Методические рекомендации для родителей, чей ребенок подвергся сексуальным посягательствам



Скачать 217,91 Kb.
Дата25.08.2017
Размер217,91 Kb.
МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ, ЧЕЙ РЕБЕНОК ПОДВЕРГСЯ

СЕКСУАЛЬНЫМ ПОСЯГАТЕЛЬСТВАМ

Предисловие
Защита сексуальной неприкосновенности детей – сложная социально-правовая проблема. Когда речь идет о взрослых, правовое государство обязано охранять только их свободу. Каким бы необычным или нетипичным ни было их сексуальное поведение, если все происходит добровольно, по обоюдному соглашению партнеров и не нарушает законных прав третьих лиц, государство не может в него вторгаться.

С детьми дело обстоит иначе:



  1. Дети зависят от взрослых.

  2. Дети зачастую не осознают, что с ними делают, их «согласие» может быть фиктивным.

  3. Обществу не безразличны долгосрочные последствия ранних сексуальных контактов (добровольных или принудительных).

Поэтому, если взрослых людей закон охраняет только от сексуального принуждения, то детей он защищает от любых сексуальных покушений (sexual molestation), злоупотреблений (sexual abuse) и эксплуатации со стороны взрослых.

Что мы фактически знаем об этой большой и сложной проблеме? Кто чаще всего совершает сексуальные покушения на детей? Дети какого возраста чаще подвергаются нападениям? Какую роль играет в этом сам ребенок? Насколько достоверны его показания? Каковы и от чего зависят долгосрочные последствия сексуального насилия или совращения? Как должны реагировать на подобные факты родители, специалисты, работающие со случаями насилия в отношении несовершеннолетних, общество?

Российское законодательство охраняет сексуальную неприкосновенность ребенка. По статьям 131 и 132 Уголовного кодекса РФ, любые акты сексуального насилия в отношении несовершеннолетних наказываются значительно строже, чем, если речь идет о взрослом человеке (от четырех до десяти лет лишения свободы в отношении заведомо несовершеннолетнего и от восьми до пятнадцати лет – в отношении лица, не достигшего четырнадцати лет). Статья 134 УК РФ устанавливает легальный возраст начала половой жизни; половое сношение и иные действия сексуального характера лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим 14 лет, уголовно наказуемы. Карается также совершение развратных действий без применения насилия в отношении лиц, заведомо не достигших 14 лет (ст. 135), вовлечение несовершеннолетних в проституцию, совершение сексуальных действий, а также действий, связанных с изготовлением материалов или предметов порнографического характера (ст. 242).

Вопреки мнению о том, что сексуальные покушения на детей совершаются, главным образом, в бедной, необразованной среде и неполных семьях, где дети хуже социально защищены и чаще являются жертвами всяческих злоупотреблений, сексуальные посягательства на детей происходят во всех слоях общества, с любым уровнем образования и дохода, в любой этнической и религиозной группе.



Сексуальное насилие – вовлечение ребенка с его согласия или без такового в прямые или непрямые действия сексуального характера со взрослыми с целью получения последним сексуального удовлетворения или выгоды. Сексуальное насилие всегда наносит вред физическому, психическому здоровью и психосексуальному развитию ребенка.
Психологические и социальные последствия сексуального насилия
Американский ученый Д.Финкельхор сформулировал теорию, согласно которой последствия детской сексуальной травмы формируются на базе четырех основных «психологических динамик»:

  • Ощущения беспомощности;

  • Восприятия себя, как плохого (стигматизация);

  • Травматической сексуализации;

  • Переживания предательства, в результате чего ребенок утрачивает базовое доверие к людям, ко всему миру.

Последствия сексуального насилия в отношении детей затрагивают, а точнее деформируют все сферы развития пострадавшего ребенка.

Эмоциональные нарушения представлены широким спектром – от беспокойства до посттравматических стрессовых расстройств. Наиболее часто вследствие перенесенного насилия дети испытывают страх и беспокойство из-за боязни повторения насилия и с связи с обстоятельствами насилия – страх темноты, боязнь людей, которые внешне чем-то напоминают насильника, а также чувства стыда, вины и беспомощности. Гнев также является частым последствием сексуального насилия и проявляется в неадекватных реакциях: спонтанных приступах ярости, агрессии (направленной как на самого себя – аутоагрессия, так и на других людей и животных).

Поведенческие нарушения. Наиболее характерным для перенесенного сексуального насилия является сексуализированное поведение, как следствие травматической сексуализации, когда в результате неадекватной возрасту и развитию ребенка сексуальной стимуляции психосексуальное развитие ребенка нарушается.

Когнитивные (познавательные) расстройства. Проявляются в виде низкой самооценки, восприятия себя, как плохого, уродливого, заслуживающего плохого к себе отношения и общественного порицания, беспомощности. Часто такое отношение к себе сохраняется и на взрослом этапе жизни человека. Причиной такого поведения является нарушение физических и эмоциональных границ вследствие насилия, пережитого в детстве. Вторжение влечет за собой изменение позитивного отношения к собственному телу, затруднение в половой идентификации, пренебрежительного отношения к себе и собственным нуждам.

Межличностные отношения. Нарушения проявляются в виде отсутствия доверия к другим людям или, наоборот, чрезмерной зависимости, открытости границ, что делает ребенка уязвимым для повторного насилия (виктимность поведения). Может происходить путаница с пониманием любви – как заботы и любви - как секса.

Тяжесть последствий сексуального насилия зависит:

  • От обстоятельств, связанных с особенностями ребенка (возраст, уровень развития, свойства личности) и насильника;

  • От продолжительности, частоты и тяжести насильственных действий;

  • От реакции окружающих.

В разные периоды жизни реакция на сексуальное насилие у детей и подростков проявляется по-разному:

  • Детям до трех лет свойственны страхи, спутанность чувств, нарушения сна, потеря аппетита, агрессия, страх перед чужими людьми, сексуальные игры;

  • У дошкольников психосоматические симптомы выражены в меньшей степени. На первый план выступают эмоциональные нарушения (тревога, боязливость, спутанность чувств, вина, стыд, отвращение, беспомощность, ощущение своей испорченности) и нарушения поведения (регресс, отстраненность, агрессия, сексуальные игры, фиксация интересов на половых органах);

  • У детей младшего школьного возраста – амбивалентные чувства по отношению к взрослым, сложности в определении семейных ролей, страх, чувство стыда, отвращения, ощущение своей испорченности, недоверие к миру; в поведении отмечается отстраненность, агрессия, молчаливость либо неожиданная разговорчивость, сбивчивость, нарушения сна, аппетита, ощущение «грязного тела», сексуальные действия с другими детьми;

  • Для детей 9 – 13 лет характерно то же, что и для детей младшего школьного возраста, а также депрессия, чувство потери ощущений (диссоциативные эпизоды). В поведении наблюдается изоляция, сексуальные действия с другими детьми, противоречивое поведение;

  • Для подростков 13 -18 лет – отвращение, стыд, вина, недоверие, амбивалентные чувства по отношению к взрослым, сексуальные нарушения, неопределенность своей роли в семье, чувство собственной ненужности. В поведении: попытки суицида, уходы из дома, агрессия, избегание телесной и эмоциональной близости (или, наоборот, склонность к беспорядочным половым связям), непоследовательность и противоречивость поведения.

Для детей – жертв сексуального насилия характерно использование недейственных механизмов психологической защиты, которые ограждают ребенка от осознания неприятных чувств, воспоминаний и действий. В некоторых случаях детские травматические переживания полностью вытесняются из памяти, сохраняясь только в подсознании, и проявляются в различных неврозах. Цель психологической защиты заключается в сохранении «Я» и снижении тревоги. Дети, не получившие своевременно квалифицированную психологическую помощь, в будущем сталкиваются с «отдаленными эффектами травмы», результатами которых являются низкая самооценка, чувство вины, постоянной тревоги и недоверия ко всем, депрессия, самоповреждения (порезы, ожоги, проколы и т.д.), потеря позитивной перспективы будущего, трудности в межличностных отношениях, и сексуальные нарушения.

Можно выделить два аспекта таких последствий: вред для жертвы насилия и вред для общества.

Дети, пережившие любой вид насилия, испытывают трудности социализации: у них нарушены связи со взрослыми, нет соответствующих навыков общения со сверстниками, не обладают достаточным уровнем знаний и эрудицией, чтобы пользоваться авторитетом и уважением в школе и т.д. Решение своих проблем дети – жертвы насилия – часто находят в криминальной, асоциальной среде, что нередко сопряжено с формированием пристрастия к алкоголю, наркотикам, они начинают воровать и совершать другие уголовно наказуемые действия.

Общественные потери в результате насилия над детьми – это прежде всего потеря человеческих жизней в результате убийств детей и подростков или их самоубийств, а также потеря производительных членов общества вследствие нарушений психического и физического здоровья, низкого образовательного и профессионального уровня, криминального поведения жертв насилия. Это потеря в их лице родителей, способных воспитать здоровых в физическом и нравственном отношении детей. Наконец, это воспроизводство жестокости в обществе, поскольку бывшие жертвы без квалифицированно оказанной психологической помощи и поддержки значимых близких людей сами часто становятся насильниками.


Оказание помощи детям, пострадавшим от сексуального насилия
Дети, пострадавшие от сексуального насилия нуждаются в оказании комплексной помощи: медицинской, правовой и психологической.
Оказание медицинской помощи.
Медицинское обследование является важной составляющей помощи ребенку. Многие обращения в Кризисные службы по поводу сексуального насилия были ориентированы на получение информации, где пройти обследование, как его организовать, какие последствия для здоровья возможны после изнасилования.

Медицинское обследование проводится в следующих целях:



  • Выявление физических повреждений, которые требуют медицинской помощи;

  • Выявление последствий насилия: беременность, заболевания, передающиеся половым путем;

  • Сбор доказательств, если таковые имеются, для возможного возбуждения уголовного дела;

  • Подтверждение родителям и ребенку, что с пострадавшим ребенком с точки зрения физического здоровья «всё в порядке».

Проведение медицинского обследования должно быть организовано с учетом возможной вторичной травматизации пострадавшего. Часто для проведения медицинского обследования требуется получение согласия родителей, что, в свою очередь, предполагает раскрытие перед ними обстоятельств случившегося. Многие подростки категорически не хотят сообщать своим родителям о насилии в связи с тем, что опасаются дополнительных обвинений («сама виновата», «я тебя предупреждала»), опасаются нанести травму родителям («мама умрет, если узнает»). Вместе с тем они в этот момент особенно нуждаются в поддержке и принятии взрослых, в помощи для решения совсем недетских проблем.
Оказание правовой помощи.
Организация именно правовой помощи пострадавшим представляет значительные сложности:

  • Многие потерпевшие сомневаются в возможностях получения правовой помощи в связи с тем, что сексуальное насилие в большинстве случаев трудно доказать (оно совершается в интимной обстановке; если вовремя не проведена экспертиза, трудно получить достоверные доказательства). Это усугубляется тем, что уголовные наказания в нашей стране за сексуальные посягательства в отношении несовершеннолетних очень суровы, что предъявляет повышенные требования к сбору доказательств.

  • Неоднократные следственные мероприятия (опросы, допросы и т.д.), отставленность во времени суда (зачастую судебные процессы происходят через год- полтора после случившегося, когда ребенок успевает вырасти), сама атмосфера следственного разбирательства и суда, не адаптирована к психике ребенка, - все это может привести к повторной травматизации.

  • Давление со стороны родственников насильника, страх перед местью со стороны насильника или его окружения, неуверенность пострадавших в том, что правоохранительные органы могут осуществить их защиту, - все это увеличивает чувство незащищенности.

  • Существенную роль играют опасения за распространение конфиденциальной информации о сексуальном насилии в школе или других учебных учреждениях, среди родственников, знакомых, соседей.

Вопрос о получении правовой помощи пострадавшему ребенку должен решаться с учетом интересов самого ребенка. К, сожалению, если семья принимает решение о сохранении в тайне факта совершения насилия в отношении ребенка, это может негативно сказаться на психологической реабилитации пострадавшего. Такой ребенок испытывает постоянную тревогу и ощущение опасности повторного нападения и совершения акта насилия. Самым трудным в работе по оказанию психологической помощи является работа с чувством вины, если за преступление насильник не понес заслуженного наказания, то чувство вины за преступление берет на себя (в силу возрастных психологических особенностей) пострадавший от сексуального насилия ребенок.
Оказание психологической помощи.
Наиболее важной составляющей при оказании помощи детям и подросткам, пострадавшим от сексуальных посягательств, является психологическая помощь. Это связано с тем, что в отличие от физических последствий сексуального насилия (физические травмы, заболевания, передающиеся половым путем, нежелательная беременность) психологические последствия могут длиться достаточно долго и определять жизнь человека в семье, взаимоотношениях с людьми противоположного пола, вызывать другие коммуникативные трудности.

Для пострадавших очень нужна поддержка, убежденность, что состояние, вызванное случившимся, пройдет, что ситуацию можно пережить (практика работы с подобными случаями дает нам основание быть в этом уверенными). Формирование у жертвы насилия убежденности в конечности своих страданий, веру в излечение, в то, что происшедшее не крах жизни.

Особое место в переживании последствий сексуальных посягательств занимают самообвинения, чувство вины. При столкновении с этим удивляет тот разрыв, который выявляется между тем, в чем себя обвиняет пострадавший, и силой переживания вины (например, говорит о том, что не надо было идти той дорогой, а переживает так, как будто сделал что-то ужасное, постыдное, что-то, что нельзя простить).

Чувство вины формируется и поддерживается следующими факторами:



  • Влияние социальных стереотипов и мифов, один из которых состоит в том, что жертва сама провоцирует насилие в свой адрес: «шла ночью», «накрасилась», «пошла с малознакомыми людьми», «вызывающе оделась», «выпила», «сама с ним заигрывала», «не хотела бы, никто бы не изнасиловал», «не той дорогой пошел» и т.д. Вероятно, миф о том, что насилие совершается в ответ на провокацию, носит защитный характер – тому, кто так думает, кажется, что «если не провоцировать, это не может произойти ни со мной, ни с моей семьей».

  • Недовольство своим поведением во время насилия (не оказала достаточного сопротивления, даже в тех случаях, когда сопротивление было максимально возможным).

  • Часто встречающееся у детей и подростков любопытство, интерес к сексуальной сфере, исследование собственного тела.

  • Личные отношения с насильником (большая часть сексуальных посягательств совершается знакомыми людьми).

  • Взрослый – авторитет для ребенка или подростка, он «всегда прав», и если при этом «произошло что-то постыдное», то виноватым в сознании ребенка оказывается он сам.

  • Положительные физиологические ощущения, которые могут возникать при сексуальных действиях.

  • Драматические реакции родителей («непоправимое горе», «случилось что-то стыдное, об этом никому нельзя рассказывать», «что скажут люди» и т.д.)

Переживания вины, как правило, усиливаются, если ребенок не может никому рассказать о случившемся.

Чрезвычайно важно, оказывают ли родственники и близкие поддержку жертве посягательств (особенно в момент раскрытия сексуального насилия).

Преодоление неадекватного чувства вины является одним из самых важных компонентов работы с жертвами сексуального насилия. Это чувство зачастую носит иррационально глобальный характер, провоцирует различные искажения в представлениях о себе и своих поступках, им придается особый негативный смысл. Оно приводит к нарушению «масштабов», порождает разнообразные обращенные к себе упреки, которые могут изменять свое содержание по мере проговаривания.

Наряду с преодолением таким искажением чувство вины снижается при правильном распределении ответственности за случившееся (например, развести ответственность за неосторожное поведение и за сексуальное нападение), напряженность и драматизм переживания вины значительно снижаются.

Помощь в преодолении последствий психологической травмы включает в себя необходимость обращения к травматическим событиям, нередко к повторному их переживанию. Это приводит к повышению тревожности, агрессивности, к нежеланию обсуждать происшедшее. На психологические занятия детей приводят родители или значимые взрослые, которые (после соответствующей подготовки) понимают, для чего нужны занятия, на что они направлены, что на них происходит и почему состояние детей может временно ухудшаться по ходу индивидуальных консультаций и групповых занятий. При этом даже заботливые и понимающие ситуацию родители нуждаются в регулярном «обновлении» этого понимания и в помощи со стороны специалиста относительно своих страхов и переживаний за ребенка.

Таким образом, схематично можно выделить три компонента работы с последствиями сексуального насилия в психологической практике:



  1. Работа по относительной девальвации этого события («беда, но не катастрофа»).

  2. Формирование адекватной атрибуции ответственности за насилие.

  3. Психологическая работа, не привязанная непосредственно к переживаемому событию, связанная с отношением пострадавшего ребенка к себе, другим людям, сексуальным отношениям, браку, любви, перспективам на будущее и т.д.


Реакции родителей, чей ребенок подвергся

сексуальным посягательствам
Реакции родителей нередко бывают не менее выраженными, чем у пострадавших детей. Матери могут переживать такое же отчаяние, растерянность, ощущение краха жизни, как и ребенок. Для большинства матерей характерно столь же сильное переживание вины, внешне выражающееся в высказываниях «не доглядела», «плохо предупреждала», «не проводила». Подобные высказывания бывают неадекватными ситуации, а степень переживания вины и ответственность за происшедшее – чрезмерной. В связи с этим родители часто оказываются не в состоянии оказать помощь своему ребенку, а их поведение не способствует, тому, чтобы ребенок справился с психологической травмой, нанесенной ему ситуацией насилия.

Многие матери, обращающиеся за помощью, говорят о собственных тяжелых переживаниях, отчаянии, непереносимой жалости к своему пострадавшему ребенку, но при этом испытывают трудности в том, чтобы поговорить с ним, оказать ему поддержку. Другие с неадекватной настойчивостью пытаются найти в происшедшем вину самого ребенка, чтобы хоть как-то объяснить насилие.

Отцы чаще реагируют агрессией – либо в адрес насильника (когда речь идет о девочках), либо в адрес ребенка. Особенно часто они склонны обвинять пострадавших сыновей в слабости, неумении постоять за себя. Отцам нередко бывает трудно оказать эмоциональную поддержку и помощь сыновьям, пострадавшим от насилия.

В целом родители детей и подростков, пострадавших от насилия, часто сами нуждаются в психологической помощи и поддержке, в адекватном понимании ситуации в принятии их эмоциональной реакции на происшедшее с их ребенком. Все это является важными компонентами в успешной психологической реабилитации пострадавших от сексуальных посягательств детей.



«Почему ты сразу не рассказал о случившемся родителям?»

Чаще всего на этот вопрос пострадавшие от сексуальных посягательств дети отвечают:

«Потому, что если бы я сказала, что ночую не у подруги, а пошла в другую компанию, она бы меня не отпустила и плохого бы не произошло. Я сама виновата»

«У меня мама одна и она постоянно работает, устает, если я ей все расскажу, что она с этим делать будет? От меня и так одни проблемы»

«Мои родители постоянно ссорятся и чаще всего из-за меня. Как я им это все расскажу? Что потом будет? А, вдруг, они разведутся»

«Поехать на чужую дачу меня уговорила подруга, с которой мне не разрешали общаться родители, если они узнают правду, то она пострадает из-за меня. А подруга не виновата, виновата только я»

«У меня папа злой, если он узнает, то пойдет и убьет того, кто это со мной сделал, потом его посадят в тюрьму. Я никогда себе не прощу того, что его могут посадить и мама этого не переживет»

«На меня в школе и так жалуются постоянно, мама много раз просила, чтобы я не создавала ей проблем. Если бы у нее была дочь, как у ее коллеги, с которой она меня всегда сравнивает, то мама была бы счастлива. Ей не повезло со мной»

«А вы знаете, как называют мальчиков, с которыми так поступили? Я не хочу, чтобы обо мне так думали все. Кто все? Ну, в полиции, отец, а если в школе узнают, я тогда вообще из дому выйти не смогу»

«Родители говорят, что я их позорю. Поэтому я не хотел говорить им, они бы тогда перестали совсем со мной общаться. Вот и хотел от них скрыть, разве может быть что-то позорнее этого?»

«Я хочу это забыть, мне было бы это сделать легче, если бы об этом никто не знал»

«ОН сказал, что если родители об этом узнают, то откажутся от меня, а еще мне могут просто не поверить, потому что я маленький, а дети всегда врут. Я вспомнил, что несколько раз я обманывал маму, и она сказала, что никогда больше верить мне не будет»

Сексуальные преступники в отношении детей рассчитывают на их молчание, только молчание ребенка о совершенном в отношении него сексуальном домогательстве, обеспечивают им уход от наказания и возможность совершать подобные преступления и в будущем. Дети, рискующие стать жертвой сексуального посягательства, являются теми детьми, которые не верят или не знают о том, что они могут сказать «нет» взрослому, которые боятся подвергнуться наказанию, которые нуждаются в нежности со стороны взрослых и привязанности к ним, но в силу различных неблагоприятных обстоятельств испытывают в этом дефицит.

Когда речь заходит о трудности в получении информации о совершенном преступлении в отношении половой неприкосновенности несовершеннолетнего, на первый план выходят взаимоотношения в семье пострадавшего ребенка. Именно от качества этих отношений, доверительности, уверенности ребенка в понимании своими родителями, возможности высказать свое мнение, проговорить чувства, его активности участия в семейной жизни и успешности в учебе и занятости, общении со сверстниками зависит как его ресурсный потенциал для преодоления последствий нанесенной психотравмы, так и возможность именно к семье обратиться за помощью. А своевременное обращение ребенка за поддержкой к своим родителям является залогом эффективности оказанной ребенку квалифицированной медицинской, правовой и психологической помощи.

Одной из основных причин сокрытия факта детьми совершенного в отношении их сексуального посягательства является угрозы, шантаж, побои со стороны насильника. Ребенок скрывает свои отношения с посягателем, формирует с ним «тайну» и тем самым отгораживается от близких, в то же время он может считать, что взрослые знают или догадываются о его тайне, поэтому невмешательство их в эту ситуацию говорит о их нелюбви к нему. Вот почему так важно сформировать у ребенка с самого раннего детства доверие к своему семейному окружению.
Правила для родителей, чей ребенок подвергся

сексуальным посягательствам:


  • Сохраняйте спокойствие. От вашей реакции во многом зависит, как ребенок воспримет и переживет инцидент.

  • Внимательно отнеситесь к словам ребенка, не отбрасывайте их, как нечто невероятное. Даже если эти факты не имели места, очень важно понять истоки его фантазии.

  • Поговорите с ребенком. Постарайтесь узнать точные факты, но не давите, не вымогайте исповедь насильно. Внимательно вслушивайтесь в то, что ребенок говорит сам добровольно.

  • Успокойте ребенка. Дайте ему понять, что вы его любите и ни в чем не обвиняете, избавьте его от чувства стыда и вины.

  • Будьте честны. Скажите ребенку, что вы собираетесь делать, убедите, что это важно (ошибочно было бы советоваться с ним в отношении предпринимаемых действий: идти или нет к врачу, писать ли заявление в полицию или самим пережить это, ни к кому не обращаясь за помощью).

  • Подбодрите ребенка. Не заставляйте его делать ничего, к чему он не готов, и помогите ему как можно скорее возобновить его привычную деятельность, войти в привычный режим жизни.

  • Наконец, обратитесь за профессиональной помощью – психологической, медицинской, правовой.

Соблюдение этих понятных правил позволяет не усугублять и без того трудную для ребенка ситуацию, не приводит к дальнейшим искажениям в ее восприятии и уменьшает риск вторичной травматизации.

С расследованием преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних связаны процессуальные, тактические и психологические особенности, которые специалистам, работающим со случаем сексуального посягательства (следователь, психолог), необходимо учитывать, чтобы с одной стороны в полной мере соблюсти права и законные интересы несовершеннолетнего потерпевшего, а с другой – обеспечить безусловное привлечение виновного лица к ответственности.

В ходе процедур с участием ребенка необходимо применять принцип срочности. Допрос несовершеннолетнего необходимо осуществить после получения компетентными органами информации о происшествии, без неоправданной задержки. Исключением могут быть случаи, когда продление сроков отвечает наилучшим интересам ребенка. Например, в некоторых случаях может быть необходима предоставить возможность психологу предварительно встретиться с ребенком и членами его семьи для подготовки к процедуре допроса.

На этом подготовительном этапе выясняется, кто будет непосредственно присутствовать при допросе ребенка, а кто будет наблюдать за процессом через зеркало Гезелла (кабинет, в котором ведется опрос может быть оборудован специальной аппаратурой, в том числе видеозаписывающей, для снижения количества опросов и сведению к минимуму травматизацию ребенка). Необходимо, чтобы при допросе присутствовали только напрямую связанные с процессом лица, которые не должны мешать ребенку давать показания. Взрослым, участвующим в допросах, рекомендуется занять позицию наименьшего вмешательства в процесс и контролировать свое поведение и эмоциональное состояние. Если присутствие родителя или его поведение будет препятствовать откровенности ребенка, то ему будет лучше наблюдать за процедурой допроса через зеркало Гезелла.


Рекомендации родителям на время проведения процесса допроса ребенка:


  • Настройтесь на необходимость проведения допроса вашего пострадавшего ребенка. Ваша уверенность, доброжелательность и спокойствие лучше психолога подготовят ребенка и помогут наиболее полно и откровенно дать необходимые показания.

  • Предварительно пообщайтесь с психологом, возможно, это поможет специалисту настроиться на взаимодействие с ребенком с учетом его индивидуальных личностных особенностей, а также самим получить поддержку.

  • Если вы неуверенны, что сможете справиться со своим эмоциональным состоянием во время допроса ребенка, то лучше либо наблюдать через одностороннее зеркало Гезелла, либо ознакомиться с показаниями позже. Дети очень бояться причинить боль своим родителям и это может повлиять на откровенность в показаниях.

  • Допрос может длиться достаточно долгое время, поэтому предварительно запаситесь бутылкой воды для ребенка, яблоком или шоколадкой, чтобы он мог перекусить (это также положительно влияет на психологическое состояние вашего ребенка).

  • Помните, что вы имеете право задать любые вопросы специалистам, работающим со случаем сексуального домогательства в отношении вашего ребенка, с условием, что это не помешает процедуре допроса.

  • По окончании допроса помогите вместе с психологом ребенку выйти из погружения в травматическую ситуацию, он справился с очень тяжелым испытанием, он – молодец.

  • Ошибкой многих родителей является то, что они, возвращаясь к переживаниям, сомневаясь в чем-то, начинают выспрашивать и уточнять информацию у ребенка уже после опроса по приезду домой. Дом для пострадавшего ребенка, его близкие люди символизируют безопасность, там он не должен испытывать напряжение и тревогу, погружение в травмирующие обстоятельства преступления лучше проводить деликатно и в кабинете специалиста. Исключением является желание самого ребенка поделиться переживаниями, опасениями и тогда ваша задача выслушать и успокоить его.

  • Важно договориться о времени встреч с психологом, оно не должно препятствовать учебной и внеучебной занятости ребенка.

  • Объединение профессиональных возможностей специалистов, ваших усилий, как наиболее значимых для ребенка людей, самого ребенка – это залог успешного преодоления выпавших на его жизнь испытаний.


Рекомендации родителям, чей ребенок стал чрезмерно агрессивным, конфликтным после пережитого

случая сексуального посягательства.


  • В случаях конфликтности и раздражительности ребенка постоянной ошибкой родителей является их слишком эмоциональная реакция. Если ребенок ведет себя невежливо, «перечит», идет против мнения родителей, хочется непременно показать ему, что он ведет себя неправильно. Но ребенок видит жизнь, происходящие события и свои отношения с другими людьми по-другому. Попытайтесь понять его ценности, его основные трудности, разумно сочетая строгость и доброту.

  • Ребенку нужно время для того, чтобы повзрослеть и уйти от подросткового максимализма, вспыльчивости и категоричности в суждениях и придти к адекватному и социально одобряемому реагированию. Родителям следует просто проявлять терпение.

  • Необходимо помнить, что в основе агрессивного поведения (тем более, после пережитой психологической травмы) может находиться психическая патология, а диагностика в психиатрии, особенно детского и подросткового возраста очень сложна и неоднозначна порой даже для специалистов. Границы норма и патологии здесь весьма условны. Нужно консультироваться с врачом и не ждать мгновенного результата, требовать назначения «сильного лечения», чтобы тот «перестал себя плохо вести».

  • Поведение любого человека, а тем более ребенка не всегда подчиняется логическим закономерностям. В любой момент может возникнуть срыв. Надо быть к этому готовым и не стоит обижаться и чрезмерно реагировать.

  • Необходимо по возможности более точно разграничить болезненные симптомы, требующими медикаментозного сопровождения(расстройства инстинктов и влечений, помрачение сознания, немотивированная жестокость), и те проявления, на которые можно подействовать психологически.

  • Наличие агрессивных идей, стойких, не поддающихся разубеждению, захватывающих сознание подростка и требующих своей реализации, представляет высокий риск совершения агрессивных поступков. Если ребенок замыкается в себе, отгорожен, постоянно думает и говорит о мести, безосновательно обвиняет других людей, необходимо проконсультировать его у психиатра и лечить медикаментозно.

  • Нельзя уповать только на лечебную коррекцию, помните, что в любом случае ваш ребенок нуждается в вашей поддержке, понимании и помощи. Для него жизненно важно знать, что вы его любите и он вам нужен.

В заключение следует сказать, что насилие в отношении ребенка может иметь очень серьезные последствия, но необходимо помнить, что это не диагноз и не приговор. Насилие по отношению к ребенку является значительным фактором риска возникновения неблагоприятных последствий для развития ребенка, но не влечет их за собой со стопроцентной вероятностью. Исследования показывают, что значительное количество людей, переживших насилие в детстве, становятся счастливыми, хорошо приспособленными людьми, заботящимся о свое семь и детях. Позитивному развитию ребенка, пережившего насилие, способствуют так называемые компенсаторные факторы: наличие раннего, своевременного вмешательства; присутствие рядом с ребенком человека, которому ребенок доверяет и который может вернуть ему чувство ценности собственной личности, уважение к себе и другим людям.


База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница