеземцами» (ши шэн фань кэ 土生蕃客) или «чужеземцами в пятом поколении» (у ши фань кэ 五世蕃客).88 Арабский торговец и путешественник Ибн Баттута (1304- 1377 гг.) посещал Китай в нач. XIV в. и описал жизнь мусульман в китайских «кварталах расселения». Он писал, что мусульмане проживают в городах, в достаточно закрытых общинах, где они могут вести «халяльный» образ жизни, не сталкиваться с разнообразными религиозными китайскими обрядами и избегая принятия в пищу свинины и вина.89 Также он писал: «Китай, со всем своим великолепием, все же, меня не радовал. Я был очень разочарован безбожием, которое я видел, каждый раз покидая свое жилище. Я видел в Китае много таких вещей, которые заставляли меня подолгу оставаться дома и выходить, только при крайней надобности».90

Торговля была не единственным занятием мусульман в Китае. Известно, что к концу Сун, мусульмане доминировали в городах и получали места государственных чиновников. Наиболее известным государственным служащим в XIII в. в Кантоне (Гуанчжоу) был мусульманин по имени Пу Шоугэн, чья семья переехала в Кантон (Гуанчжоу). Пу Шоугэн служил управляющим (提舉) в торгово- таможенной палате с 1250 по 1280 гг.91 Уже при Тан, в столице- Чанъани- проживало в разное время несколько послов, некоторые из них были награждены титулами, дарованными императором, однако почти все эти послы вернулись домой, при этом сведений об иностранных купцах в Кантоне практически не сохранилось. Однако при Сун мусульманские общины разрослись так сильно, что даже известны случаи, когда несколько раз мусульманская кантонская община направляла «делегации» в столицу: одну из таких делегаций возглавлял корабельный мастер, а в другой участвовал глава кантонской мусульманской общины.92

Сохранились некоторые свидетельства, сунского периода, в которых описываются личные впечатления самих китайцев об арабах. В сообщении Чжу Юань, составленном в 1217, со ссылкой на источник 1192 года, описываются иноземцы, жившие в Кантоне (Гуанчжоу). Он пишет, что иноземцы не выглядели как мусульмане, однако к ним регулярно заходили покупатели из мусульман. «Все люди, проживающие в иностранном квартале, прибыли из-за морей. В иностранном квартале есть назначенный глава общины (фанчжан). В его ведении находится вся внешняя деятельность «квартала расселения». Он одевает специальные одежды, по которым иностранные торговцы понимают, что именно ему необходимо выплачивать налоги. Если иноземец совершает преступление, то его отправляют в Кантон (Гуанчжоу) и если вина доказана, то его отправляют обратно в «квартал расселения» и там осуществляют наказание».93

Из воспоминаний Юэ Кэ, в возрасте 10 лет: «Заморские варвары от природы очень богобоязненны и чистоплотны. Каждый день они опускаются на колени и молят Бога о прощении. У них есть молельное место, так же как и у китайских буддистов, однако внутри храма нет изображений божеств. Когда они собираются для того, чтобы поесть, они не используют палочек для еды или ложек…Все принимающие участие в трапезе убирают свою правую (ошибка- левую) руку и не используют ее при приеме пищи. Все используют только левую руку (ошибка- правую) для того, чтобы брать еду. Когда трапеза окончена, они моют руки водой».94

В целом, можно заключить, что при Сун положение мусульман в Китае не сильно изменилось, в сравнении с танским временем. Мусульманские общины в Китае действительно сильно увеличились и начали передвигаться в глубь страны. Торговые и посольские связи становились крепче. Многие мусульмане имели возможность заниматься разнообразной деятельностью, в том числе становиться чиновниками. Например, известно, что в 847 Ли Янь- шэн, определяемый в танском источнике как «араб» успешно сдал государственные экзамены и был рекомендован на один из постов во дворце. Этот случай вызвал бурные дебаты среди китайских ученных, которые спорили на тему важности китайского происхождения при службе у двора императора.95Ежегодно министерство церемоний составляло и демонстрировало список успешно сдавших экзамен, среди них всегда встречались иностранные фамилии. При Тан их называли сэ му жэнь (色目人)(люди из другого народа) или бан хуа傍花(«цветы экзаменационной доски»).96 При Сун все больше арабов, мусульман получает государственные должности. Для более стабильного существования мусульманской уммы в Китае были необходимы молельные дома, то есть мечети, которых становится все больше при Сун. В следующей главе исследования мы рассмотрим сохранившиеся сведения о ранних китайских мечетях.


: bitstream -> 11701
11701 -> Костная пластика на нижней челюсти с использованием малоберцовой кости и гребня подвздошной кости
11701 -> Клиническая оценка развития гиперпаратиреоза у больных хронической болезнью почек 5 стадии
11701 -> Методы диагностики в ортодонтии
11701 -> Сравнительный анализ методов ортопедического лечения больных с повышенным стиранием зубов
11701 -> Сравнительный анализ методик подготовки корневых каналов при ортопедическом лечении твёрдых тканей зубов штифтовыми культевыми конструкциями
11701 -> Отдалённые результаты лечения пульпитов молочных зубов у детей с детальной оценкой рентгенограмм
11701 -> Состояние тканей пародонта у студентов Санкт-Петербургского государственного университета, обучающихся по направлению Стоматология
11701 -> Анализ возможных ошибок на лабораторных этапах при лечении частичного отсутствия зубов металлокерамическими мостовидными протезами
11701 -> Имплантология альтернатива полного съёмного протезирования
11701 -> Опухоли слюнных желез. Этиология. Классификация. Клиника


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница