Нидерланды, колонии



Скачать 280,41 Kb.
Дата25.07.2018
Размер280,41 Kb.
Нидерланды, колонии – совокупность заморских по отношению к Нидерландам территорий, находившихся в колониальной зависимости от метрополии и образовывавших в XVII-XX вв. Нидерландскую колониальную империю, также известную как Голландская из-за не вполне корректного перенесения понятия Голландия (изначально – одна из провинций Нидерландов) на всё государство исторических Северных Нидерландов.

Нидерландская империя образовалась в результате торговых, колониальных, научно-исследовательских экспедиций в первой половине XVII в. и быстро расширялась. За свою историю Нидерландская империя включала множество территорий во многих частях мира, самыми важными из которых были владения в Индонезии и Карибском бассейне.



Нидерландская Индия (Индонезия).

Первые экспедиции к индонезийским островам были предприняты нидерландцами в 1596 г., когда путешественники достигли острова Суматра. Новые экспедиции состоялись уже в 1598 г. Несмотря на их эпизодический характер, голландцам удалось установить экономические контакты с населением, сопровождавшиеся многочисленными эксцессами. Уже в 1601 г. произошли столкновение голландцев с конкурирующими португальцами из-за остовов, а после 1604 г. стало наблюдаться активное англо-голландское соперничество, выросшее из негласного союз против португальцев. Противостояние с англичанами длилось до 1623 г., когда из-за Амбонской резни (казни английских купцов) те вынуждены были уйти с архипелага. Быстрым успехам голландской колонизации способствовал Ян Питерсон Кун, назначенный в 1613 г. главой голландской фактории в Бантене и ставший фактически руководителем дел компании на Яве. Благодаря энергичной деятельности Куна голландцам удалось поставить под свой контроль торговлю пряностями Индонезийского архипелага. В 1617/8 г. Кун получил назначение генерал-губернатором Голландской Ост-Индии. При нём на месте разрушенной в 1619 г. Джаякерты был основан форт Батавия (названный в честь батавов – предков голландцев), чьё название с 1621 г. получил и выросший вокруг форта город, ставший центром Голландской Ост-Индии. В течение 1620-1660-х гг. произошло утверждение торговой монополии Нидерландов в Индонезии благодаря устранению конкурентов и упрочнению своего влияния в регионе. При этом средства достижения торговой монополии зиждились на грубом, неприкрытом насилии. Так после захвата Молуккских остров в 1638-56 гг. и Малакки в 1641 г. в результате Молуккских войн голландцы добились монополии на экспорт пряностей и импорт своих товаров на большинстве островов. Во второй половине XVII в. Нидерланды перешли к прямым захватам в Индонезии, что не могло не вызвать недовольства у местного населения, самым известным проявлением которого стало антиколониальное движение Сурапати (рубеж XVII – XVIII вв.), национального героя Индонезии. Он смог на востоке острова Явы возглавить независимое государственное образование, долгое время оказывающее сопротивление колонизаторам. Несмотря на гибель Сурапати в бою в 1706/7 гг., его наследники оказывали сопротивление голландцам до 1719 г., а партизанская борьба продолжалась на востоке Явы до 1760-х гг. В целом в XVIII в. в связи с опасением конкурентов голландцы продолжали активную экспансию на т.н. внешних островах. Тогда же в середине XVIII в. после полного подчинения Явы окончательно сформировалась административная, судебная и налоговая система голландского колониального управления.

Важнейшим звеном управления колонии в Индонезии стала основанная в 1602 г. нидерландская ост-индская компания (НОИК). Изначально она была чисто коммерческим торговым предприятием, наибольшее влияние в котором имела олигархией крупных городов, прежде всего Амстердама. Но вскоре НОИК взяла на себя функции колониальной власти, от имени метрополии распоряжаясь судьбами Индонезии. С 1670-х гг. НОИК стала активно вмешиваться в дела независимых яванских государств, окончательно покорив остров к 1777 г. Уже с конца XVII в. НОИК представляла из себя территориальную державу, основанную на крепостнической эксплуатации яванского крестьянства. Начало эксплуатации Индонезии НОИК началось с монопольной внутренней торговли, для сохранения которой применялись наказания местных жителей. Вскоре были основаны плантаций – перкениры. С конца XVII в. расцвела крепостническая эксплуатация яванского крестьянства. В 1677 г. стала применяться практика принудительных поставок продуктов местным населением НОИК, а в XVIII в. началось насильственное внедрение культур, пользующихся повышенным спросом в Европе. Так с 1711 г. в Индонезии стал выращиваться кофе, монополию на который НОИК получила в 1723 г. Объём произведённой продукции быстро рос (1711 г. – 100 фунтов, 1732 – 12 млн. фунтов). Другими внедряемыми насильственно культурами являлись сахарный тростник, индигоноска, хлопчатник. При этом уровень производства сельскохозяйственных культур, выращиваемых на экспорт регулировался зависимости от цен, не учитывая интересы самих производителей (крестьян).

В целом НОИК широко применяла методы косвенного управления захваченными территориями при помощи их прежних феодальных правителей. Во второй половине XVIII в. возросла роль китайцев. Китайский капитал занял место посредника между колониальной властью и населением. При этом капиталистические отношения как таковые не развивались. Показательно, что к концу XVIII в. европейцы мало контактировали с местным населением, поэтому оно оказалось вне культуры и ценностей европейцев. Их общая численность в это время составляла лишь около 10 тыс. чел.

Постепенно, в условиях капиталистического развития Европы НОИК становится уже анахронизмом и постепенно приходит в упадок. Он выражался в падении прибыли, росте расходов на военные операции, повальной коррупции, которая была настолько масштабной, что даже пришлось вводить налог на взятки. Активно процветала контрабандная торговля. Окончательный удар НОИК был нанесён Четвёртой англо-голландской войной 1780-1784 гг., которая продемонстрировала уязвимость владений компании и обернулась финансовой катастрофой. По итогам войны британцы получили право на свободу плаванья в водах НОИК. В метрополии начались споры о судьбе НОИК, которые только усилились с началом революционных и наполеоновских войн. Колонии Нидерландов по-прежнему были крайне уязвимыми для ударов англичан, чем те и пользовались. Тем временем 29 декабря 1795 г. был ликвидирован совет семнадцати, вместо него появился правительственный комитет по делам ост-индской торговли и владений. В 1798 г. было принято решение о ликвидации компании, что и произошло 31 декабря 1799 г., когда активы и долги компании перешли к государству. Эти изменения, однако, не могли помешать лидерству Великобритании на морях и продолжавшимся захватом ею нидерландских владений.

В 1802 г. была образована комиссия нидерландского правительства по выработке принципов управления колонией. По итогам её работы в 1803 г. появилась хартия Азиатских владений, в соответствии с которой сохраняются старые принципы ОИК. Но несмотря на эти меры, кризисные явления продолжились. При этом внутренние проблемы накладывались на внешнеполитические события. Так в ходе революционных войн почти все азиатские колонии Нидерландов были захвачены англичанами, но по Амьенскому миру они были возвращены. Однако с возобновлением войны англичане достаточно быстро смогли вновь оккупировать все нидерландские владения, за исключением Явы. Долгая оборона этого острова стала возможной благодаря энергичной деятельности назначенного в 1808 г. в чине маршала Г.В. Данделса. Он смог заставить яванских регентов – феодалов из местного княжеского рода, управлявших округами – в обмен на весомое вознаграждение от правительства подчиниться требованиям метрополии. Притом сумма вознаграждения зависела от урожая в системе принудительных экспортных культур. Контроль за регентами осуществляли префекты округов, или резиденты – колониальные чиновники, которым реально принадлежала власть. Но несмотря на долгое сопротивление в 1811 г. англичанам всё равно удалось оккупировать территорию Явы. Впрочем, большой заинтересованности в новом владении они не проявили, за исключением губернатора Томаса Раффлза, ратовавшего за систему прямого управления. 13 августа 1814 г. в Лондоне было подписано англо-голландское соглашение о возвращении колоний, по которому Великобритания возвращала Яву Нидерландам, но зато те утратили Цейлон, Капскую колонию, ряд территорий в Южной Америке. В 1815 г. по конституции королевства Нидерландов исключительное право контроля над колониями принадлежало королю.

Возвращение отнятых колоний затянулось: только в 1816 г. Нидерланды де-факто вернули контроль над своими владениями, притом, что англичане задержались до 1818 г. В течение 1816-1830 гг. в Индонезии шла борьба двух систем – старой «системы торговли» и новой «системы налогообложения», причём метрополия склонялась к старым методам. В 1818 г. утвердили «Положение об управлении», по которому главой колонии становился генерал-губернатор. Ему в помощники давались четыре советника и главный секретарь. В 1816-1824 гг. губернатором Явы был Г.А. ван дер Капеллен. Он усилил власть европейских чиновников, но не смог обеспечить повышения доходов. Так, несмотря на повышение поземельного налога в 1814-1823 гг. с 3,35 до 5,41 млн. гульднов, доходы казны упали с 23,45 до 21,88 млн. гульденов.

Окончательное урегулирование спорных колониальных вопросов с Великобританией состоялось 17 марта 1824 г. при подписании Лондонского договора. В соответствии с ним в обмен на Малакку и другие фактории вне Индонезии Англия отдала Банкулен и Биллитон. Сингапур признавался английским. Стороны гарантировали взаимную неприкосновенность владений и сохранение независимости султаната Аче. В 1824 г. было создано Нидерландское торговое общество – акционерная компания с капиталом в 37 млн. гульденов (из них 4 млн. получено от короля). Обществу даровалась хартия на 25 лет, по которой во главе общества стоял совет из 5 директоров, секретарь и 26 уполномоченных от акционеров. Разрешалось использовать для транспортировки продукции лишь нидерландские суда.

Из-за ущемления метрополией прав местной знати в 1825 г. в султанатах Суракарта и Джокьякарта вспыхнуло восстание, с трудом подавленное к 1830 г. В историю оно вошло как восстание принца Дипонегоро, фактически являясь настоящей народной войной. Боевые действия негативно сказались на показателях колонии: отрицательное сальдо за 1817-1829 гг. составило 40 млн. гульденов; центральная Ява была разорена; погибло 8 тыс. европейцев. Назревал серьёзный кризис колониальной системы, из которого вышли в 1830 г. введением на Яве (а после и на Западе Суматры) «системы принудительных культур». Этот проект был разработан Иоанном ван дер Босом в 1829 г. В 1830 г. он стал генерал-губернатором Явы. С введением «системы принудительных культур» отменялся земельный налог с крестьян, но им вменялось в обязанность принудительно разводить экспортные культуры (кофе, сахарный тростник, индиго, табак и т. д.) и сдавать все продукты правительству по крайне низким ценам, притом проделав первичную переработку продукции. «Система принудительных культур» фактически восстановила существовавшую некогда крепостную систему. Яванская община (Дессе) пятую часть своего орошаемого рисового поля должна была отдать под культуры для европейского рынка. Взамен в качестве поощрения выплачивалась небольшая сумма, похожая на заработную плату. Часть крестьян должна была принудительно трудиться (60 дней в году на главу семьи) на предприятиях по переработке урожая. Система смогла функционировать лишь благодаря привлечению местной феодальной верхушки: её введение обеспечивалось регентами-индонезийцами, лишившимися земли, но зато получавшими так называемый «культурный процент». Должность регента была наследственной. Фактически яванские феодалы стали звеном колониального управления.

Эта система государственно-крепостнической эксплуатации была тяжело воспринята яванскими крестьянами так как обрекала их на непосильный труд и лишала возможности возделывать необходимые продовольственные культуры. Ситуация усугублялись высокими таможенными пошлинами на импортные товары, государственной монополией на соль и т. д. Деятельность частного капитала (включая голландский) фактически исключалась. Так на 1856 г. из живших на Яве 20 тыс. европейцев лишь 608 занимались частным бизнесом.

Экспортом сельскохозяйственной продукции занималось НТО, принося доход в казну и дивиденды. К 1840 г. экспорт составил уже 666,1 млн. гульденов. Колониальная экономика обеспечивала рост отраслей промышленности Нидерландов, обслуживающих колонии, таких как судостроение и производство сельскохозяйственной техники. Доходы казны устойчиво росли, составив в 1851 – 1860 гг. 267 млн. гульденов (31% общих поступлений).

Несмотря на повсеместное распространение «системы принудительных культур», её показатели отличались от плановых в меньшую сторону. Так к 1845 г. реально лишь 6% всех культивируемых земель было отведено под эти культуры, хотя по регионам и наблюдались сильные колебания (1-12%). Тогда в систему было вовлечено не более половины населения. Сельскохозяйственный налог так и не был отменён, хотя вознаграждение платили исправно и оно было выше налога (так вознаграждение и налог составляли в 1840 – 10 и 7 млн.; 1850 – 11 и 8 млн.; 1860 – 14 и 10 млн.).

В середине XIX в. в метрополии серьёзно усилились либеральные идеи, касательно колониального управления. Это объяснялось ростом либеральной оппозиции против системы культур из этических и меркантильных соображений. Либералы призывали допустить в колонии частников, что тормозилось скандалами с частными контрактами. В 1849 г. король вынужден был поделиться своей огромной властью в колониях с Генеральными штатами. Всё чаще звучала критика «системы принудительных культур» и способов эксплуатации колоний. Огромное влияние на общественное мнение метрополии оказал роман «Макс Хавелаар, или кофейные аукционы Нидерландского торгового общества», написанный Эдуардом Дауэсом Деккером, больше известным как Мультатули. В 1860 г. либералы стали правящей партией и в период правления министра Торбеке (1862-1866) отменили ряд принудительных культур (пряности, индиго, чай, табак). В 1864 г. был принят закон об отчётности, по которому ежегодный бюджет Индонезии должен был утверждаться в Генеральных штатах.

Долгожданная отмена «системы принудительных культур» началась в 1870 г. после принятия Сахарного и Аграрного законов. Первый значительно сократил посевные площади, принудительно занятые сахарным тростником. По Аграрному закону земля была поделена на «несвободную», обрабатываемую местным населением, и «свободную», необрабатываемую. Государственной собственностью объявлялась большая часть земель в Индонезии, но при этом тот, кто не смог доказать право своей собственности на землю получал возможность её арендовать. Так за крестьянскими общинами и индивидуальными хозяйствами признавалось наследственное владение обрабатываемыми ими землями. Все свободные земли можно было отдавать в наследственную аренду частным лицам любой национальности и компаниям на срок до 75 лет. Плантаторы же «с согласия местных жителей» могли арендовать и земли крестьянских общин на срок до 25 лет. Для исключения земельных споров предписывалось проведение межевания. В итоге в 1870 г. принудительные культуры отменили повсеместно и почти полностью, за исключением кофе (сохранилось в этом статусе до 1917 г.). К 1890 г. всё сельскохозяйственное производство перешло в частные руки. Отмена принудительных культур открыла дорогу инвестициям: иностранный капитал устремился в развивавшееся плантационное хозяйство и горнорудную промышленность. Этому способствовали закон 17 ноября 1872 г. о новых тарифах и отмена с 1874 г. дифференцированных пошлин. В 1880-х гг. были приняты меры по отмене разных принудительных работ, но реально трудовая повинность просуществовала на Яве до 1902 г., а на других островах ещё дольше. Кули пытались поставить в рабское положение. Поводя итог существованию «системы принудительных культур» стоит сказать, что она принесла огромные прибыли метрополии: 473 млн. гульденов в 1849-1866 гг. и 900 млн. за всё время её существования с 1830 г.

В 1874 г. министр колоний ванн де Пютте унифицировал административное деление и управление: отныне резидентство делилось на отделения (афдеелинги) равные регентству. Во главе их были поставлены ассистент-резиденты. Обязательной стала должность патиха – заместителя регента. С 1872 г. в административную иерархию были включены контролёры.

Тем временем в 1860 гг. происходило расширение прямых владений Нидерландов в Индонезии. В 1870 г. англичане согласились на признание прав голландцев над Сииаком и Аче. Для урегулирования англо-нидерландские противоречия в регионе в 1871 г. в Гааге был подписан Суматранский договор, по которому Индонезия становилась открытой колонией для британского капитала, а взамен Великобритания допускала расширение подконтрольной голландцам территории, прежде всего за счёт независимого султаната Аче на Суматре. Его завоевание началось в 1873 г. и вылилось в тяжёлую Ачехскую войну, проходившую в четыре этапа: 1873-1874; 1874-1880; 1881-1896; до 1914 г. Этот конфликт унёс жизни свыше 250 тыс. человек. Для скорейшего замирения региона с 1898 г. по инициативе губернатора Аче Й.Б. ванн Хэютса и учёного востоковеда К.С. Хюргронье нидерландская администрация стала заключать с правителями Аче т.н. «Краткие заявления», состоявшие из трёх условий. Они включали признание ачехских территорий частью Нидерландской Индии, обязательство их правителей не вступать в политические связи с иностранными державами, обязательство выполнять распоряжения колониальной администрации. Взамен метрополия гарантировала им статус самоуправляющегося княжества. К 1920 г. было заключено 267 таких договоров.

На середину 1890-х гг. пришёлся конец эры невмешательства, когда началась широкая голландская экспансия непокорённых островах Индонезии. К началу XX в. нидерландские экспедиции завершили подчинение остававшихся независимыми территорий во всей стране. Во главе этого процесса стояли решительные люди: министр колоний И.Т Кремер, генерал-губернатор Нидерландской Индии К.Х. ванн дер Вейк. Но из-за слабости Нидерландов в военном и экономическом отношении они вынуждены были проводить в своей колонии политику «открытых дверей», дававшую возможность капиталу других колониальных стран участвовать в экономической деятельности в Индонезии. Ввоз иностранного капитала, проникновение монополий и иностранных банков постоянно возрастали. Наиболее крепкие позиции в стране после самих Нидерландов занимала Великобритания. Не случайно в начале XX в. была основана крупнейшая англо-голландская нефтяная монополия «Ройял датч-Шелл», ставшая эксплуатировать богатейшие запасы нефти Индонезии. В целом с 1900 по 1914 гг. доля иностранного капитала в Индонезии удвоилась, достигнув 750 млн. долл. При величине нидерландских инвестиций лишь в 314 млн. долл. Основные вложения пришлись на плантационное хозяйство (выращивались сахар, чай, табак, куучук). Также капиталы шли на развитие горнодобывающей промышленности (эксплуатировались месторождения олова, нефти, угля). Наиболее крупными и известными внутренними монополиями Индонезии стали Яванский сахарный синдикат, Всеобщий сельскохозяйственный синдикат. Основным торговым партнёром колонии в этот период являлись метрополия и Великобритани, причём доля первой сокращалась. Сохранялась огромная роль государства в экономике.

В социальной сфере в это время происходило рождение национального пролетариата и буржуазии, наблюдалась повышенная активность крестьянства из-за падения его жизненного уровня, вызванного пауперизацией населения. При этом крестьянские волнения приобретали религиозную, мессианскую окраску (популярны предания о мессии, саминизм). Развитие капиталистических отношений в колонии переплеталось с докапиталистическими формами. Становление национальной буржуазии шло крайне медленно. Но несмотря на это в Индонезии создавались предпосылки для складывания народностей в нации, шёл процесс становления общеиндонезийского самосознания. Выразителями этого процесса выступали главным образом представители интеллигенции из мелкобуржуазной среды.

В 1901 г. к власти в Нидерландах приходит «христианская коалиция» во главе с лидером Антиреволюционной партии А. Кюйпером. В колониальном вопросе был взят так называемый этический курс, разработанный при участии Питера Броосхофта и Конрада ван Девентера. В нём впервые обращалось внимание на положение коренного населения страны, но вопрос об отделении Индонезии от метрополии не стоял. Инициаторы и проводники этого курса декларировали следующие задачи: повышения благосостояния местного населения; децентрализация управления; развитие образования и здравоохранения. Преобразования должны были проводиться по лозунгами «образование; ирригация; переселение». При этом решение социального вопроса должно было обеспечиваться за счёт самих колоний.

В целом демагогическая составляющая этического курса была огромна, зато реальные результаты оказались весьма скромными. В 1903 г. принимается закон о децентрализации, по которому образовывались советы в городах и резидентствах Явы, а с 1917 г. – и городские советы во внешних провинциях. В 1905 г. Нидерланды простили долг Индонезии в 49 млн. гульденов. При этом вывоз капитала из колонии составил 700 млн. гульденов, ввоз – 500 млн. Стали эксплуатироваться новые богатства: олово, уголь, нефть, каучук. Неслучайно, в 1914 г. эта колония давала 10% национального дохода Нидерландов.



В начале XX в. в Индонезии наблюдается повышение национального самосознания, прежде всего среди интеллигенции. Происходит её радикализация, так как все притеснения стали ощущаться остро. Наиболее громко звучали идеи против феодального гнёта и за эмансипацию женщин Раден Адженг Картини. Знаменем освобождения стал Абдул Риван – первый доктор медицины в Европе, выходец из индонезийцев. 20 мая 1908 г. была создана первая национальная организация «Буди утомо» («прекрасное стремление»), первоначально носившая культурно-просветительный характер, стремящаяся помочь простому народу. Она имела черты постоянной организации, отличалась умеренностью требований и лояльностью к властям, её языком общения стал малайский. Рост национального самосознания проявился и в попытках торгово-промышленной буржуазии сплотиться ради защиты своих интересов. Неслучайно возникший в 1911 г. на Яве Союз исламских торговцев, изначально созданный для борьбы с китайским капиталом, быстро превратился в массовую организацию Сарекат ислам (Мусульманский союз), численность которой к 1913 г. достигла 360 тыс. чел. Вскоре эта организация стала отражать общенациональные демократические интересы народа. В 1912 г. индоевропейцами (метисами) и передовыми индонезийскими интеллигентами была создана Индийская партия во главе с Д. Деккером, выступавшая с общеиндонезийских позиций и первая поставившая вопрос о независимости страны. Стоит отметить появление многочисленных этнических союзов, отражавших интересы локальных групп населения.

Как и многие страны, в 1918-1921 гг. Индонезия испытала подъём национального и революционного движения, что проявилось в массовом стачечном движении и крестьянских волнениях. Наблюдался рост профсоюзов. Брожение коснулось армии и флота вплоть до попытки организации советов. 23 мая 1920 г. на базе ИСДФ выделилась коммунистическая партия Индонезии (КПИ), сразу же ставшая одной из самых активных антиколониальных сил. После этого в Сарекат исламе развернулась борьба за руководство между буржуазными и коммунистическими. В течение 1921-1923 гг., во многом из-за разных подходов к религии, произошёл раскол Сарекат исламе. Секции, находившиеся под влиянием компартии, вскоре образовали Сарекат райат (Союз народа). Сарекат исламе, преобразованный в политическую партию, всё более терял массовую базу. Максимальных успехов КПИ достигла к 1925 г., когда она считалась самой радикальной антиколониальной партией. По многим идейным позициям КПИ была левее Коминтерна, взяв вопреки реальной ситуации в 1924 г. нереалистический курс на социалистическую революцию. Такая позиция КПИ привела к ответным репрессиям властей с 1925 г., которые породили раскол в среде левых сил. В этих условиях КПИ предприняла в ноябре 1926 г. попытку восстания на Яве, которое, однако, оказалось разрозненным, а потому неудачным. Начавшееся уже после расправы на Яве вооружённое восстание на Западной Суматре (январь 1927 г.) было также быстро подавлено. Жестокое подавление этих выступлений привели к протестам мировой общественности. КПИ подверглась разгрому, а связанные с ней профсоюзы и организации были запрещены. Но процесс строительства новых антиколониальных группировок продолжался. Началось выдвижение будущих лидеров независимой Индонезии. Несмотря на неудачу, это восстание характеризуется как первое крупное антиколониальное выступление, значимым итогом которого стал отход от радикализма в антиколониальном движении. В целом, после 1926-1927 гг. в индонезийском национальном движении оформились следующие течения: правое, умеренно-реформистское крыло, либерально-реформистское крыло и левое крыло. В 1927 г. возникла Национальная партия во главе с Сукарно. Выдвинутая партией задача достижения независимости и улучшения положения народа, попытки опереться на трудящихся обеспечили быстрый рост её влияния в массах. В 1929 г. власти арестовали Сукарно и его сторонников. В 1930 г. Национальная партия была ликвидирована, но в 1931 г. возродилась под названием Партия Индонезии (Партиндо), став наиболее популярной партией. В годы экономического кризиса программа Партиндо приобрела большую социальную направленность. В 1933 г. в своей брошюре «За свободную Индонезию» Сукарно заложил основы будущих «Панча сила» («Пять принципов») и теории «мархаэнизма» (от «мархазн» – простой человек). Идеология «мархаэнизма», основанная на национализме с элементами социализма, предлагала единство национальных, религиозных и коммунистических составляющих общества и неразрывно была связана с борьбой за независимость Индонезии. При этом стоит отметить эклетизм учения и произвольное толкование многих идей. В 1937 г. представители буржуазии и коммунисты создали массовую патриотическую организацию Движение индонезийского народа (Геракан ракьят Индонесия; Гериндо). По её инициативе совместно с другими политическими силами был образован Индонезийский политический союз (Габунган политик Индонесия, ГАПИ). В обстановке роста угрозы распространения в Европе и Азии фашизма и японского вторжения ГАПИ, отстаивая национальные интересы и требуя самоуправления и демократии, готов был сотрудничать с властями Нидерландов. Но представители метрополии не желали даже на малейшие уступки национальному движению. Впрочем, в целом из-за указанных выше внешних факторов во второй половине 1930-х гг. антиколониальная борьба снизилась.

Несмотря на нейтралитет Нидерландов в Первой мировой войне в Индонезии произошло ухудшение основных экономических показателей. Это привело к активизации национальных сил. В этих условиях власти метрополии вынуждены были пойти на уступки местному населению. Так в 1915 г. ему было предоставлено право на собрания и союзы; состоятельные индонезийцы смогли принять участие в городских/муниципальных выборах; в некоторых учреждениях колонии было уравнено жалование голландских и индонезийских чиновников; индонезийцы получили возможность получения высоких офицерских постов. В декабре 1916 г. было провозглашено создание фольксраада – «народного совета», состоящего из 39 человек (15 из которых были индонезийцами, 10 из них – выборными; остальные приходились на европейцев, китайцев, арабов). Официально открытие «народного совета» состоялось 18 мая 1918 г. Несмотря на ограниченные функции этого фактически совещательного органа, он стал использоваться национальными силами как трибуна для критики системы.

После Первой мировой войны власти метрополии решились на проведение политики децентрализации системы управления, базировавшейся на идее создать правление во главе с губернатором, при котором действовали бы провинциальные и резидентские советы. Всего было создано три провинциальных совета по числу провинций. В 1925-1927 гг. на Яве были ликвидированы резидентские и созданы регентские советы. Тогда в стране насчитывалось 3 провинции и 76 регентств, причём на провинциальном уровне в советах над индонезийцами доминировали европейцы, китайцы и арабы. К 1930-м гг. было образовано и 32 городских совета. В 1927 г. фольксрааду формально предоставили законодательное право, однако оно было ограничено правом вето генерал-губернатора и необходимостью утверждения бюджета колонии генеральными штатами метрополии. В целом в межвоенный период нидерландская колониальная политика оставалась негибкой, несклонной к компромиссам. Индонезийцы составляли менее 7% всех чиновников, никто из них не стал регентом и ассистент-регентом. Власти метрополии не желали поступаться ничем всерьёз в пользу нарождающейся новой элиты индонезийского общества.

Экономическое развитие Индонезии в период между Первой и Второй мировыми войнами характеризовалось продолжением политики открытых дверей. Хотя основные (75%) инвестиции принадлежали метрополии, иностранный капитал вкладывался весьма активно (Великобритания – 13%, США – 3%, Япония – 1%). Благодаря благоприятной конъюнктуре до конца 1920-х гг. экономика Индонезии была на подъёме. Наблюдался устойчивый спрос на кофе, табак, чай, пряности, а также нефть и олово, чья добыча постоянно росла (7,5 млн. тонн нефти в 1938 г. в сравнении с 1,5 млн. в 1913 г.). Другими полезными ископаемыми, добываемые в колонии были уголь, золото, серебро, марганцевая руда, сера, йод, фосфориты, началась добыча никеля. Однако основным объектом эксплуатации было сельское хозяйство: в этот период наблюдался бурный рост плантационного хозяйства. На начало 1930-х гг. четверть лучшей обрабатываемой земли принадлежало иностранному капиталу. На первом месте по производству стоял каучук, на втором – сахар. В связи с повышением спроса наблюдался рост производства пальмового масла и таких культур как табак, чай, кофе, кора хинного дерева. По прежнему основной хозяйственной территорией оставался остров Ява, вслед за ним активно развивалась Суматра. Наблюдалось и развитие инфраструктуры. Все эти позитивные факторы привели к огромному положительному торговому сальдо, которое в 1911-1915 гг. составляло 235 млн. гульденов, в 1916-1920 гг. – 650 млн., в 1921-1925 гг. – 600 млн. Только за один 1928 г. метрополия извлекла из колонии прибыль в 320 млн. долл. Негативным фактором экономического развития Индонезии стала огромная зависимость страны от мировой конъюнктуры на её экспортные товары. Рост экономики сопровождался на Яве пауперизацией крестьянства и обезземеливанием, хотя на внешних островах имелась система аренды из-за огромных площадей свободной земли. При этом предпринимательство среди индонезийцев развивалось крайне медленно и было, в основном, представлено сферой торговли. Промышленная буржуазия была крайне слаба.

В таких обстоятельствах мировой экономический кризис 1929-1933 гг. сильно ударил по Индонезии. Он привёл к катастрофическому падению цен на экспортные культуры, втрое сократив их стоимость. Это привело к упадку плантационного хозяйства и закрытию многих предприятий, что сопровождалось падением занятости и снижением жизненного уровня населения. Власти искали выход в принудительном регулировании и картелировании. Был введён режим экономии. Удивительным фактом было отсутствие во время кризиса сколь либо серьёзных выступлений рабочих и крестьян. Исключение составили лишь волнения в ВМФ: В 1933 г. произошло крупное восстание на броненосце «Семь провинций», которое было жестоко подавлено. Тяжёлое положение сохранялось до 1938 г., когда начался подъём экономики, во многом связанный с благоприятной предвоенной конъюнктурой. При этом власти Нидерландов предпринимали шаги по ограничению активности Японии на островах, для чего были даже заинтересованы в росте индонезийской национальной промышленности.

Ещё до начала Второй мировой войны японцы вели в Индонезии антинидерландскую пропаганду, эксплуатируя неприязнь местных жителей к европейским колонизаторам. Важно отметить и наличие своей агентуры. С 10 мая 1940 г. власти метрополии ввели в колонии осадное положение, усилили цензуру, запретили массовые собрания. Одновременно звучали обещания реформ. Однако в целом в этот период произошло усиление преследования национальных организаций и их лидеров, что привело к переориентированию части из них на Японию. Стоит отметить, что вооружённые силы в Индонезии были незначительны: там служило лишь 32 тыс. солдат королевской армии Нидерландской Индии и квартировались незначительные англо-американские части. После нападения на Перл-Харбор с 8 декабря 1941 г. Японии начала масштабную агрессию в азиатско-тихоокеанском регионе и уже 10 января 42 г. началось японское наступления на индонезийские острова. Сил для отпора было недостаточно и уже к марту японцы оккупировали Индонезию. Первоначально национальная элита страны имела иллюзии в отношении японцев, но действия новых колонизаторов их быстро развеяли. Неограниченный произвол японских военных, вывоз продовольствия, неприкрытый грабёж жителей, введение трудовых повинностей, ликвидация ненужных в период войны отраслей сельского хозяйства вызвали рост антияпонского движения. Если в первые месяцы оккупации японцы считали достаточным распустить старые колониальные органы власти и ввести вместо них военное правление с делением Индонезии на три зоны, то с конца 1942 г. был взят курс на привлечение к сотрудничеству местных национальных лидеров. Для усиления в Индонезии своей политической опоры, вместо распущенных ранее партий японцы в марте 1943 г. создали единую организацию Пусат тенага ракьят (ПУТЕРА; Концентрация народных сил), а в декабре – Пембела танах аир (ПЕТА; Добровольческая армия защитников отечества, где индонезийцы были допущены к командным должностям). Несмотря на все эти меры, положение японцев было непрочным и постоянно ухудшалось. Так уже в 1942 г. вспыхнуло восстание крестьян в Тапанули (Суматра), затем сопротивление только нарастало. Возникали и тайные организации Сопротивления, причём, несмотря на малочисленность воссозданной в подполье КПИ, коммунисты были в первых рядах Движения Сопротивления.

Ухудшение положения Японии на фронтах войны вынуждало её власти идти на новые уступки, вроде расширения участия индонезийцев в административном аппарате, создания в апреле 1945 г. Комитета по изучению вопроса о независимости. Но антияпонское движение стало настолько мощным, что местные патриоты, используя легальные выступления, вели открытую пропаганду требования немедленного предоставления независимости стране. На первом заседании Комитета по изучению вопроса о независимости 1 июня 1945 г. Сукарно выступил с большой программной речью, впоследствии получившей название «Рождение Панча сила». В ней требование немедленной независимости сочеталось с изложением «пяти принципов» организации будущего независимого государства. Эти принципы: национализм; интернационализм или гуманизм; дискуссия или демократия; социальная справедливость; вера в бога. Эти принципы стали платформой объединения для всех патриотических сил. Японские власти вынуждены были создать Комитет по подготовке независимости во главе с Сукарно. Спустя два дня после вступления СССР в войну с Японией, главное командование в Юго-Восточной Азии объявило о даровании Индонезии независимости с 24 августа 1945 г. Однако разгром советскими войсками Квантунской армии и принятие 14 августа Японией условий капитуляции дали возможность представителям индонезийских патриотических сил (Сукарно, Хатта) уже 17 августа провозгласить от имени народа независимость страны.

Уже 18 августа была принята первая конституция на основе принципов панча шила. В соответствии с переходными постановлениями до образования конгресса и парламента власть должна была осуществляться президентом при помощи центрального национального комитета. В тот же день Комитет по подготовке независимости избрал президентом Сукарно и вице-президентом М. Хатта. Однако мирного развития нового независимого государства не случилось. В сентябре 1945 г. возникла угроза военной интервенции: в Джакарте (Батавии), где высадились англо-индийские войска, формально предназначавшиеся для разоружения японских сил, но реально содействовавшие восстановлению голландской колониальной администрации и высадке голландских войск. В ноябре 1945 г. действия английских войск приобрели характер агрессии и объяснялись солидарностью колониальной державы, которая имела проблемы с национально-освободительным движением. Нидерланды же не отказались от стремления восстановить своё господство в Индонезии, для чего хотели разделить народ Индонезии, но антиколониальные настроения были везде сильны. Борьба за независимость объединила основные, хотя и пёстрые социальные силы: основанную в ноябре 1945 г. на принципах ислама партию Машуми, воссозданную в январе 1946 г. Национальную партию, основанную в ноябре 1945 г. Народную социалистическую партию; немногочисленную КПИ и разные социалистические партии.



Ослабленные гитлеровской оккупацией, неготовые к ведению полномасштабной колониальной войны, скованные мировым общественным мнением Нидерланды с октября 1945 г. вынуждены были вступить в переговоры с индонезийцами. Итоговые соглашения (Лингаджатские) были парафированы 15 ноября 1946 г., а подписаны 25 марта 1947 г. По их положениям Нидерланды де-факто признали республику в границах Явы, Мадуры, Суматры. Оккупированные районы этих островов подлежали возвращению республике, которая вместе с созданными на других островах под контролем колонизаторов автономными «государствами» должна была образовать федеративное государство Соединённые Штаты Индонезии (СШИ), входящее в Нидерландско-Индонезийский Союз. Однако это соглашение являлось лишь временным компромиссом, не устраивающим обе стороны. Уже в июле 1947 г. Нидерланды начали открытую войну против Республики Индонезия. Успехи армии Нидерландов не были прочными, одновременно на метрополию оказывалось давление со стороны мировых антиколониальных и демократических сил, что вынуждало её принять попытки мирового сообщества урегулировать ситуацию через ООН. Впрочем, перевес в ООН мнения колониальных держав позволил добиться создания «Комиссии добрых услуг» по Индонезии, под нажимом которой 17 января 1948 г. правительство Шарифуддина вынуждено было подписать крайне тяжёлое Ренвильское соглашение. Это соглашение было негативно воспринято индонезийским обществом и привело к падению кабинета: вместо Шарифуддина его возглавил вице-президента Хатта. В целом в этот период политическая ситуация характеризовалась поляризацией в связи с повышением влияния коммунистов. 19 декабря 1948 г. Нидерланды начали Вторую колониальную войну. Уже в декабре временная столица и важнейшие центры республики были захвачены, президент Сукарно и большая часть членов правительства арестованы и вывезены с Явы. Но это вызвало лишь усиление сопротивления индонезийского народа, развернувшего партизанскую войну. Активную поддержку борьбе нидерландского народа выражало мировое общественное мнение, под давлением которого Нидерланды вынуждены были вернуть правительство в Джокьякарту и согласиться на созыв конференции «Круглого стола». Конференция состоялась в Гааге с 23 августа по 2 ноября 1949 г. с представителями Республики Индонезия и государственных образований, созданных под своим контролем территории архипелага. В соответствии с решением конференции 27 декабря 1949 г. Индонезия получала суверенитет и становилась федеративным государством – Республикой Соединённых Штатов Индонезии (СШИ), в которую вошли Республика Индонезия и 15 марионеточных государственных образований. При этом Нидерланды добились включения в эти соглашения ряда условий, ущемлявших суверенитет СШИ в области внешней политики, экономических связей и обороны. Вопрос о Западном Ириане, на воссоединение которого с Индонезией Нидерланды не желали согласиться, остался открытым. Впрочем, расчёты колонизаторов на сохранение кабальных соглашений конференции «Круглого стола» не оправдались. Стремление индонезийского народа к созданию единого независимого государства привело к добровольному слиянию штатов с республикой и в августе 1950 г. СШИ превратились в унитарную Республику Индонезия, что было закреплено во временной конституции. Нидерландско-индонезийский союз был расторгнут в 1954 г., а окончательно прекратил своё существование в 1956 г.

Проблема Западного Ириана была окончательно решена в начале 1960-х гг. К тому времени лозунг освобождения этой территории был очень популярен в Индонезии. В августе 1960 г. дипломатические отношения с Нидерландами были разорваны. Угроза освободить Западный Ириан силой сопровождалась военной подготовкой и широкой пропагандой и в итоге воплотилась в боевых действиях в 1961-1962 гг., которые были прекращены под давлением США и СССР. В 1962 г. было достигнуто соглашение с Нидерландами о постепенной передаче Западного Ириана под управление республики: колония сперва перешла под эгиду специального комитета ООН, а с 1 мая 1963 г. на ней расположилась администрация Индонезии. Окончательно переход Западного Ириана в состав Индонезии был оформлен по итогам проведённого в августе 1969 г. референдума в Индонезии.



Вест-индские владения.

Вест-индские колонии Нидерландов обычно разделяют на две части: материковую, состоящую из Суринама (Нидерландская Гвиана) и Нидерландские Антильские острова (6 штук). Первые представители Нидерландов в Суринаме появились ещё в 1551 г., однако они не смогли там укрепиться. Уже с конца XVI в. в колонии хозяйничали испанцы, с 1630 г. – англичане, и лишь с 1667 г. – вновь голландцы. В 1682 г. Суринам был передан Вест-индской компании, основанной в 1621 г. Основой экономики колонии долгое время являлись плантации сахарного тростника, обрабатываемые чернокожими рабами из африки. Большой доход предприимчивым нидерландцам приносила и работорговля. Жестокие условия труда на плантациях приводили к многочисленным восстаниям и побегам рабов, которые могли укрыться в лесных районах Суринама. Сила и численность беглых рабов была настолько велика, что в 1780 г. так называемые «лесные негры», бывшие рабы, добиваются самостоятельности и признаются свободными людьми. В 1798 г. происходит ликвидация Вест-индской компании, одновременно начинается и упадок плантационного хозяйства. Запрет на работорговлю в Великобритании и США в 1807 и 1808 гг. соответственно, а также в Индонезии в 1814 г. серьёзно ударяют по всей плантационной системе в Суринаме, хотя рабство как институт сохраняется. В эти годы наблюдалась и контрабанда «живого товара». Дальнейшее ухудшение положения произошло в течение 1834-1848 гг., когда рабство было отменено в соседних Британской и Французской Гвианах. В итоге после долгих дебатов 1 июля 1863 г. рабство было отменено и в Нидерландской Гвиане. Освобождению подлежало 38,5 тыс. рабов, причём их владельцам выплачивалась суммарная компенсация в размере 12 млн. гульденов за счёт государства.

Важно отметить, что ещё в 1860 г. Суринам приобрёл официальный статус колонии, состоявшей теперь из 9 провинций и управляемой генерал-губернатором при помощи совета (колониальные штаты) из землевладельцев. После отмены рабства колония столкнулась с серьёзной проблемой нехватки рабочей силы, для восполнения которой применялся наём индийских кули (обычно на основе пятилетних контрактов), при этом в 1869 г. был введён официальный запрет на привлечение дешёвых рабочих из Китая. Плантационная система тогда находилась в таком упадке, что на 1890 г. действовало всего лишь 16 плантаций, где выращивались сахарный тростник, кофе, какао, батат. В 1874 г. было найдено золото. В целом, на начало 1890-х гг. территория вест-индских колоний Нидерландов достигла около 200 тыс. квадратных километров, в которых проживало 70 тыс. чел. в Суринаме и 50 тыс. чел. на островах. При этом большая часть Суринама оставалась неосвоенной, 90% населения жило на побережье.

Открытые испанцами Нидерландские Антильские острова суммарной площадью 1000 квадратных километров перешли к нидерландцам в 1630-40 гг. Ещё долгое время они часто оккупировались другими державами, но в 1816 г. окончательно отошли к Нидерландам. Эти острова также служили базами для пиратов и традиционно отличались пёстрым составом населения. Губернатор островов имел свою резиденцию на острове Кюрасао; в управлении ему помогал административный совет из 4 членов, колониальные штаты и верховный суд. Важнейшими островами НАО были Кюрасао, Аруба, Наветренные острова. До отмены в 1863 г. рабства территория была центром работорговли в Карибском бассейне. На начало XX в. основными статьями экспорта островов были: дивидиви (пигмент), апельсиновая цедра, алоэ, козьи шкуры и соль, древесина, кирпич, известь, животные.

После открытия в начале ХХ в. месторождений нефти в Венесуэле, англо-голландская компания «Ройял Датч-Шелл» построила в 1916 г. на Кюрасао крупный завод по переработке нефти. Отныне переработка венесуэльской нефти стала основой экономического развития Нидерландских Антильских островов. А в 1915 г. в Суринаме были открыты огромные залежи бокситов, и в 1927 г. было построено первое крупное предприятие по их добыче (продукция находила спрос в США). В 22 г. состоялось официальное присоединение территории островов к королевству Нидерландов.

Как и в других колониях, после Второй мировой войны в вест-индских владениях Нидерландов обострилась борьба за независимость. В Суринаме проявлял активность «Союз суринамцев», но несмотря на его деятельность владычество метрополии сохранялось. С 1948 г. в употребление вводится понятие Нидерлландские Антилы. С 1954 г. Антильские острова стали пользоваться внутренней автономией в составе Королевства Нидерландов. В 1959 г. был принят новый устав королевства, по которому Нидерланды становятся королевством трёх равных партнёров: Суринама, Нидерландов и Антил. Договор содержал ряд оговорок, поэтому автономия была крайне незначительна. Сохранялась и большая роль губернатора – без его санкции не принималось ни одно решение. Однако движение за независимость крепло и в 1973 г. на выборах в законодательное собрание Суринама большинство получил блок партий, выступавших за независимость страны. А 25 ноября 1975 г. Суринам был провозглашён независимой республикой.



Литература.

Берзин Э.О. Юго-Восточная Азия и экспансия Запада в XVII – начале XVIII века. М., 1987.

Демин Л.М. Японская оккупация Индонезии. М., 1971.

Кямилев Э.Х. Завоевание Индонезией независимости. М., 1972.

Муссо М. Индонезия – колония голландского империализма. М., 1931.

Тюрин В.А. Ачехская война (Из истории национально-освободительного движения в Индонезии). М., 1970.



Тюрин В.А. История Индонезии. М., 2004.

Шатохина-Морвинцева Г.А. Нидерланды в новое и новейшее время. М., 2002.
: docs
docs -> Списочный состав врачей гбу рс (Я) «Детская стоматологическая поликлиника» по состоянию на 15. 08. 2016 г
docs -> Специальность 060105. 65 Стоматология Аннотация рабочей программы учебной дисциплины дс. Ф. 2 «Терапевтическая стоматология» Целью изучения дисциплины «Терапевтическая стоматология»
docs -> Восстановительная и пластическая хирургия челюстно-лицевой области А. М. Панин
docs -> Учебный план «Стоматологическая помощь населению»
docs -> Стоматологический центр
docs -> «Гигиена полости рта»
docs -> Идеальная гигиена полости рта
docs -> Методика разработки норм времени и нагрузки медицинского персонала




База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница