Путешествие в историю экстраординарной женщины



страница1/9
Дата06.08.2017
Размер1,96 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Муниципальное бюджетное образовательное учреждение 

Средняя образовательная школа  

г. Нижнего Новгорода

Научное общество учащихся  



Путешествие в историю экстраординарной женщины.

Выполнила: Плаксина Юлия,  

ученица 5-А класса

  Научный руководитель:  

Городжанова О.М.,

учитель английского языка

 

 

Нижний Новгород



2014

Содержание стр.

Введение…………………………………………………………………….. 3



  1. Жизнь Беатрикс Поттер…………………………………………..... 5

  2. Беатрикс Поттер как мастер стиля………………………………..15

  3. Волшебный мир Беатрикс Поттер……………………………….. 20

  4. Топ Хилл……………………………………………………………… 25

Заключение…………………………………………………………………. 27

Список литературы…………………………………………………………28

Приложения………………………………………………………………….29

Введение

Только детские книги читать,

Только детские думы лелеять…

Душа читателя любого возраста, омытая в волшебном роднике сказки, становится чище и просветленнее. Однако, чтобы душа начала расти, набирать силу и широту, в детстве к ней обязательно должна прикоснуться палочка сказочной феи. Маленькому человеку сказка, будоражащая воображение и в образной форме передающая опыт многих поколений, просто необходима, дабы подготовиться к встрече с большим миром, где могут ждать испытания не менее трудные, чем у сказочных героев.

У всех народов сказки занимают почетное место. Они делятся на волшебные и богатырские (или рыцарские), житейские (бытовые) и балагурные, на сказки о животных, у которых оказываются, на поверку, человечьи повадки. Но в целом жанр этот отражает особенности традиционного уклада того или иного народа, его обычаи и верования, идеалы и устремления, а нередко также важнейшие вехи исторического пути.

Если мы хотим добыть драгоценные крупицы знания о духовном мире народов, населяющих Британские острова, то лучшим "рудником" для этого могут послужить их сказки. Гете сказал: чтобы понять поэта, надо отправиться в его страну. Но верно и другое: чтобы понять страну, необходимо знать творчество ее поэтов. Английская литература конца ХIХ — начала ХХ века дала блестящую плеяду художников слова, которые писали специально для детей младшего возраста. Как пишут английские исследователи, «золотой век» детской литературы начался с Льюиса Кэролла. Вершина его – в конце XIX – начале XX века, когда публикуют свои произведения для детей Р. Киплинг, выходит «Ветер в ивах» К. Грэма, «Питер Пэн» Д. Барри, «История кролика Питера» Б. Поттер.

И темой своего исследования я выбрала жизнь и творчество замечательной английской писательницы Беатрикс Поттер.

Милые, волшебные сказки мисс Поттер – это та самая классика, которую любят дети и взрослые во всем мире. А в Британии они возведены в культ уже более ста лет, с тех пор, как в 1902 году вышла “Сказка о кролике Питере”.

С тех пор, как мне в руки попала эта тоненькая книжица с чудесными иллюстрациями, я питаю к этим историям самые нежные чувства.

В этой работе я попытаюсь ответить на следующие вопросы:

Какой была ее жизнь? Почему эту женщину называют экстраординарной? В чем секрет того, что сказки и рисунки, созданные более 100 лет назад, до сих пор издаются огромными тиражами и невероятно популярны во всем мире? Почему эта всемирно известная женщина почти неизвестна в России?

Основные цели этой работы:

Проанализировать творчество Беатрикс Поттер;

Выявить актуальность ее работ;

Проанализировать «многозначность образов животных»;

Выявить сюжетную занимательность ее сказок.



Жизнь Беатрикс Поттер.

Давным-давно … Именно так мне бы хотелось начать мое повествование о всемирно известной английской писательнице Беатрикс Поттер.

Беатрикс Поттер, которая в основном известна как автор историй о Питере Кролике, была не только иллюстратором своих сказок, но и талантливым живописцем, микологом и заслуженным фермером-овцеводом. Для женщины - причем женщины из богатой викторианской семьи - это достижения небывалые.

Она была дочерью Руперта и Хелен Поттер, чьи семьи разбогатели на хлопке: семья Хелен на покупке и продаже сырья, семья Руперта - на коленкоре, производившемся на крупнейшей в мире ткацкой фабрике неподалеку от Манчестера.

В 1854-м Руперт Поттер оставил семейный бизнес и поступил в Лондонскую Линколнс-инн, где получил диплом юриста. Но работать по специальности у него необходимости не было - средства позволяли ему вести жизнь светского человека: он проводил время в клубах, посещал галереи, собирал картины, занимался фотографией - относительно новым тогда искусством - и стал отличным фотографом-любителем, водил знакомство с известными людьми (такими, как художники Миллес и Лейтон, Гаскелл - муж писательницы Элизабет Гаскелл, и многими другими). В 1863-м он женился на Хелен Лич, дочери давнего друга семьи. Первый ребенок - девочка - родилась 28 июля 1866-го, ее поручили заботам няни и поселили в детской на верхнем этаже дома. Имя Хелен Беатрикс ей дали в честь матери, которая, кстати сказать, поразительно походила на королеву Викторию внешне (чему беспрестанно удивлялись окружающие), но может быть, не только внешне.(см. приложение 1)

У Беатрикс было одинокое детство, почти все время девочка проводила в стенах родного дома. Ее брат Бертрам появился на свет, когда ей исполнилось шесть лет, и прошли годы, прежде чем он подрос и стал для сестры товарищем.(см. приложение 2) Сменявшие друг друга гувернантки выучили Беатрикс читать и писать, но большую часть времени ей приходилось занимать себя самой. С малых лет у нее обнаружился настоящий талант к рисованию, она очень любила делать наброски с животных, зарисовки растений, да и вообще всего, что поражало воображение (теперь ее самый ранний детский альбом хранится в Лондонском музее Виктории и Альберта). Родители, каждый из которых немного занимался живописью, поощряли художественные увлечения дочери.

Поттеры вели размеренный образ жизни. Довольно много времени они проводили за городом. На уик-энд навещали родителей Руперта, живших недалеко от Лондона, а каждую весну на две недели уезжали на побережье - на время большой весенней уборки, производившейся в их отсутствие. На три чудесных летних месяца и господа, и слуги - поварихи, горничные, кучер, грум - уезжали в Шотландию, куда отправлялись на поезде. С 1871 года семья снимала большой загородный дом Делгайс-хаус на берегу реки Тей.

Здесь дети наблюдали за жизнью животных и птиц, собирали камни, мхи, цветы, а потом приносили домой и зарисовывали, Беатрикс вела дневник (с 1881-го по 1897-й). Этот удивительный документ сохранился до наших дней. Она шифровала записи (что было не такой уж редкостью в ХIX веке - так, детские дневники Шарлотты Бронте тоже зашифрованы); несложный код, придуманный ею, основан на замене одних букв другими, правда, писала она так мелко, что в зрелом возрасте сама уже не могла расшифровать свои записи.(см. приложение 3) Возможно, она прибегала к коду, чтобы не бояться, что дневник попадется на глаза матери, с которой она не была близка. В 1958 году, через пятнадцать лет после смерти писательницы, Лесли Линдер, коллекционер и исследователь ее книжек, разгадал код и расшифровал дневник. На это ушло пять лет, и еще три года - на подготовку текста к печати. Зато теперь мы многое знаем и о самой Беатрикс Поттер, и о повседневной жизни семьи, принадлежавшей к верхушке среднего класса, и о социальных и политических условиях конца викторианской эпохи.

Надо сказать, что брат и сестра и в Лондоне сохраняли близость к природе: не только в саду, но и в детской постоянно жили животные. Одно время в доме были две ящерицы, Тоби и Джуди, ужиха по имени Салли, четыре тритона, зеленая лягушка, а в клетке для попугая обитали две летучие мыши, которых кормили живыми мухами и сырым мясом. Беатрикс не удовлетворялась тем, что постоянно изображала всю эту живность карандашом или красками, она дрессировала зверьков, изучала их повадки и строение тела, так как была прирожденным натуралистом. Спустя много лет, когда ей довелось иллюстрировать собственные сказки, альбомы с рисунками оказались бесценным подспорьем.

Когда Беатрикс исполнилось шестнадцать лет, Поттеры переменили место отдыха и поехали не в Пертшир, а в другую часть Британии, во многом напоминавшую Шотландию, там тоже были горы и озера, овцеводческие фермы. Так она впервые увидела местность, с которой впоследствии связала жизнь, - Озерный край. Тогда же она познакомилась с каноником Хардвиком Ронсли, уже в те годы боровшимся за сохранение ландшафта и ставшим впоследствии одним из основателей Национального общества по охране природы и памятников. Своим желанием сохранить нетронутой красоту этой земли он заразил и юную Беатрикс.

Когда ее младшему брату Бертраму исполнилось одиннадцать, его послали в закрытую школу; такой привилегией обладали только мальчики: считалось, что для девочек достаточно домашнего образования. Именно такое домашнее воспитание и получила Беатрикс, но впоследствии она была этому рада: считала, что это помогло ей сохранить своеобразие собственной личности. К ней пригласили очередную гувернантку для занятий немецким языком, мисс Анни Картер, которая была всего на два года старше своей ученицы; - как потом выяснилось, то был счастливый выбор. Пригласили и учительницу для занятий изобразительным искусством. В дневнике Беатрикс осталась запись: «Не знаю, что и сказать. Кажется, мне не по душе занятия, пожалуй, даже вызывают разочарование. Скучно, когда не нравится, как тебя учат. Буду рисовать, как мне хочется, без нее». Разумеется, эти занятия долго не продлились, а вот Анни Картер прожила в доме почти два года, пока не вышла замуж. Анни и Беатрикс остались подругами на всю жизнь, и эта дружба сыграла решающую роль в том, что Беатрикс, до поры до времени и не помышлявшая о писательстве, стала сочинять сказочные истории и рисовать к ним картинки.(см. приложение 4)

С уходом Анни все уроки закончились, и у Беатрикс появилось свободное время, а значит, и возможность познакомиться с Лондоном - отведать пищу, которую он предлагал ее пытливому уму. Беатрикс Поттер во многом следует считать продуктом викторианского самообразования. Вместе с отцом она посещала художественные галереи, часами зарисовывала экспонаты находившегося неподалеку от ее дома Музея естественной истории, о чем писала в дневнике: «Никогда не видела ничего ужаснее, чем чучела животных. Но все равно: рисовать, писать красками, лепить, - меня не оставляет желание воспроизвести любой прекрасный предмет, который притягивает взгляд. Почему бы не удовлетвориться только рассматриванием? Но не могу не рисовать, даже если получается неважно». Беспрестанно изображала она и своих домашних питомцев. Ее любимцем был кролик Бенджамин-Прыгун, которого она «потихоньку принесла домой в бумажном пакете из лондонской лавки».(см. приложение 5) Она изображала его в разных ракурсах, редко с ним расставалась и даже брала с собой за город. Кроме того, она купила микроскоп, в который рассматривала бабочек и делала тончайшие зарисовки чешуек на их крыльях, а также срезов ножек грибов. Но дело этим не ограничивалось - грибы ее интересовали как исследователя: она изучала условия их размножения и существования, строение спор.

Беатрикс Поттер с детства любила рисовать, особенно сюжетные рисунки с животными. Во время званных ужинов в доме семейства Поттер, гости часто находили у своих тарелок особые карточки от Беатрикс. На них изображались животные и пара слов на тему ужина. Ну, а если же это был праздник, то никто не оставался без ее поздравительных открыток. Именно на своих открытках Беатрикс заработала свои первые личные деньги. (см. приложение 6)

В 1889 году она нарисовала серию рождественских открыток, на которых был изображен кролик Бенджамин, чтобы разослать знакомым. По совету своего дяди Генри Роско, она послала их фирме «Хилдшеймер энд Фолкнер», выпускавшей поздравительные открытки, те в ответ прислала ей чек и заказали новые рисунки. Часть ее работ была напечатана в виде открыток, часть - использована как иллюстрации к сборнику стихотворений Фредерика Э. Уэдерли «Веселая парочка». Беатрикс записала в дневнике: «Первое, что я сделала, это дала Прыгуну (каким он оказался удачным вложением капитала!) полную чашку конопляного семени, а значит завтра утром, когда я сяду его рисовать, он будет возбужден и совершенно неуправляем». Ей исполнилось двадцать четыре года, но она продолжала жить дома с родителями и, в соответствии с царившими тогда представлениями, как единственная дочь должна была оставаться с ними до конца их дней. В ту пору она сделала еще одну запись: «Я получаю все большую радостьот того, что могу распоряжаться деньгами по собственному усмотрению. Замечательно иметь немного денег, тратить их на книги или на что-нибудь еще такое и быть независимой, пусть даже одинокой».

В 1897 году Беатрикс изложила результаты своих микологических исследований в докладе, который послала в Линнеевское общество, но читала его не она, а ее родственник - женщин тогда не принимали в научные общества и уж конечно не допускали в залы заседаний. В 1997-м, ровно сто лет спустя, в том же Линнеевском обществе состоялась публичная лекция известного биолога Роя Уотлинга «Беатрикс Поттер как миколог», в которой он высоко оценил ее вклад в изучение грибов и ее ботанические рисунки (специалисты пользуются ими до сих пор).

Когда Беатрикс уезжала на лето из Лондона, она писала письма с картинками своим племянникам и племянницам, семейству Анни Картер (теперь миссис Мур), в котором было восемь человек детей, а также другим знакомым детям. На смену Бенджамину пришел другой любимец - кролик Питер, и теперь ее письма пестрели его изображениями. Как-то раз в сентябре 1893 года пятилетний Ноэль Мур заболел, и, чтобы его развлечь, Беатрикс послала ему письмо, начинавшееся так: «Мой дорогой Ноэль, не знаю, что бы тебе такое написать. Пожалуй, расскажу тебе историю про четырех крольчат, которых звали Флопси, Мопси, Белохвостик и Питер. Они жили со своей мамой под корнями огромной могучей ели…»1 Нарисовала она и героев этого рассказа. Анни Мур первой пришло в голову, что эту историю легко превратить в детскую книжку. И в самом деле, когда Беатрикс переписала письмо к Ноэлю, кое-что туда добавив и подправив рисунки, получилась «Сказка про то, как Питер Кролик побывал в огороде у мистера Мак Грегора». Но найти издателя оказалось делом нелегким: Беатрикс считала, что иллюстрации, вопреки обыкновению, должны быть черно-белыми («Я не хотела, чтобы книжка была в цвете по двум причинам: из-за дороговизны хорошей цветной печати и из-за малоинтересной окраски моих героев, большая часть которых - кролики, значит, одно только коричневое на зеленом»), а книжечка - совсем маленькой, «такой маленькой, чтобы ее мог удержать крольчонок». В конце концов, Поттер пришлось издать книжку за свой счет (пригодились деньги за рождественские открытки). 6 декабря 1901 года «Сказка про Питера Кролика» (Беатрикс сократила название) вышла из печати. Все было сделано так, как хотелось автору: крохотного размера, на каждой странице одна-две фразы, на обороте - черно-белая иллюстрация, а на фронтисписе цветная картинка (хорошо знакомая теперь очень и очень многим): миссис Кролик наливает сыну настой ромашки.(см. приложение 6)

Поначалу было заказано 250 экземпляров, но они так быстро разошлись, что через два месяца пришлось заказать еще 200.

Тем временем Хардвик Ронсли, желая помочь Беатрикс опубликоваться по-настоящему, переложил «Кролика Питера» стихами (довольно слабыми) и отправил издателю Фредерику Уорну. Тот ответил, что, по некоторым размышлениям, решил издать сказку, но предпочитает, чтобы она была в прозе! И чтобы иллюстрации были цветными. Беатрикс не сразу дала переубедить себя, потом все же сдалась, но увидев результат заполнения рисунков цветом, осталась недовольна и заново сделала все иллюстрации акварелью. Тогда-то Питер и обрел свою синюю курточку, которую теперь помнят миллионы читателей во всем мире. В издательстве «Фредерик Уорн» «Сказка про Питера Кролика» вышла в октябре 1902 года тиражом 8000 экземпляров, который был целиком распродан по предварительным заказам. До конца года было напечатано 28 000 экземпляров этой книжечки.

Почти одновременно с публикацией «Питера Кролика» Беатрикс за свой счет издала другую историю - «Глостерский портной». Любопытно, что в старинном Глостере, куда, с трудом преодолев сопротивление родителей, она поехала отдохнуть в обществе кузины, она не только зарисовывала и фотографировала отцовским аппаратом старые коттеджи, лавки, конюшни, пресс для производства яблочного и грушевого сидра, детей кучера, играющих с кроликами, и многое другое, но как-то раз, приметив портновскую лавку, нарочно оторвала от своего пальто пуговицу и зашла внутрь. Пока мастер, сидевший скрестив ноги на широком низком прилавке, пришивал эту самую пуговицу, она старалась запомнить комнатку, и прилавок, и все, что там находилось: утюг, кусочек воска, сантиметр, ножницы, обрезки ткани... Все это сегодня можно увидеть на ее иллюстрациях к «Глостерскому портному».(см. приложение 7) Таков был метод ее работы - рисовать то, что она знает и видит. На многих иллюстрациях изображен ее собственный деревенский дом (который ей впоследствии удалось купить в Озерном крае на доходы от книжек и небольшое наследство): спальня, кухня, лестница, виды, которые открываются со двора ее фермы Хилл-Топ, и те, кто сегодня бывают там и в деревне Сорей, сразу узнают виденное на картинках.

Одновременно с «Глостерским портным» Поттер пишет для издательства Уорна «Сказку о бельчонке по имени Орешек» - историю, которая впервые тоже была рассказана в письме, на этот раз не к Ноэлю, а к его сестре Норе.

С 1902-го по 1913-й издательство «Фредерик Уорн» опубликовало девятнадцать книжечек Беатрикс Поттер. Иногда выходило по 2-3 сказки в год, и очень многие были вдохновлены питомцами Беатрикс: Бенджамином-Прыгуном, кроликом Питером, мышкой Ханкой-Манкой, ежихой Тигги-Уф2- все они запечатлены на ее иллюстрациях.(см.приложение 8)

Работая над своими историями, Беатрикс почти ежедневно общалась с Норманом Уорном, младшим из троих сыновей издателя, который восхищался этой талантливой застенчивой женщиной, поддерживал ее и помогал ей, чем только мог. Так, изготовив кукольный домик в подарок для племянницы, он специально сделал в нем стеклянную стенку, сфотографировал внутренние помещения и послал Беатрикс, когда та писала сказку «О двух нехороших мышках», действие которой как раз происходит в кукольном доме; он также сделал миниатюрную утварь и снедь и послал художнице - ведь она любила работать с натуры. Понемногу их дружба окрепла, но отношения оставались достаточно формальными, они никогда не встречались наедине - это не было принято. Летом 1905 года Норман все же сделал ей предложение - правда, в письме. Беатрикс знала, что родители, которые не желали отпускать ее из дому, скорее всего, не согласятся, к тому же, по их мнению, Норман был неподходящей партией: не джентльмен, а торговец, да к тому же издатель, т.е. ремесленник (и это притом, что их собственное состояние было нажито торговлей!). Но она не собиралась сдаваться и, хотя родители запретили ей сообщать о помолвке кому-либо, кроме ближайших родственников, носила подаренное женихом кольцо. К несчастью, свадьбе не суждено было состояться. 25 августа 1905 года, всего через несколько недель после помолвки, тридцатисемилетний Норман умер от заболевания крови. Он ни разу не пожаловался Беатрикс на недомогание - этого не допускала викторианская сдержанность. Удар был неожиданным, и потому особенно тяжелым.

С разбитым сердцем уехала Беатрикс к себе в Сорей, где понемногу увлеклась фермерством. Теперь все книги, которые она писала, были проникнуты любовью к Озерному краю. Он стал ее вторым домом, хотя она по-прежнему вынуждена была порой подолгу оставаться в Лондоне.

На возраставшие от книг доходы она покупала новые земли для овец и скота, а в 1909-м купила вторую ферму - Кастл-фарм. В операциях с недвижимостью она полагалась на советы местного юриста, Уильяма Хилиса, который в 1912 году предложил ей руку и сердце. Беатрикс шел 47-й год, постаревшие родители еще меньше, чем раньше, готовы были с ней расстаться, и опять же, Уильям Хилис был всего лишь «деревенский стряпчий». Потребовалось около года, чтобы преодолеть их сопротивление, в чем ей очень помог брат, объявивший изумленным старикам, что уже десять лет как тайно женат на девушке, которую встретил в Шотландии. Терпение и решимость Беатрикс были в конце концов вознаграждены, и 15 октября 1913 года она вышла замуж за Хилиса.

После замужества она писала немного, но по-прежнему много издавалась. Супруги поселились в Кастл-коттедже, и сорокасемилетняя Беатрикс Поттер, автор детских книг, начала новую жизнь как Беатрикс Хилис, фермер и борец за природу родного края. Она трудилась не покладая рук. Во время Первой, а потом и Второй мировой войны, когда все молодые люди ушли в армию, сама работала в поле. Могла разыскать и притащить на плечах домой потерявшуюся овцу, чтобы спасти ее от непогоды. С годами Беатрикс - в тяжелом твидовом костюме, в деревянных сабо, защищающих ноги от сырости и грязи, - стала одним из самых уважаемых в Озерном крае людей. Она председательствовала в жюри на местных сельскохозяйственных выставках, в 1930-м ее избрали президентом Ассоциации овцеводов.

Навсегда проникнувшись идеями Хардвика Ронсли, Беатрикс неустаннопеклась о сохранности уникального пейзажа Озерного края. Отчасти для этого она и скупала фермы и землю, тесно сотрудничала с Обществом по охране природы. Сберечь в первозданной красе местный ландшафт было одним из главных дел ее жизни.

В 1943-м в Озерном крае выдалась ранняя бесснежная зима, Беатрикс простудилась, простуда перешла в бронхит, дала осложнение на сердце, и 22 декабря 1943 года Поттер умерла. Незадолго до смерти она писала своему кузену: «Если семидесятисемилетняя старуха продолжает играть в такие игры - это может случиться в любую минуту. У меня множество дел вне дома…»

Национальному обществу по охране природы и памятников Озерного края Беатрикс Поттер оставила более 4000 акров земельных угодий, где, в соответствии с ее завещанием, разводят овец чистой хердвикской породы. Детям всего мира Беатрикс Поттер оставила двадцать три книжечки своих сказок.

Беатрикс завещала, что все ее имущество будет принадлежать Уильяму Хилису пока он жив, но после его смерти всё имущество перейдет Национальному фонду. Спустя два года 14 ферм и 4000 акров земли было передано Национальному фонду. Земли, которыми она владела, защищают от застройки и сегодня. По ее распоряжению там продолжают разводить овец Хердвик. Тому Стори, ее главному пастуху, Беатрикс оставила 400 фунтов стерлингов и Хилл Топ в аренду. Благодарный за ее доброту, он работал на ее земле, пока не ушел на пенсию. Все авторские права на ее книги, и рисунки перешли к ее издателю, F. Warne & Co.

На Рождество,в 1943 году, Уильям Хилис посетил Тома Стори. Он передал ему урну с пеплом его жены со словами:

"Вот пепел, Вы знаете, что с ним сделать"

Позднее Том вспоминал в разговоре с Хантер Дэвис :

"Я обещал ей рассеять ее прах. Никто не должен был знать это место, даже ее муж. Мы обсуждали это не раз. Я говорил с ней ночью, прежде чем она умерла. Так что после ужина я отправился и рассеял прах в том месте, которое она выбрала. Она была не глупа. Она знала, что если люди будут знать это место, они будут приходить туда. Мне было жаль, когда она умерла. Она была хорошей женщиной. Я намерен рассказать, где это место своему сыну, прежде чем я умру, так что всегда будет кто-то, кто знает где оно".

Том действительно передал это сыну. Но он умер неожиданно и никто теперь не уверен, где тот пепел был развеян.

Сегодня Озерный край красив как всегда, даже спустя больше чем сто лет со дня издания "Повести о Кролике Питере".

23 "маленькие книжки" Беатрикс остаются чрезвычайно популярными и сегодня. Переведенные на многие языки, ее герои - особенно Кролик Питер - все еще любимы детьми.



Беатрикс Поттер как мастер стиля.

Есть что-то удивительное в рождении первых слов книжки. Никогда не знаешь, куда они приведут.

Беатрикс Поттер

Англия – страна Шекспира, Мильтона, Байрона, Диккенса и Беатрикс Поттер. Первый из этого ряда – общепризнанный гений, настоящий титан в области литературы, в течение уже четырёх веков служащий несравненным эталоном для всех писателей земного шара. Следующие трое – писатели тоже вполне достойные и всеми уважаемые; их книги имеются в каждой домашней библиотеке. Но лучше всего англичанам известно творчество последней писательницы, ибо все вышеперечисленные писали о людях, а книги Б. Поттер посвящены животным. И упоминание о кролике Питере, миссис Тигги-Уинкль или Джереми Фишере мгновенно вызывает отклик в сердцах английских читателей, а терзания Гамлета, Кориолана или Отелло оставят их души холодными как лёд. Английские читатели истории Ромео и Джульетты предпочтут историю о том, как Джемима Пудлдак удрала от своих кастрюль на волю, чтоб порадоваться ещё одному солнечному деньку.

У каждого народа есть - и непременно! - свои любимые авторы, которых читают и перечитывают, что называется, с младых ногтей. Не будет преувеличением сказать, что у англичан к их числу принадлежит Беатрикс Поттер, - недаром Уистен Хью Оден сохранил на всю жизнь любовь к ее книгам, в своем «Письме к Лорду Байрону» он пишет:

Спроси, чьи имена

Мне дороги….

И я умолкну, чтоб звучала лира

Фербанка, Поттер, Кэрролла и Лира.

Подобно тому, как у нас двух- или трехлетний малыш с упоением слушает «У лукоморья дуб зеленый…», а сделаешь небольшую паузу, так и торопится вставить слово или даже строку, а не то так и читает целыми кусками наизусть, английские дети слушают и повторяют небольшие сказочки Беатрикс Поттер. Оно и понятно - в этих сказках есть все, что может увлечь маленьких читателей: занимательные приключения и чудесные картинки, которые можно рассматривать часами. Но вот что, пожалуй, понять труднее: выросшие малыши не только не забывают свою детскую любимицу с необычным именем Беатрикс (старинная форма теперешней Беатрис), но снова и снова на протяжении своей уже взрослой жизни вспоминают, перечитывают ее и размышляют о ней. Об этом у нас имеются свидетельства самых взыскательных читателей, таких, как Грэм Грин. Об этом же свидетельствует активная деятельность Британского общества Беатрикс Поттер (основанного в 1980 году), посвятившего себя поиску и сбору материалов о жизни и творчестве писательницы, серьезному их изучению, публикации книг и статей, проведению национальных и международных конференций, на которые съезжаются исследователи из Европы, Америки и Азии.

Увы, в России Беатрикс Поттер почти не известна. На то есть серьезные причины. Во-первых, ее сказки чрезвычайно трудны для перевода, несмотря на кажущуюся легкость и простоту. Вернее, именно из-за кажущейся легкости и простоты. Переводчики хорошо знают, что перевести отличающийся глубинной простотой текст мастера - а Беатрикс Поттер несомненно из их числа - испытание не из легких. В подобных случаях обычно предпочитают путь «свободного» пересказа, в котором, как правило, заглушая голос автора, победно звучит голос переводчика. У нас известны две сказки Беатрикс Поттер: «Ухти-Тухти» и «Питер Кролик». Радиопостановка по первой из них пользовалась в советское время даже некоторым успехом, только, скажем прямо, это - не Поттер. Позже появились и некоторые переводы, но, по ряду причин, они не обратили на себя серьезного внимания. Словом, Беатрикс Поттер все еще ждет своего переводчика на русский язык. Своего переводчика и издателя. В данном случае одно неразрывно связано с другим.

Дело в том, что Беатрикс Поттер в своих маленьких книжках - они вышли впервые и с тех пор уже более века продолжают выходить в лондонском издательстве «Фредерик Уорн» (FrederickWarneandCo. Ltd.) - выступает и как автор, и как художник-иллюстратор. Ее тонкие акварели составляют единое целое с текстом, по-своему дополняя и освещая его. Всякие попытки разорвать это единство или «улучшить» иллюстрации, сделав их «поярче», «побольше» (чего обычно требуют отечественные маркетологи), обречены на провал.

Когда-то Джейн Остин, повторив в частном письме слова Вальтера Скотта, сравнившего ее романы с миниатюрами на слоновой кости, не без горечи уточнила: «[Они] не более двух дюймов в ширину, и я пишу на них такой тонкой кистью, что, как ни огромен этот труд, он дает мало эффекта. Впрочем, - спешит она прибавить, - художник ничего не может делать неряшливо». Беатрикс Поттер могла бы с полным правом отнести эти слова к своим произведениям, правда, в ее случае они касались бы и текстов, и иллюстраций. И дело здесь конечно не только в количестве, объеме и формате книжек. (Их всего 23, формат 5,6х4,4 дюйма, то есть14х11 см, и текста в каждой, как правило, не больше нескольких страничек.) Так они были изданы впервые - и по сей день чаще всего издаются именно так. Имя Джейн Остин неслучайно всплывает в связи с творчеством Беатрикс Поттер: многое роднит ее маленькие шедевры с романами прославленной писательницы. Глубина понимания человеческой природы (это в сказках-то о животных!), отсутствие назидания и сентиментальности (это в сказках-то для детей!), ирония, склонность к understatement3, совершенство языка и стиля. Грэм Грин, о котором я прибавлю чуть позже еще несколько слов, как-то назвал Беатрикс Поттер «Джейн Остин детской»; в своем блестящем эссе он решительно, хотя и не без улыбки, выводит ее за пределы детской комнаты.

Говоря о книжках Беатрикс Поттер, мы обычно употребляем русский термин «сказки». Однако, как ни странно это может нам показаться, сама Поттер никогда их так не называла. Дело в том, что термин «сказка» отсутствует в английском языке. Есть «волшебная сказка» - fairy-tale, есть «народная сказка» - folktale, есть различные «сказки о животных», стихотворные и прозаические (они обозначаются по-разному: beastepic, antrоpomоrphicstory и так далее), есть «фэнтези», а вот родовое понятие сказки отсутствует. Беатрикс Поттер не писала сказок - она писала tales. А слово «tale», хотя ивходит в различные видовые обозначения сказок, само по себе означает «повесть», «повествование», «рассказ». Маленькие книжечки Беатрикс Поттер названы просто: «ATaleofPeterRabbit», «ATaleofTomKitten» и так далее, то есть, строго говоря, «Повесть о Питере Кролике», «Повесть о Котике Томе»… Тем самым писательница следует традиции ХVIII-ХIХ веков, противопоставлявшей правдивую, реалистичную tale -сентиментальной или романтической «выдумке», будь то storyили дажеnovel4. Взятая сама по себе taleподчеркивала подлинность, невыдуманность повествования. (Вспомним в этой связи роман «Повесть о двух городах» - «ATaleofTwoCities» - Диккенса.) Назвав так свои истории, Беатрикс Поттер подчеркивала их правдивость, реальность. Ее животные ведут себя как люди, и описываемые ею сцены и ситуации вызывают у читателя реальные, жизненные ассоциации. Хамфри Карпентер, большой поклонник таланта Поттер, не может, однако, сдержать удивления, когда поэт Блейк Моррисон сравнивает пьянчужек в пабе с ее героями, укрывшимися от жен в глубоком дупле, однако сцена, в которой жены загулявших зверьков умоляют их вернуться домой, а потом, бесшабашных и веселых, ведут под дождем, поражает именно реальностью поступков, характеров, интонаций. Прибавим этому, что Беатрикс Поттер обладает даром несколькими словами передавать характер во всех его оттенках и особенностях - даром, который заставляет вспомнить об Остин.

Известный критик и историк детской литературы Хамфри Карпентер также посвятил ряд статей Беатрикс Поттер. Карпентер поставил своей целью проследить случаи прямых и косвенных заимствований или упоминаний о Поттер. Среди тех, кто открыто признает свой долг перед ней, такие известные писатели, как Т.С. Элиот, У.Х. Оден, Кристофер Ишервуд … Имен этих, признает Карпентер, не так уж много. Оно и понятно: ведь чаще всего мы не отдаем себе отчета в том, что входит в наше сознание с детства. Безотчетно в нем укореняется. В нашем распоряжении нет статистики таких влияний, однако я не сомневаюсь: они достаточно обширны и значимы. Если, начиная с 1901 года, года появления «Питера Кролика», детская популяция страны, поколение за поколением, читает маленькие книжечки Беатрикс Поттер, это не может не наложить на нацию своего отпечатка. И речь здесь идет о влияниях не только литературных.

Эссе Грэма Грина требует очень внимательного прочтения. На первый взгляд, это пародия или, пожалуй, травестия (воспользуемся старинным словом, оживленным Ю. Н. Тыняновым) на ученые статьи. Недаром она называется: «Беатрикс Поттер: Очерк творчества». Грин пишет о «великойсаге» Беатрикс Поттер, о ее «величайших комедиях», о романтизме и историзме, называет двух ее крольчат «эпическими героями», прибавляя при этом: «Великие персонажи часто ходят парами: Дон Кихот и Санчо, Пантагрюэль и Панург, Пиквик и Уэллер, Беджамин и Питер». Все это звучит едва ли не издевкой, если принять во внимание непритязательность и миниатюрность историй Поттер. Однако прислушайтесь к тому, что еще утверждает Грин. Он говорит об «избирательном реализме» Поттер, «который не снисходит до описания эмоций и скользит мимо любви и смерти»; о «драматичности действия» - действия, на которое «смотрит со стороны проницательный и неромантичный наблюдатель»; о ее «тончайшей иронии», «афористичности», о «неподражаемом поттеровском стиле», отмеченном «ускользающим своеобразием», которое так трудно анализировать, и восхищается «острым диалогом, точной деталью, уютом повседневной жизни», описанной в ее повестях.

Нет, это не пародия, а признание в любви под плащом травестии. Двадцативосьмилетний Грин признается в восхищении и любви шестидесятишестилетней писательнице, маленькие книжечки которой начали выходить еще до его рождения, - разрыва поколений словно не существует. И неслучайно он сравнивает Беатрикс Поттер с Генри Джеймсом, которому вскоре посвятит несколько замечательных эссе и который останется его кумиром до конца дней. Но тут молодой писатель допускает невольную бестактность. Он высказывает предположение, что между 1907 и 1909 годами писательница перенесла некое душевное потрясение, повлиявшее на ее характер и творчество, и сравнивает это с поворотом в судьбе Генри Джеймса. Грин лишь немного ошибся в хронологии: мы знаем теперь, что Норман Уорн, за которого Беатрикс собиралась выйти замуж, скоропостижно скончался в августе 1905 года от лейкемии. О глубине чувства, которое она питала к Норману, говорит тот факт, что до конца жизни она не снимала подаренное им в день помолвки кольцо.

Беатрикс Поттер, верно, читала эссе Грэма Грина со смешанными чувствами. Однако вторжения в пространство своей личной жизни она не собиралась сносить молча - и дала молодому писателю резкую отповедь (много лет спустя Грин признался, что получил довольно «язвительное послание от мисс Поттер»).



Каталог: DswMedia
DswMedia -> Беседа с родителями: «Здоровые зубы». Кариес и его профилактика. Задачи
DswMedia -> Цель артикуляционной гимнастики
DswMedia -> Памятка для родителей «Правила проведения артикуляционной гимнастики»
DswMedia -> Нетрадиционные формы проведения артикуляционной гимнастики
DswMedia -> «Артикуляционная гимнастика с детьми»
DswMedia -> «развитие артикуляционного аппарата у детей»
DswMedia -> Занятие по правиловедению, а о чем пойдет речь, вы узнаете, отгадав загадку: Оля ядрышки грызет
DswMedia -> Чем помочь до приезда «Скорой» Как верно оценить ситуацию и грамотно помочь при самых острых приступах, когда дорога каждая минута. Гипертонический криз
DswMedia -> Пояснительная записка Хотелось бы более подробно остановиться на использовании в своей работе при проведении занятий с детьми с зпр таких нетрадиционных техник как
DswMedia -> Конспект занятия по конструированию из природного материала «Северный олень»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница