Философия. Психология. Социология



PDF просмотр
страница2/21
Дата25.08.2017
Размер5,01 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Критерии научности в философии

Научность мы будем трактовать в общепринятом смысле — как соответствие, или адек-
ватность, теории реальности. Основными критериями научности вообще выступают, очевидно, следующие.
1. Наличие достаточной эмпирической ба-
зы (в соответствии с всеобщим логическим законом достаточного основания. В конечном счете научное мышление опирается на достаточную систему фактов. Суть этого критерия

В.В. Орлов
10 заключается в смысловом, содержательном
соответствии теории ее эмпирической базе. Естественно, что этот интегральный критерий научности включает целый ряд частных критериев, в том числе критерии верификации виз- вестном смысле, введенные аналитической философией. Наличие адекватного метода исследования, который, в свою очередь, определяется в конечном счете теорией и, следовательно, совокупной эмпирической базой научного мышления. Этот интегральный критерий включает в себя наличие адекватной предмету мышления эмпирической базы логики в ее различных аспектах и уровнях, начиная с традиционной формальной логики и кончая конкретной логикой вещей (логика теории Ньютона, Эйнштейна и т.д.).
3. Наличие конечной практической провер-
ки, начиная с научного эксперимента и кончая общественно-исторической практикой виз- вестном философском смысле термина. Разумеется, практическая проверка не есть некий автоматический процесс, но предполагает целую систему интеллектуального обеспечения реализации практической проверки. Критерии научности в философии основываются на общенаучных критериях, но содержат весьма важные элементы, определяемые природой предмета философии как особого рода науки. Такими элементами выступают все-
общность и бесконечность, которые должны быть введены в содержание известных общенаучных критериев. В философии достаточность эмпирической базы означает, что эта база должна быть
репрезентативной для бесконечного мира, а не его известной конечной части. Метод научной философии должен быть адекватен всеобщему и бесконечному в мире. Соответствующий характер приобретает и доказательство в философии, обращенное (в важнейших моментах философской теории) к бесконечному и всеобщему, а не к частному и конечному. Последнее, к сожалению, фактически игнорируется в философской литературе [6]. Наконец, практика как конечный пробный камень истины должна нести в себе всеобщее и бесконечное. Эти важнейшие проблемы критериев научности в философии не получили должного обсуждения в отечественной и мировой философской мысли. Сложнейшей проблемой философии за всю историю ее существования, чаще всего не осознаваемой, нов конечном счете определяющей судьбу научности философии, выступает проблема бесконечности мира и конечности чело-
веческого опыта. Поставленная еще далеко не в свой подлинный рост Кантом, эта проблема, вернее, неспособность ее решить, лежит в основе кантовского агностицизма, его философии химер. Поэтому же пути пошла вся так называемая неклассическая философия XIX-
XXI вв., включая неопозитивизм, постпозити- визм, философию К. Поппера, экзистенциализм, постмодернизм и т.д. Из того, что мир бесконечен, а опыт человека (поскольку имеет начало) всегда конечен, естественным образом следует вывод, что всякое философское знание может быть только
знанием конечного, знанием известной конечной части мира. Таково основное заключение так называемой гносеологической школы
(«гносеологизма»), возникшей в е гг. в советской философской науке (Г.И. Наан, Э. Кольман,
Э.М. Чудинов,
Б.М. Кедров,
Л.Б. Баженов и др. С этих позиций философия должна трактоваться как совокупность посту-
латов или гипотез, которые лишь экстраполируются на бесконечный мирно никогда не

ФИЛОСОФИЯ
11 могут быть ни доказаны, ни опровергнуты. Однако это ближайшее заключение, как нами было показано в х гг., является слишком слабым, неадекватным исходной посылке бесконечного мира и конечного человеческого опыта. Из последней необходимым образом следует, что все философские заключения о мире являются заведомо ложными, поскольку
бесконечное всегда бесконечно сложнее конечного. Но непознаваемость бесконечного неминуемо влечет за собой признание непознавае-
мости и конечного. Театр философского познания, и вместе с ним человеческого познания в целом, превращается, таким образом, в театр
теней или химер, в сновидения тени М. Унамуно). Однако неизбежное, казалось бы, разрушение человеческого интеллекта основано наряде скрытых ошибочных парадигм.
Определение способа постижения сущно-
сти бесконечного мира на основе конечного
человеческого опыта — важнейшее откры-
тие марксистской философии, философской
науки вообще. Диалектический материализм — единственная универсальная философская концепция, отвечающая изложенным критериям научности. Лишь современный материализм и диалектика обладают, говоря словами Гегеля, той мощью мысли, которая адекватна бесконечному многообразию мира. Попытка обоснования изложенного представления предпринята автором в серии статей и монографий х гг. [7]. В рамках данной статьи хотя бы краткое изложение сути решения проблемы научного постижения бесконечного мира, проблемы достоверности научно-философского знания невозможно. Цель данной статьи — обратить внимание на ключевую проблему философского знания вообще в период того шока, который испытала значительная часть отечественных философов, не нашедшая ничего лучшего, как в период бездарных реформ заняться мазохистским охаиванием действительно больших достижений советской философской мысли, по универ-
сальности и разработанности не имеющей се-
бе равных среди современных систем филосо-
фии. Ни одно из конкурирующих с марксизмом направлений в философии не продемонстрировало способности позитивного влияния на развитие естественных и социальных наук, широких теоретических прогностических способностей. Такие способности продемонстрированы, однако, диалектическим материализмом. В Материализме и эмпириокритицизме
В.И. Ленин дал глубокий анализ смысла происходящих в естествознании революции и кризиса, раскрыл действительные причины революции и кризиса, предсказал выход физики из кри-
зиса самой науки и ее философских оснований, показал неизбежность новых диковинных от-
крытий в физике, выдвинул идею неисчерпае-
мости электрона. Такого анализа не было сделано никем из его современников. Книга Ленина была высоко оценена А. Эйнштейном, который заявил, что он потрясен силой диалектического мышления Ленина. В ХХ в. к высокой оценке вклада Ленина в науку обращались многие выдающиеся ученые. Так, в 1969 г. лауреат Нобелевской премии по физике С.Ф. Пауэлл, которому принадлежит открытие ряда элементарных частиц, писал Недавно я вспомнил поразительное замечание, сделанное Лениным в книге Материализм и эмпириокритицизм, когда электрон был единственной известной элементарной частицей. В то время как весь научный мир считал, что существуют лишь неизменяемые частицы, Ленин сказал, что электрон неисчерпаем.

В.В. Орлов
12 В ХХ-ХХI вв. прогностические возможности диалектического материализма расширились в связи с дальнейшим развитием науки, марксистской философии, ее переходом от аб-
страктно-всеобщего построения, которое было неизбежным при первоначальном изложении, к
конкретно-всеобщему. Последнее основывается на понимании мира как единого закономер-
ного мирового процесса (ЕЗМП), составленного бесконечной последовательностью основных форм материи, из которых в настоящее время человечеству известны пока четыре — физическая, химическая, биологическая и социальная. Концепция мира как единого закономерного мирового процесса позволила представить каждую форму материи как закономерное звено мирового развития, что позволило несомненно глубже понять каждую из основных ступеней мирового процесса. Это сделало возможным обнаружить существование, наряду стремя известными законами диалектики, ряд новых всеобщих законов развития всеобщего закона раз-
вития как движения от низших форм материи к высшим, конвергентного развития, аккумуля-
тивного развития, всеобщего генетического за-
кона, закономерностей соотношения высшего
и низшего. Известные традиционные законы диалектики, будучи абстрактно-всеобщими, не позволяли органически соединить материализм и диалектику, обладали ограниченными предсказательными возможностями. Конкретно- всеобщая философская теория органически соединяет философскую теорию с системой конкретных наук, делает возможным содержательное объяснение возникновения и эволюции каждой из основных форм материи. Если Ленин предсказывал неисчерпаемость электрона, то современная марксистская философия на основе концепции ЕЗМП позволяет сформулировать гипотезу сущестования субфи-
зической формы материи, к обнаружению которой, по нашему убеждению, вплотную подошла современная физика. Как известно, в XX в. физика, химия и биология окончательно превратились в эволюционные науки. Важным направлением дальнейшей диалектизации науки стал поиск единой теории мирового процесса, который нашел свое выражение в возникновении теории сложно-
сти, рассматриваемой ее создателями как всеобъемлющее описание мира от простейших известных науке физических явлений (космических суперструн) до человека. С х гг. теорию сложности (complexity) разрабатывает группа физиков высокой квалификации из Лос-
Аламоса, к которым примкнул ряд ученых, лауреатов Нобелевской премии (например, М. Гелл-Манн [8]). Такая теория разрабатывается также известным физиком С. Хокингом, заявившим, что следующий век будет веком теории сложности (цит. по [8. С. Теория сложности столкнулась с рядом трудностей например, всякая ли система способна кус- ложнению), которые давно преодолены диалек- тико-материалистической теорией единого закономерного мирового процесса.
Список литературы

1. Наука и жизнь. 1999. № 11.
2. Грэхэм Л. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. М, 1991.
3. Бернал Дж. Наука в истории общества. М,
1956.
4. История человеческого интеллекта. Ч. 1,2. Пермь, 1998; Ч. 3. Современный интеллект. Пермь, 1999; История человеческого интеллекта. Пермь, 2007.
5. См Орлов В.В. История человеческого интеллекта. Ч. 3. Современный интеллект.
6. Орлов В.В. Достоверный и доказуемый характер философского знания, особенности аргумента-

ФИЛОСОФИЯ
13 ции в философии // Философские проблемы аргументации. Ереван, 1986.
7. См, например Орлов В.В. Психофизиологиче- ская проблема. Философский очерк. Пермь,
1966; Орлов В.В. Материя, развитие, человек. Пермь, 1974; Орлов В.В. Человек, мир, мировоззрение, М, 1985; Орлов В.В. Основы философии. Ч. Общая философия. Пермь, 1991, 1997; История человеческого интеллекта. Ч. Пермь, 1997; Орлов В.В. История человеческого интеллекта. Ч. Современный интеллект. Пермь, 1999; Орлов В.В., Васильева Т.С. Философия экономики. Пермь, 2005, 2006.
8. См Гриценко В.С. Теория постиндустриального общества в современной зарубежной науке. Пермь, 2009.
THE XXI CENTURY AND SCIENTIFIC CHARACTER PROBLEM IN PHILOSOPHY
V.V. Orlov
Perm State University, 15, Bukirev str., Perm, 614990
The scientific character is the most important criterion of knowledge and philosophy. Influenced by the sum- marily understood principle of pluralism the native philosophy has been taking this criterion away during the last twenty years. Philosophy acquires its scientific character with the appearance of dialectical materialism as a system opened for all scientific achievements of the past and contemporary philosophy.
Key words: philosophy; scientific character; materialism; idealism; nonclassical philosophy; creative potential; post-industrial society; Russia.
ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия.
Психология. Социология Выпуск 1 (1)
УДК 141.136
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ СУБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА В ХХ
-ХХI ВВ.
Н.И.
Береснева, В.Д. Береснев
Пермский государственный университет, 614990, Пермь, ул. Букирева, 15 e-mail: beresnevv@mail.ru Субъективный идеализм имеет много разновидностей. Классический субъективный идеализм (Беркли,
Фихте, Мах) исходит из представления о мире как совокупности ощущений. Стечением времени проблема достоверности ощущений отходит на второй плана на первый план в качестве демиурга внутреннего мира человека выходят знаковые системы, прежде всего — язык. Человек при помощи языка творит и внешний, и внутренний мир (включая сами ощущения. В культуре ХХ-ХХI вв. субъективный идеализм в целом и солипсизм в частности стали метафорой одиночества, отчуждения человека от общественных институтов.

Ключевые слова субъективный идеализм аргумент к ощущениям язык (текст, сознание.
______________________________________

© Береснева НИ, Береснев Д.В., 2010 Субъективный идеализм — направление в философии, отрицающее наличие какой-либо реальности вне сознания субъекта, рассматривающее реальность как нечто полностью определяемое активностью сознания, ставящее под сомнение реальность объективного мира в силу несоответствия ощущений и реальных свойств вещей, предметов и их образов в нашем сознании. Субъективный идеализм имеет много разновидностей, включая разные школы позитивизма (махизм, операционализм, логический эмпиризм, лингвистическую философию и т.п.), прагматизм, философию жизни (Ницше,
Шпенглер, Бергсон) и выросший из нее экзистенциализм (Сартр, Хайдеггер, Ясперс и др. Классический субъективный идеализм Беркли, Фихте, Мах, тезисом который исходит из представления о мире как совокупности ощущений, часто расценивается как тупиковое направление в развитии философской мысли, логически приводящее в конечном счете к утверждению, что для каждого человека существует только он один, а все остальное существует лишь в его сознании (тек солипсизму, от лат. solus — один, ipse — сам. Чтобы отмежеваться от крайностей солипсизма, философы жертвуют последовательностью субъективно- идеалистической позиции, например, вводя категорию бога, гарантирующего реальность мира (Беркли. Логически (гносеологически) субъективный идеализм, вероятно, ив самом деле представляет собой тупик сомнение в реальности мира делает бессмысленным процесс познания. Родоначальники субъективного идеализма и агностицизма исходили из того, что ощущения являются первичной реальностью, с которой имеет дело человек. Классический субъективный идеализм, идущий от Беркли, использует аргумент к ощущениям — мир замкнут в

ФИЛОСОФИЯ
15 сознании человека благодаря ощущениям, за пределы которых человек выйти не может, притом, что сами ощущения ни внешне, ни внутренне ничем не обоснованы. Ощущения не определяются как субстанция, но истинная их причина полагается непостижимой. Стечением времени проблема достоверности ощущений отходит на второй плана на первый план в качестве демиурга внутреннего мира человека выходят знаковые системы, прежде всего — язык. Человек при помощи языка творит и внешний, и внутренний мир включая сами ощущения. Отправной точкой этому направлению послужила теория В. фон Гумбольдта, который, оспаривая положение Г.В.Ф. Гегеля о том, что философия может быть построена как окончательно обоснованная наука о Духе как сущности мира, считал, что между субъектом и объектом, между человеком, миром и Богом есть изначальный посредник — язык. Поэтому процесс само- обоснования, самопознания духа изначально развёртывается в сфере языка. Мышление не может охватить «безъязыковую», чисто физическую реальность, по сути, по тем же соображениям, по которым не может познать вещей в себе кантовский рассудок («безъязыковая реальность = вещь в себе. Новый вариант субъективного идеализма можно возвести к известной фразе Гумбольдта о языковом круге Каждый язык народа описывает вокруг народа, которому принадлежит, круг, из пределов которого можно выйти только в том случае, если вступишь в другой круг, те. изучишь другой языки, следовательно, усвоишь новую точку зрения в прежнем миропонимании. С. Таким образом, помимо аргумента к ощущениям выдвигается аргумент к языку между человеком и миром находятся не только ощущения, но и языки. Получается более сложная конструкция субъективного идеализма. Язык — это тюрьма для духа, человек заперт в языке, язык закрывает выход в мир. Но если заключённый может выйти из мест заключения, то из языковой тюрьмы человек не может выйти никогда. Идея господства языковой системы как границы, непреодолимой стены для тех, кто ею пользуется, диктата ее законов и невозможности выйти из нее развивается в последующих течениях философии. В концепциях структуралистов (Леви-Строса, Лакана, Барта, Фуко, например, по аналогии с языком, который порождает все произведения речевой активности, появилось представление об априорной бессознательной структуре, подобной языку, которая порождает все произведения социально- символической активности, деятельности человека (отношения родства, ритуалы, формы искусства и др. Априорная, бессознательная структура — это своего рода категориальная сетка, которая упорядочивает любое содержание. Подобно языку все продукты социокультурного творчества стали рассматриваться как знаковые конструкции — проявления своего рода языка — тексты. И первобытный ритуал, и научный трактат, и рекламный ролик — все это речь, состоящая из знаков, имеющих значения. Эти значения возникают не сами по себе, а в силу того, что знаки принадлежат к некоторой системе (подобной системе языка) и вне этой системы никакой культурный знак существовать не может. И через речь можно проникнуть к структуре — к языку, знаково- символическим системам. При этом структуры играют роль порождающих моделей, те. бессознательных механизмов, которые определяют ход мысли исследователя. Поэтому, хотя человек и строит иллюзии относительно своей сво-

Н.И. Береснева, В.Д. Береснев
16 боды и суверенности, на самом деле за любым культурным феноменом лежит СТРУКТУРА подобная языковой, она организует нашу жизнь, в ней мы существуем. Предпринимаются попытки изучения механизмов, позволяющих структурам осуществлять влияние. Например, Р. Барт, обращаясь к невинному, на первый взгляд, феномену письма, сумел разглядеть общественный подавляющий механизм, институт, обладающий серьезной принудительной силой, как и любое другое общественное установление. Письмо понимается как «социолект» в рамках единого национального языка и, одновременно, это оп- редметившаяся в языке идеологическая сетка, которую таили иная группа, класс, социальный институт и т.п. помещают между индивидом и действительностью, понуждая индивида думать в определенных категориях, выделять и оценивать лишь те аспекты действительности, которые в сетке признаются значимыми. Все продукты социально-языковой практики, все социолекты, выработанные поколениями, классами, партиями, литературными направлениями, органами прессы и т.п. за время существования человеческого общества, можно представить себе как хранилище различных видов письма, откуда индивид вынужден заимствовать свой языка вместе сними всю систему ценностно-смыслового отношения к действительности. Принудительное воздействие структур объясняется в рамках коннотативной семиологии Л. Ельмcлева [3] с помощью понятия «коннота- тивный смысл — дополнительное, сопутствующее значение языковой единицы, воплощающее принятую в данном языковом коллективе и закрепленную в культуре данного общества оценку предмета или факта действительности, обозначаемого словом. Такие смыслы латентны, никогда прямо не называются, а лишь подразумеваются. Они агрессивны, те. не довольствуются мирным соседством со знаками денотативной системы, а стремятся подавить их или даже полностью вытеснить. Любой язык представляет собой, таким образом, комбинацию денотативного и коннотативного, высказанного и подразумеваемого уровней, причем подразумеваемое может при определенных условиях эксплицироваться, а эксплицитное может уйти в коннотативный подтекст. Таким образом, в науке был осуществлен переход от изучения знаковых систем, непосредственно осознаваемых и сознательно используемых людьми, к знаковым системам, которые людьми не осознаются, хотя ими и используются, более того, во многих случаях ими управляют. В современной философской традиции язык текст) начинает выступать в роли исходной философской реальности. Прежде основная оппозиция в философии была оппозицией сознания и материи (субъекта и объекта. Начиная с
Гумбольдта в классическую дихотомию мышление реальность был введен третий компонент язык (оппозиция принимает вид мышление — язык — реальность. В настоящее время основная оппозиция автор и интерпретатор (мышление) — текст (язык. И даже же — только оппозиция интерпретатор — текст. То есть центр тяжести переносится с мира как такового на текст, который самодостаточен и наделен некоей субстанциальностью, а все акценты переместились на деятельность субъекта-интерпретатора. Основной вопрос философии приобретает вид вопроса о том, что первично — текст или смыслы (значения) в сознании субъектов. И как вариант основного вопроса философии могут ли смыслы в сознании интерпретатора рассматриваться как неза-

ФИЛОСОФИЯ
17 висимые от смыслов в сознании автора Текст с бесконечным количеством его интерпретаций приобретает безграничное господство. Новоявленный языковой идеализм имеет вполне очевидные эмпирические основания подавляющее большинство иллюзий, заблуждений, которые наиболее трагически переживаются современным человеком, связаны с языком. Если раньше основные заблуждения людей, познающих мир, были связаны с чувственным восприятием — плоская земля, земля как центр мира, — то сегодня наиболее острые заблуждения и переживания связаны с идеологическими построениями, искажающими представления о роли государства в классовом обществе, иллюзией равенства людей перед законом, правдивости СМИ — связаны со знаковыми системами, текстами, языком. Проблема замкнутости человеческого сознания поставлена вне менее трагическом ключе, чем в философии Беркли, Юма, Канта. В культуре ХХ-ХХI вв. субъективный идеализм в целом и солипсизм в частности стали метафорой одиночества, отчуждения человека от общественных институтов. Эта тенденция может быть объяснена целым рядом причин. В частности, тем, что структура общества (как бытия, таки сознания) становится настолько сложной, что человек не в состоянии ее в целом осознавать и пребывает в постоянном сомнении является ли то, что он наблюдает, истинным положением вещей. Индивидуальное сознание неспособно отразить все многообразие общественного бытия и общественного сознания. Это происходит потому, что мы имеем дело в обыденной жизни с частным знанием о мире и обществе. Сказывается нехватка реалистической философии — общих положений, адекватно описывающих сложную структуру. Человек конца ХХ — начала ХХI в. оказался неготов к обрушившемуся на него потоку информации. Свобода информации превращается для человека в несвободу — в инофрмаци- онных потоках он теряется. Актуальной оказывается проблема умения жить, правильно себя позиционировать в условиях информационного бума, адекватно оценивать ситуацию. Человек оказывается потерянным, он не знает, кому верить и можно ли верить кому-то вообще. Научная философия отрицает самодостаточность и абсолютную замкнутость языка и других знаковых систем, полагает их в качестве средства познания. В представленной проблеме следует различать план этический и онтологический то, что представляет собой знак по своей природе, и то, с какой целью мы им пользуемся. Чтобы решить проблему, необходимо выяснить, для чего возникает языки прочие знаковые системы, какие задачи он решает и какие функции выполняет. Язык — это порождение материи — того самого мира, реальность которого ставится под сомнение, поскольку он возникает непросто внутри сознания человека, а при взаимодействии сознания с внешним миром и другими людьми. Язык обладает колоссальной активностью внутри человеческого сознания. Собственно, они объединяет водно целое — сознание — все уровни, формы, виды мыслительного, эмоционального, волевого освоения мира взрослого homo sapiens. Человеческое познание мира невозможно представить вне языка. И одна из уникальных возможностей языка — возможность отражать мир искаженно, более того, создавать искусственные, иллюзорные модели мира. Но такая активность языка — это активность не духа, а прежде всего материи (в языке дух объединен с материей, но именно благода-

Н.И. Береснева, В.Д. Береснев
18 ря этому он способен воздействовать не только на индивидуальное сознание, но и на массовое. И вводить людей в заблуждение — не единственная (и не самая главная) функция языка. Сама природа языка, как и природа ощущений, заключается не в том, чтобы замкнуть сознание человека внутри себя, а в том, чтобы разомкнуть, расширить, соединить с сознаниями других людей и с внешним миром. Только при помощи языка человек может проникать в сознание других людей, преобразовывать мир в больших масштабах.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница