Сновидения в фольклоре1



Скачать 342,25 Kb.
Дата06.03.2017
Размер342,25 Kb.
Зигмунд Фрейд, Давид Оппенгеймер
Сновидения в фольклоре1

(1957[1911])



Celsi praetereunt austere poemata Ramens.

Persius, Satirae.2

Один из авторов (О.) в процессе исследования фольклора сделал два наблюдения относительно приведенных здесь сновидений, которые заслуживают того, чтобы сообщить о них. Во-первых, символика этих сновидений полностью совпадает с той, что принята психоанализом; во-вторых, простой народ понимает многие из этих сновидений именно так, как их понял бы психоаналитик — не как предсказание будущего, но как исполнение желаний, осуществление потребностей, возникающих во время сна. Определенные особенности этих, как правило, непристойных сновидений, которые пересказываются как анекдоты, побудили второго из нас (Фр.) попытаться интерпретировать их, показав, что они вполне серьезны и заслуживают соответствующего внимания.

I

Символизм пениса в фольклорных сновидениях
Первое сновидение не содержит символических представлений, но интересно тем, что предпочитает психологическое толкование пророческому, высмеивая последнее.
Толкование сновидения3
Одна девушка, встав утром с постели, рассказывает матери, что видела весьма странный сон.

«Что же тебе снилось?», – спрашивает мать.

«Как тебе сказать? Я и сама не знаю, что это было… что-то такое длинное, красное и затупленное на конце».

«Длинное означает дорогу, – задумчиво говорит мать, – долгую дорогу; красное предвещает веселье, но я не знаю, что значит затупленное».

Отец девушки, который тем временем одевался, прислушиваясь к разговору, бормочет себе под нос: «Все это больше похоже на описание моего члена»4.
В фольклоре изучать символику удобнее, чем в реальных сновидениях. Настоящие сновидения призваны скрывать свои тайны, выдавая их лишь после интерпретации, а эти анекдоты, представленные как сновидения – это сообщения, предназначенные доставлять удовольствие и рассказчику, и слушателю, поэтому к символу без малейшего стыда сразу добавляется интерпретация. Эти истории приносят удовольствие от срывания символических покровов.
В следующем четверостишии скипетр оказывается пенисом:

Я королем был

Сегодня во сне.

С х… в руке

Было весело мне.5
Сравните это со следующими примерами, в которых та же символика проявляется за пределами сновидения:

Люблю девчонку я одну,

На свете нет ее милей.

Я дам ей скипетр подержать,

Царицей сделаю своей.6
Я не забуду никогда

Слова Наполеона:

«Мой мальчик, если скипетр – х..,

Тогда п…. – корона».7

Воображение художника также способно на символическое возвеличивание гениталий. На замечательной гравюре Фелисьена Ропса8, название которой гласит: «Tout est grand chez les rois» («У королей величественно все») изображена обнаженная фигура короля, напоминающего Roi Soleil [Людовика XIV]; его гигантский пенис, возвышающийся до уровня плеч, увенчан короной. В правой руке король держит скипетр, а в левой огромный шар с трещиной по центру, придающей ему явное сходство с другой частью тела, представляющей собой объект эротических желаний.9 Указательный палец левой руки погружен в эту расщелину.


В народной песне Силезии сновидение придумано лишь для маскировки определенного события. Пенис здесь появляется как червь («жирный червяк»), заползающий в девушку, и в свое время появляющийся на свет уже как малютка-червяк (младенец).10
Песня о червяке11
На травке лесной в полуденный зной

Уснула красотка Сусанна.

И грезился ей средь пышных ветвей

Дружка ее облик желанный.
О, девы испуг! Возлюбленный друг

Во сне в червяка превратился,

Под юбку залез и мигом исчез,

О, что за кошмар ей приснился!
Сусанна визжит, к деревне бежит,

Народ ее слушать собрался —

Так, мол, и так, жирный червяк

Под юбку девице забрался.
Услышала мать и стала ругать

Свою непутевую дочку;

Сурово глядит, одно лишь твердит:

Извлечь червяка, да и точка.
Но как ни крути, червя не найти

Стараньями маменьки строгой.

И в горести мать пустилась бежать

К гадалке скорей за подмогой.
Та карты взяла: «Плохие дела,

Валет нам ответить не сможет.

Давай подождем, разгадку найдем,

И Красный Король12 нам поможет.
Ответ его прост: червяк уже врос,

Девице такая морока.

Его не поймать, его не достать,

Не выйдет на свет он до срока».
Ужасная весть, печалей не счесть,

Сусанне нести свое бремя.

И вот вам ответ: явился на свет

Малютка-червяк в свое время.
Истории суть — смотри, не забудь:

С червем вам шалить не пристало.

Ты дева пока — берегись червяка

И спать не ложись, где попало13.

Символическое обозначение пениса червяком знакомо нам по множеству непристойных шуток.


В следующем сновидении пенис символизируется кинжалом; женщина хватает кинжал, чтобы вонзить его в себя, и просыпается от крика мужа, пенис которого она чуть не оторвала.
Скверный сон14
Одной женщине приснилось, что дела пошли из рук вон плохо — к празднику в доме еды не осталось, и купить не на что. Муж все деньги пропил. Остался один лотерейный билет, да и тот должны они были в заклад отдать. Но муж его все хранил; розыгрыш был второго января. Он так сказал: «Слушай, жена, уже завтра розыгрыш, давай подождем. А если наш билет не выиграет, мы продадим его или заложим». — «Черт бы его взял, от всех твоих затей одни неприятности, а толку, как от козла молока!». И вот настал тот день. Идет разносчик газет. Муж взял у него газету и стал таблицу изучать. Все колонки проглядел, а нужного номера нет. Он глазам своим не поверил, еще раз смотрит: точно, есть его номер. Номер билета тот, да только номер серии другой. Снова он себе не поверил и думает: «Тут, должно быть, ошибка. Пойду я в банк, там все и выясню». Идет, голову повесил, а навстречу другой разносчик газет. Он другую газету купил, смотрит — вот его номер. И номер серии совпадает. Выигрыш 5 000 рублей. Муж врывается в банк, требует оплатить выигравший билет. Банкир говорит, что сразу выдать деньги не сможет, только через неделю-другую. Он стал просить, умолять: «Дайте хоть тысячу, будьте так добры, остальное я потом возьму!». Банкир отказал и посоветовал обратиться к тому человеку, который продал ему билет. Что же делать? Вдруг какой-то коротышка-еврей появился, как из-под земли выскочил. Сразу почуял наживу и предложил бедняге деньги, но 4 000 вместо 5000. А пятую тысячу он себе оставит. Муж обрадовался такой удаче: пусть забирает тысячу, лишь бы остальное сразу выдал. Взял он у еврея деньги, вручил ему билет. Затем домой пошел. По дороге заглянул в харчевню, пропустил стаканчик, и сразу домой. Идет, ухмыляется, песни распевает. Жена его из окна видит и думает: «Точно, продал он билет; вот идет довольный – не иначе, напился с горя в харчевне». Он в дом заходит, кладет деньги на кухонный стол и к жене идет, рассказать, что билет выиграл, и деньги получены. Пока они на радостях обнимались-целовались, их трехлетняя дочь деньги в печь бросила. Они собрались пересчитать свое богатство, а его и следа не осталось. Последние купюры догорают. Муж в гневе схватил дочку за ноги, да как ударит о печь. У нее и дух вон. Все, теперь совсем беда, не избежать Сибири. Он выхватывает револьвер – бах! – стреляет себе в грудь и падает замертво. Жена в ужасе хватает кинжал, собирается себя заколоть. Но никак его из ножен вытащить не может, как ни старается. И вдруг слышит голос, будто с небес: «Отпусти! Что ты делаешь?». Она просыпается и видит, что не кинжал из ножен тащит, а штуковину своего мужа, а тот говорит: «Отпусти, не то ты его вовсе оторвешь!».

Представление пениса в виде оружия, ножа15, кинжала и т.д. знакомо нам по тревожным сновидениям женщин, воздерживающихся от половых отношений, а также лежит в основе бесчисленных фобий невротиков. Однако сложность этого сновидения побуждает нас предпринять попытку психоаналитической интерпретации, основанной на уже осуществлявшихся интерпретациях. При этом мы не должны забывать, что нам придется выйти за рамки материала самой истории, и, следовательно, наши выводы отчасти утратят свою достоверность.

Поскольку сновидение заканчивается актом сексуальной агрессии, осуществляемым женщиной как действие сновидения16, мы вправе предположить, что состояние материальной нужды в содержании сновидения служит заменителем сексуальной потребности. Лишь крайняя степень либидного принуждения может оправдать такую агрессивность со стороны женщины. Другие аспекты содержания сновидения явно указывают во вполне определенном направлении. Вина за это состояние нужды возлагается на мужчину. (Он пропил все деньги.)17 Сновидение позволяет избавиться от мужа и ребенка, ловко избегая чувства вины за это желание – это муж убивает дочку, а затем, в порыве раскаяния, и себя. Так как это содержание сновидения, мы на основании множества аналогичных примеров приходим к заключению, что речь идет о женщине, которая не удовлетворена своим мужем и мечтает о другом браке. Для интерпретации безразлично, будем мы считать эту неудовлетворенность сновидицы временным или постоянным состоянием. Лотерея, которая в сновидении приносит недолговечное счастье, может пониматься как символическое представление брака. Этот символ не был четко установлен в психоаналитической работе, но люди часто говорят, что женитьба — вопрос везения, и неизвестно, попадется выигрышный номер или пустышка.18 Числа, многократно преувеличенные работой сновидения,19 могут в этом случае соответствовать желаемому числу повторений удовлетворяющего акта. Таким образом, мы понимаем, что в дергании члена была не только либидная провокация, но и презрительная критика; женщина будто хотела – как справедливо догадался муж – оторвать негодный орган, не выполняющий должных функций.

Мы не стали бы углубляться в интерпретацию этого сновидения, выходя за рамки его явной символики, если бы в народе не бытовало представление о том, что такие сновидения, заканчивающиеся действием, представляют собой типичную ситуацию, которая поддается определенному объяснению.


II

Символизм фекалий и

соответствующие действия в сновидении

Психоанализ открыл, что в раннем детстве фекалии являются чрезвычайно ценной субстанцией, в отношении которой находят выражение копрофилические инстинкты. При вытеснении этих инстинктов, чему способствует воспитание, эта субстанция становится презираемой и служит сознательным целям выражения пренебрежения и насмешки. Определенные формы психической деятельности, например, шутки, еще могут ненадолго дать доступ к этому запретному источнику удовольствия, показывая, что прежняя оценка человеком своих фекалий все еще хранится в бессознательном. Самым важным следствием этой прежней оценки является то, что интерес ребенка к фекалиям переходит у взрослого на другой материал, который он учится ценить превыше всего в этом мире — на золото.20 Насколько стара эта связь между экскрементами и золотом, можно судить по наблюдению Иеремии21: золото, согласно мифологии древнего Востока, это адские испражнения.22

В фольклорных сновидениях совершенно очевидно, что золото является символом фекалий. Если сновидец чувствует потребность в дефекации, он видит золото, сокровище. Искажение сновидения, которое подводит сновидца к удовлетворению потребности в постели, превращает кучу фекалий в опознавательный знак места, где хранится сокровище; сновидение – как бы с помощью эндопсихического восприятия – утверждает, хотя и в обращенной форме, что золото является знаком или символом фекалий.

В Facetiae Поджио приводится следующее простое сновидение такого типа – сновидение о сокровище или о дефекации.


Золото сна23
Один человек рассказал в компании, что во сне он нашел золото. Другой тут же поведал следующую историю. (Она цитируется ниже):

«Моему соседу однажды приснилось, что Дьявол повел его в поле искать закопанное золото, но он ничего не нашел. Тогда Дьявол сказал: «Золото здесь, просто ты не можешь его найти; пометь это место, чтобы потом узнать его».

Этот человек попросил Дьявола как-то обозначить место, но тот ответил: «Просто испражнись здесь, тогда никто не догадается, что здесь зарыто золото, а ты сможешь узнать место». Он так и поступил – и немедленно проснулся, обнаружив, что навалил кучу прямо в кровати».

(Конец истории вкратце таков): когда он, выходя из дома, надел шапку, оказалось, что той же ночью в нее нагадила кошка. Пришлось ему голову мыть. «Так золото сна обратилось в грязь».

Тарасевский (1909, 194,No. 232) излагает похожий сон украинского крестьянина, который зажег свечу Дьяволу, получил от него сокровища и обозначил место кучей фекалий.24
Нас не должно удивлять, что дарителем сокровищ и соблазнителем в этих двух сновидениях выступает Дьявол, поскольку Дьявол — изгнанный из Рая ангел — является персонификацией вытесненной бессознательной инстинктивной жизни.25
Мотивы этих анекдотов о сновидениях, похоже, исчерпываются циничным наслаждением грязью и злорадством по поводу смущения сновидца. Но в других сновидениях о сокровищах форма сновидения весьма запутанна и включает в себя различные составляющие, происхождение и значение которых мы можем исследовать. Даже такое содержание сновидения, дающее рациональное оправдание получению удовлетворения, мы не считаем случайным и бессмысленным.

В следующих примерах сновидение принадлежит одному из двух мужчин, спящих в одной кровати. В результате сновидец пачкает своего соседа.


Как наяву26

Два усталых путешественника зашли в гостиницу и спросили комнату на ночь. «Если не боитесь, – сказал хозяин, – могу дать вам комнату, но она с привидением. Если согласитесь, оставайтесь, это бесплатно». Парни спросили друг друга: «Ты не боишься?» – «Нисколько». Вот и прекрасно; выпили они еще вина и пошли в комнату.

Едва они улеглись в постель, как дверь распахнулась, и по комнате скользнула белая фигура. Один парень спросил другого: «Ты это видел?» – «Да». – «А почему молчишь?» – «Подожди, она наверняка пойдет обратно». И точно, фигура вновь проплыла через комнату. Один из путешественников быстро вскочил, но призрак оказался проворнее и мигом исчез в дверях. Парень выскочил за дверь и увидел женскую фигуру, спускающуюся по лестнице. «Что ты здесь делаешь?», – крикнул он. Фигура замерла, повернулась и заговорила: «Теперь я свободна. Мне больше не придется скитаться. В награду возьми себе сокровище, зарытое там, где ты стоишь». Обрадованный и перепуганный парень задрал рубашку и сделал кучу там, где стоял – уж эту метку никто не тронет. Но в этот радостный момент его крепко схватили за шиворот. «Ах ты грязная свинья, – прокричал кто-то ему в ухо, – ты обгадил мне рубашку!». Эти бранные слова разбудили счастливца, и он из чудесной сказки вернулся в реальность, обнаружив, что приятель грубо вышвырнул его из кровати.

Он на…л на могилу27

Два путешественника зашли в гостиницу, поели, выпили и собрались спать. Они попросили хозяина дать им комнату. Но все комнаты были заняты, и хозяин предоставил им свою постель, одну на двоих, сказав, что себе он найдет что-нибудь. Легли они в одну кровать, уснули. Явился одному из них призрак, зажег свечу и повел в церковный двор. Призрак со свечой в руке, а за ним и мужчина зашли в покойницкую и подошли к могиле девушки. И вдруг свеча погасла. «Что же мне делать? Как я завтра днем смогу узнать эту могилу?» — подумал спящий. Внезапно его осенила спасительная идея, он снял штаны и испражнился на могилу. Когда он закончил свое дело, его товарищ, спавший рядом с ним, дал ему пару пощечин: «Ты что?! Мне в лицо с…шь?».


В этих двух сновидениях вместо Дьявола появляются другие сверхъестественные персонажи – призраки, то есть духи покойников. Призрак во втором сновидении приводит сновидца в церковный двор, где ему следует пометить определенную могилу, испражнившись на нее. Отчасти эту ситуацию легко понять. Сновидец знает, что кровать – не лучшее место для того, чтобы справить нужду, поэтому во сне он покидает ее и следует за фигурой, указывающей ему путь в другое место, где удовлетворение его потребности дозволительно и даже необходимо. Дух во втором сновидении несет зажженную свечу, как делал бы слуга, провожающий постояльца ночью в туалет. Но зачем эти требования изменения сцены, которого ленивый сновидец хочет избежать любой ценой, зачем такие странные персонажи, как привидения и духи покойников? Почему во втором случае призрак ведет сновидца в церковный двор, чтобы тот испражнился на могилу? Все эти элементы не имеют никакого отношения к желанию дефекации и к символизации фекалий золотом. В них содержатся указания на тревожность, возможно, связанную с попыткой подавить стремление удовлетворить потребность в постели, но эта тревожность не поможет нам объяснить специфическую природу содержания сновидения — его связи со смертью. Здесь мы воздержимся от интерпретации и лишь подчеркнем тот нуждающийся в объяснении факт, что в обеих ситуациях, когда мужчины делили ложе, загадочная фигура призрака ассоциировалась с женщиной. Привидение в первом сновидении оказалось прекрасной женщиной, которая почувствовала себя свободной, а во втором сновидении дух привел к могиле девушки, где следовало сделать пометку.

Для большей ясности обратимся к другим сновидениям о дефекации, где в одной постели спят уже не два мужчины, а муж и жена, семейная пара. Удовлетворение, достигнутое во сне как результат сновидения, здесь выглядит особенно отвратительно, но возможно, именно поэтому в нем кроется особый смысл.

Однако, сначала мы приведем сновидение (связанное по смыслу со следующими примерами), строго говоря, не вполне соответствующее очерченному плану. Оно не завершено, поскольку в нем отсутствует элемент загрязнения сновидцем соседа по кровати, в данном случае, жены. С другой стороны, связь между желанием дефекации и страхом смерти совершенно прозрачна. Крестьянину, о котором сообщается, что он женат, снится, что его убивает молния, и его душа воспаряет в небеса. Там он вымаливает разрешение вернуться на землю, чтобы увидеться с женой и детьми, и получает позволение, превратившись в паука, спуститься вниз на своей паутине. Но нить оказывается коротка, а попытки выделить из свого тела побольше паутины приводят к дефекации.

Сон и реальность28
Крестьянин спит и видит сон. Снится ему, что он со своими быками пашет поле. Внезапно молния ударила в него и убила. Он чувствовал, как душа его воспаряла ввысь, и, наконец, достигла Небес. Стоящий у врат апостол Петр собирался без проволочек впустить крестьянина. Но тот стал упрашивать отпустить его на землю попрощаться с женой и детьми. Петр ответил, что это невозможно – если уж человек попал на небеса, обратной дороги нет. Но крестьянин так жалобно плакал и умолял, что Петр сдался. Была лишь одна возможность вернуть его к жене и детям – превратить его в животное. Петр превратил крестьянина в паука, и тот, выпуская из тела длинную нить, стал опускаться на землю. Когда он спустился до высоты печных труб над домами и уже видел своих детей, играющих на лугу, он к ужасу своему заметил, что нить больше не удлиняется. Конечно, он очень испугался, ведь ему хотелось благополучно достичь земли. Он напрягся, чтобы выжать из себя еще немного паутины. Он выдавливал ее из себя все сильнее, как вдруг проснулся от громкого звука. Оказывается, пока он спал, с ним произошло кое-что вполне человеческое.
Здесь мы встречаемся с тем, что выпускание нити является новым символом для исторжения фекалий, хотя психоанализ не дает нам подтверждающих примеров, а напротив, приписывает нити иное символическое значение. Мы вернемся к этому противоречию позже.

Следующее подробное сновидение, изложенное едким языком, характеризуется, так сказать, своей «общительностью»; оно заканчивается тем, что сновидец пачкает свою жену. Поражает его сходство с предшествующим сновидением. Крестьянин, правда, не умер, но оказался на небесах, пожелал вернуться на землю, и ему сложно «свить» достаточно длинную веревку, чтобы спуститься. Но он не превращается в паука и не выдавливает нить из своего тела, а связывает ее менее фантастическим путем из всего, что есть под рукой; но этого недостаточно, и ангелы советуют ему удлинить веревку своими испражнениями.


Вознесение крестьянина на небеса29
Крестьянин видит сон. Снится ему, что на небе хорошую цену за пшеницу дают. Запряг он лошадь, нагрузил телегу и поехал. Долго ехал, пока не увидел, наконец, дорогу на небо, по ней и направился. Подъезжает к райским вратам, а они – гляди-ка! – открылись. Он внутрь. Но только подъехал ближе, как – хлоп! – закрылись ворота. Начал он просить: «Пустите меня, пожалуйста, будьте так добры!». Но ангелы не дали ему войти, сказали, что он опоздал. Видит он – делать нечего, надо поворачивать. Но что за беда! Дорога, по которой он ехал, исчезла, как не бывало. Что же делать? Он снова просит ангелов: «Милые мои, вы уж верните меня на землю, если можно! Дайте мне дорогу, чтобы я с телегой и с лошадью домой поехал!». Но ангелы отвечают: «Нет, сын человеческий, телега и лошадь здесь останутся, а сам добирайся как знаешь». – «Да как же я спущусь на землю, если у меня веревки нет?». – «А ты найди что-нибудь». Взял он вожжи, удила, уздечку, связал и стал спускаться. Ползет и смотрит – далеко еще до земли. Он вернулся, привязал постромки и подпруги. Снова спускается – нет, не достать до земли. Коротка веревка. Что же делать? Пораскинул мозгами крестьянин, да и подумал: «Еще куртку привяжу, штаны, рубаху и пояс». Так и сделал, все связал и опять вниз полез. За конец пояса уже держится, а до земли еще далеко. Не знает он, что делать: привязать больше нечего, а прыгать высоко, можно шею свернуть. Стал он снова ангелов просить: «Спустите меня на землю, пожалуйста!». Ангелы ему отвечают: «Ты покакай, вот и веревка будет из дерьма». Принялся он за дело, полчаса испражнялся, пока ничего в нем не осталось. Веревка получилась длинная, полез он вниз, да только до земли все равно далеко. Снова стал он ангелов умолять спустить его на землю. Но ангелы говорят: «Ты, человеческий сын, пописай, будет из мочи шелковая нить». Принялся он за дело, все до капли из себя выжал, не может больше. Смотрит, а моча и правда в шелковую нить превратилась, он за нее ухватился, и вниз. Долго спускался, добрался до конца веревки, а до земли еще полторы-две сажени. Стал он ангелов просить помочь. Но ангелы отвечают: «Ну уж нет, брат, теперь не будет тебе помощи, просто прыгай!». Не решается крестьянин, никак с духом не соберется прыгнуть. Но другого пути нет – бац! – и вместо прыжка с небес на землю он падает с печи и посреди комнаты в себя приходит. Просыпается и кричит: «Жена, жена, ты где?». Жена от грохота проснулась и отвечает: «Черт возьми, да ты совсем ума лишился?». Принюхалась жена: вокруг нее моча и дерьмо. Стала она мужа ругать-бранить. Тот отвечает: «Ты чего орешь? И так одни неприятности. Лошадь на небесах осталась, сам я чуть не умер. Слава Богу, жив остался!». – «Что за вздор ты несешь. Выпил, видать, лишнего. Лошадь в стойле, а ты на печи спал, обгадил меня всю и на пол скатился». Тогда только крестьянин в себя пришел. Дошло до него, что это был сон; рассказал он жене, как на небеса отправился и как обратно на землю вернулся.
Здесь психоанализ предлагает нашему вниманию интерпретацию, которая полностью меняет наше представление об этом классе сновидений. Вытягивающиеся объекты, как говорит нам опыт толкования сновидений, обычно символизируют эрекцию30. В обоих анекдотах о сновидениях подчеркивается элемент нити, которая отказывается удлиняться, и с этим элементом в сновидении связана тревожность. Кроме того, нить, как и все ее аналоги (шнур, веревка, бечевка и т.д.) является символом семени31. Таким образом, крестьянин стремится достигнуть эрекции, и лишь когда эта попытка не удается, прибегает к дефекации. За потребностью в дефекации в этих сновидения кроется сексуальная потребность.

Однако эта сексуальная потребность больше подходит для объяснения остальных составляющих содержания сновидения. Нам придется признать, если мы готовы предположить, что эти вымышленные сновидения сконструированы правильно, что завершающее их действие должно иметь смысл, определяемый латентными мыслями сновидца. Если сновидец в результате испражняется на жену, то все сновидение должно нацеливаться на этот результат и предоставлять ему причины. Это не что иное как оскорбление или, строго говоря, отвержение жены. Теперь легко установить связь между этим и более глубоким значением проявляющейся в сновидении тревожности.

Ситуацию, из которой развивается последнее сновидение, согласно этим предположениям, можно реконструировать следующим образом. Спящего охватывает сильное эротическое желание, на что указывают определенные символы в начале сновидения. (Он услышал, что пшеница – возможно, эквивалент семени – поднялась в цене. Он пытается проехать на телеге с лошадью – генитальные символы – в открытые ворота Рая). Но этот либидный импульс направлен, видимо, на недоступный объект. Ворота захлопываются, он оставляет свое намерение и хочет вернуться на землю. Но лежащая рядом жена не привлекает его; он тщетно пытается достичь в связи с ней эрекции. Желание отвергнуть ее, заменить другой, лучшей женщиной представляет собой в инфантильном смысле желание смерти. Когда кто-то таит в бессознательном такие желания, направленные на любимого человека, они трансформируются в страх смерти, страх за свою жизнь. Отсюда появление в этих сновидениях покойников, вознесение на Небеса, лицемерное желание вновь увидеть жену и детей. Но сексуальное либидо после этого разочарования находит выход в регрессии к импульсивному желанию дефекации, с помощью чего можно испортить негодный сексуальный объект.

Если в случае этого конкретного сновидения такая интерпретация достоверна, то вследствие специфики содержащегося в нем материала, мы можем обосновать интерпретацию, применяя ее ко всему ряду сновидений со сходным содержанием. С этой целью вернемся к вышеупомянутым сновидениям, когда в одной постели спали два мужчины. В ретроспективе появление женщины в этих сновидениях приобретает дополнительный смысл. Сновидец, поддавшийся либидному импульсу, отвергает мужчину; он хотел бы находиться подальше отсюда, рядом с женщиной. Желание смерти, направленное на нежеланного соседа по кровати, естественно, не столь жестко наказывается моральной цензурой как направленное на жену, но реакция достаточно сильна, чтобы обратить это желание против себя или против женщины, объекта влечения. Самого сновидца уводит за собой смерть; не мужчина, а столь желанная женщина мертва. Однако отвержение мужчины как сексуального объекта находит выход в том, что его пачкают; тот ощущает это как оскорбление и мстит за него.

Таким образом, наша интерпретация подходит для этой группы сновидений. Если же мы вернемся к сновидениям, при которых пачкают женщину, мы должны быть готовы к тому, что элементы, отсутствующие или обозначенные лишь намеком в сновидении, которое мы взяли как типовое, в других подобных сновидениях отчетливо выражены.

В следующем сновидении о дефекации загрязнение женщины не подчеркивается, но нам четко говорят на языке символов, что импульс либидо направлен на другую женщину. Сновидец не желает гадить на своем поле, он собирается испражняться на участке соседа.


Баранья голова! 32
Крестьянину снится, что он работает на своем поле клевера. Захотелось ему в туалет и, чтобы свой клевер не пачкать, поспешил он на соседское поле под дерево, снял штаны и сделал кучу. Все благополучно сделал, надо чем-то подтереться; стал он рвать траву. Но что это? Наш крестьянин внезапно проснулся от сильной пощечины. «Ах ты, старый придурок, баранья твоя голова!», – услышал он брань жены, лежавшей рядом.— «Ты у меня чуть все волосы не вырвал!».
Выдергивание волос (травы), которое здесь появляется вместо загрязнения33, в следующем сновидении фигурирует наряду с ним. Психоаналитический опыт показывает, что оно входит в группу символов, связанных с мастурбацией (ausreissen, abreissen [вытаскивать, стягивать])34.

Желание смерти, направленное сновидцем на свою жену, нуждается в подтверждении нашей интерпретацией. Но в следующем примере сновидец действительно хоронит свою жену (лицемерно обозначаемую как сокровище), закапывая в землю сосуд с золотом и, что уже встречалось нам в сновидениях о сокровищах, отмечая место кучей фекалий. Копая яму, он засовывает руки в вагину жены35.


Сновидение о сокровище 36
Однажды крестьянину приснился ужасный сон. Снится ему, что идет война, вражеские солдаты все в округе грабят. А у него есть сокровище, и он не знает, что с ним делать и куда спрятать. Наконец, он решает зарыть его в саду, где он присмотрел подходящее местечко. Дальше ему снится, что он выходит из дома и идет к тому месту, где нужно вырыть яму, чтобы туда поместился большой горшок. Но как он ни искал, чем яму копать, ничего не нашел, пришлось руками землю рыть. Выкопал он яму голыми руками, спрятал горшок с деньгами и землей забросал. Собрался было идти, но остановился и призадумался: «Когда солдаты уйдут, как я отыщу свое сокровище, если я никакой метки не оставил?». Стал он по сторонам смотреть, примету искать; так и этак смотрит, старается. Но как ни искал, не нашел приметы, чтобы на то место указала, где деньги зарыты. Тут ему в туалет захотелось. «Ага, – говорит он себе, – вот и славно, я сверху кучу положу». Спустил штаны и сделал кучу ровно на том месте, где горшок зарыт. Рядом трава росла, он клочок травы схватил и выдергивает, подтереться хочет. Но тут он получил такую затрещину, что на мгновение у него память отшибло, по сторонам озирается, ничего не понимает. Слышит, жена рядом с ним сердится, кричит: «Наглый ублюдок, ничтожество! Думаешь, тебе все можно? Сначала мне в п…. руками полез, потом на…л сверху, а теперь все волосы там вырвать хочешь!».
В этом примере мы возвращаемся к сновидениям о сокровищах, с которых начали, и видим, что сновидения о дефекации, связанной с сокровищем, почти или совсем не содержат страха смерти, а другие, в которых связь со смертью выражена непосредственно (сновидения о вознесении на небеса), пренебрегая сокровищем, мотивируют дефекацию другими причинами. Похоже, лицемерная трансформация жены в сокровище избавляет от наказания за желание смерти37.

Желание смерти, направленное на женщину, явно выражено в следующем сновидении о вознесении на Небеса, которое заканчивается, однако, не дефекацией на тело женщины, но сексуальными действиями с ее гениталиями, что уже было и в предшествующем сновидении. Сновидец укорачивает жизнь жены, чтобы продлить собственную, переливая масло из ее лампы жизни в свою. Компенсацией этой неприкрытой враждебности в конце сновидения является попытка ласки.


Свет жизни 38
Спящему человеку явился Святой Петр и повел его в Рай. Он охотно пошел за Петром. Долго бродили они по Раю и вышли к чудесной роще, большой и ухоженной, где на каждом дереве висела лампа. Человек спросил Святого Петра, что это значит. Петр ответил, что каждая лампа горит, пока жив определенный человек. Но стоит маслу закончиться, лампа гаснет и человек умирает. Это очень заинтересовало мужчину, и он попросил Святого Петра показать его лампу. Тот так и сделал; привел мужчину к лампе его жены, а рядом висела и его лампа. Он смотрит – в лампе жены еще много масла, а в его лампе на донышке, значит, скоро умирать пора; опечалился он и стал просить Святого Петра подлить масла в лампу. Но святой Петр сказал, что Бог при рождении каждого человека наливает масло в лампу, предопределяя, кому сколько жить. Это очень огорчило того человека, стал он плакать и причитать перед своей лампой. Святой Петр и говорит: «Оставайся, а мне нужно дальше идти, у меня дела». Обрадовался человек, и как только Святой Петр скрылся из вида, опустил палец в лампу жены и перенес каплю масла в свою лампу. Это он повторил несколько раз, но вернулся Святой Петр, и он в испуге отскочил — и проснувшись, увидел, что во сне он засовывал палец в п…. жены, а затем его облизывал.

Примечание. Согласно версии, изложенной путешественником в Сараево, мужчина проснулся от затрещины, полученной от жены; он разбудил жену тем, что полез руками в ее вагину. Здесь Святой Петр отсутствует, а вместо висящих ламп фигурируют стаканы с горящим в них маслом. В соответствии с третьей версией, которую я услышал от студента из Мостара, почтенный седовласый старец показал сновидцу горящие свечи. Его свеча была слишком тонкой, а свеча его жены очень толстой. Чтобы продлить себе жизнь, мужчина начал усердно лизать толстую свечу. Но он получил крепкую затрещину. «Я знала, что ты козел, но что ты еще и свинья, не догадывалась», — сказала жена; выяснилось, что он лизал ей п…., пока спал.

Эта история широко распространена в Европе39.


Пришло время вспомнить «скверный сон» женщины, закончившийся тем, что она так тянула орган своего мужа, будто хотела его оторвать [сир. 184-6]. Интерпретация, которую мы считаем уместной в данном случае, полностью соответствует интерпретации излагающихся здесь сновидений мужчин о дефекации. В сновидении неудовлетворенной жены она бесстыдно избавляется от мужа (и ребенка), препятствующих ее удовлетворению.

Другое сновидение о дефекации, в интерпретации которого мы не можем быть полностью уверены, указывает нам на существование определенных различий в целях этих сновидений и проливает новый свет на уже упомянутые и следующие далее сновидения, в которых действие сновидения заключается в манипуляции женскими гениталиями.


«От страха» 40
Паша провел ночь у Бея. Наутро Бей41 лежал в кровати и не хотел вставать. Бей спрашивает Пашу: «Что тебе снилось?» – «Мне снилось, что на минарете стоит еще минарет». – «Может ли такое быть?», – усомнился Бей. «А еще что?» – «Еще мне снилось, – сказал он, – что на минарете стоит медный кувшин, а в нем вода. Подул ветер, и кувшин стал раскачиваться. Что бы ты сделал, увидев такой сон?» – «Я бы обмочился и обгадился от страха». – «Вот видишь, а я только обмочился».
Это сновидение нуждается в символической интерпретации, поскольку его манифестное содержание непонятно, а символы вполне прозрачны. Отчего сновидец должен испытывать страх при виде кувшина с водой, качающегося на вершине минарета? Минарет вполне подходит для символизации пениса, а ритмически движущийся сосуд с водой представляет собой символ женских гениталий в процессе совокупления. У Паши было сновидение о совокуплении, и если хозяин дома связывает с таким сном дефекацию, то интерпретацию следует искать в связи с тем обстоятельством, что оба они – старые импотентные мужчины, у которых возраст вызвал известное замещение сексуального удовольствия экскрементальным, что в других сновидениях, как мы видели, происходит вследствие отсутствия подходящего сексуального объекта. У мужчины, который уже не может совокупляться, как с грубой правдивостью говорит простой народ, остается только удовольствие от дефекации; о таком человеке мы можем сказать, что он возвращается к анальному эротизму, который предшествовал генитальному, был вытеснен и заменен этим последним импульсом. Таким образом, сновидения о дефекации могут быть и сновидениями об импотенции.

Различие интерпретаций не столь существенно, как может показаться. Сновидения о дефекации, в которых жертвой оказывается женщина, тоже связаны с импотенцией — по крайней мере, в отношении конкретной женщины, более не привлекающей сновидца. Таким образом, сновидение о дефекации – это сновидение мужчины, который не может удовлетворить женщину, или которого женщина уже не удовлетворяет.

Эту интерпретацию (сновидение об импотенции) можно применить и к сновидению в Facetiae Поджио, которое явно представлено как сновидение ревнивца – то есть мужчины, который не считает себя способным удовлетворить свою жену.

Кольцо верности 42
Франциск Филэльфийский ревновал свою жену; его мучил сильнейший страх, что она свяжется с другим мужчиной, и он днем и ночью не спускал с нее глаз. То, что занимает нас днем, обыкновенно возвращается и во сне; явился ему во сне демон и сказал, что если он послушает совета, жена всегда будет верна ему. Франциск ответил, что он будет весьма признателен, и пообещал награду.

«Возьми это кольцо, — сказал демон, — надень на палец и не снимай. Пока кольцо с тобой, жена не сможет без твоего ведома лечь с другим мужчиной».

Когда он проснулся, охваченный радостным волнением, то почувствовал, что его палец погружен в вульву жены.

Нет лучшего средства для ревнивцев; так их жены и правда не смогут отдаться другому без ведома мужа.

Этот анекдот Поджио считается источником43 истории Рабле, которая похожа на него, но более ясна, поскольку в ней рассказывается о старом муже и молодой жене, дающей ему основания для страхов ревности44.
Ганс Карвель был человек ученый, сведущий, любознательный, порядочный, рассудительный, здравомыслящий, добросердечный, отзывчивый, щедрый, был он философ, притом же еще и весельчак, собутыльник и балагур, какого другого на всем свете не сыщешь, с круглым животиком и трясущейся головой, впрочем наружности отнюдь не отталкивающей. На старости лет он женился на дочери судьи Конкордата, молодой, красивой щеголихе, любезной, учтивой, но только уж чересчур благосклонной к соседям своим и слугам. По сему обстоятельству в самом непродолжительном времени он стал ревнив, как тигр, и заподозрил, что жена его полеживает еще кое под кем. Дабы с этим покончить, он рассказывал ей одну за другой поучительные истории, в коих шла речь о бедствиях, сопряженных с изменой, постоянно читал ей сказания о женщинах добродетельных, проповедовал целомудрие, составил для нее книгу, в коей прославлялась супружеская верность, а над беспутными женами чинился суд неумолимый и беспощадный, и, наконец, подарил ей дивное ожерелье из восточных сапфиров. Со всем тем она позволяла себе с соседями такие вольности и так радушно их принимала, что он час от часу становился ревнивее.

Как-то раз ночью, когда он лежал со своей супругой и страдал, ему пригрезилось, будто он беседует с чертом и жалуется на горькую свою судьбину. Черт утешал его, потом надел ему на указательный палец кольцо и сказал:

— Дарю тебе это кольцо. Пока оно будет у тебя на пальце, жена без ведома твоего и согласия не сможет совокупиться с кем-либо другим.

— Весьма признателен, господин черт, – сказал Ганс Карвель. – Я скорей отрекусь от Магомета, но уж кольца с пальца ни за что не сниму.

Черт исчез. Ганс Карвель, обрадованный, проснулся и обнаружил, что его палец находится в непоказанном месте у его жены.

Я забыл сказать, что жена, почувствовав это, повернулась к мужу задом, как бы говоря: «Ну, ну, это еще что такое?». А Гансу Карвелю при этом показалось, что кольцо у него отнимают.

Так вот, разве это не действительное средство? Следуй сему примеру и будь уверен, что кольцо твоей жены всегда будет у тебя на пальце45.

Дьявол, являющийся здесь советчиком, как и в сновидениях о сокровищах, дает нам ключ к пониманию латентных мыслей сновидца. Первоначально он должен был «забрать» неверную жену, за которой так сложно следить46. В манифестном содержании сновидения он дает надежное средство сохранить ее навсегда. В этом мы вновь видим аналогию с желанием избавиться от кого-либо (желание смерти) в сновидениях о дефекации.


Мы завершаем эту небольшую коллекцию сновидением о лотерее, которое слабо связано с другими, но позволяет подтвердить выдвинутое ранее предположение, что лотерея символизирует брачный договор.
Что толку плакать о пролитом молоке! 47
Один торговец увидел странный сон. Ему приснился женский зад и все, что к нему прилагается. На одной половинке была цифра 1, а на другой 3. А до того торговец думал, не купить ли ему лотерейный билет. Это сновидение показалось ему добрым знамением. Утром он первым делом, не дожидаясь девяти часов, побежал в банк, чтобы купить свой билет. Не задумываясь ни на секунду, он попросил билет номер 13, ведь в его сне были именно эти цифры. С тех пор не прошло и дня, чтобы он не заглянул в газету в поисках своего выигрыша. Через неделю или дней через десять пришел выпуск выигравших номеров. Торговец стал искать свой, но его не было; зато номер 103 серии 8 выиграл 200 000 рублей. Торговец рвал на себе волосы. «Должно быть, я ошибся! Что-то здесь не так!». Он был вне себя, ничто не могло его утешить, и он все думал, в чем же был смысл того сновидения. Он решился рассказать обо всем другу: может, тот объяснит, в чем тут дело. Он встретился с другом и все подробно ему поведал. Друг воскликнул: «Простофиля! Как ты не увидел ноль между 1 и 3 на заднице?» — «Ах, черт возьми, до меня и не дошло, что в заду есть ноль!». «Но все было совершенно ясно, ты только неправильно выбрал номер билета. А номер серии 8 — это тебе подсказывала п… — она похожа на восьмерку». Да что теперь толку плакать о пролитом молоке!
Наши намерения при написании этой небольшой работы включали в себя два момента. С одной стороны, мы хотели показать, что отталкивающая грязь и непристойность народного материала не должна пугать исследователей, ищущих в нем подтверждения психоаналитических взглядов. Мы смогли установить, что фольклор интерпретирует символы сновидения так же, как психоанализ и, вопреки громко провозглашаемому народному мнению, выводит ряд сновидений из насущных потребностей и желаний. С другой стороны, мы хотели бы подчеркнуть, что несправедливо полагать, будто простые люди прибегают к этой форме удовольствия лишь для удовлетворения непристойных желаний. За этим уродливым фасадом скрываются психические реакции на жизненные впечатления, которые следует принимать всерьез и в которых звучит даже печальная нота — реакции, которые простые люди готовы принять, только если они сопровождаются получением грубого удовольствия.


1 [ Существование этой статьи, написанной Фрейдом совместно с проф. Д.Е.Оппенгеймом из Вены, было обнаружено летом 1956г., когда миссис Лиффман, дочь Оппенгеймера, переехавшая впоследствии в Австралию, передала ее в одно из нью-йоркских издательств. Вскоре рукопись была куплена Архивом Зигмунда Фрейда, доктором Бернардом Л. Паселла, и благодаря его щедрости и неоценимой поддержке доктора К.Р.Эйсслер, секретаря Архива, мы смогли включить эту работу в Standard Edition. Давид Эрнст Оппенгейм, соавтор Фрейда по этой статье, родился в Брюнне, современная Чехословакия, в 1881 году. Он изучал классическую филологию и стал профессором в Академической Гимназии, высшем учебном заведении в Вене, где преподавал греческий и латынь. Доктор Эрнст Джонс (1955, 16) упоминает его среди тех, кто посещал университетские лекции Фрейда в 1906 г., но его личное знакомство с Фрейдом, очевидно, датируется 1909 годом. Осенью этого года он послал Фрейду экземпляр своей работы по классической мифологии, в которой продемонстрировал знание психоаналитической литературы; сохранилось письмо Фрейда (от 28 октября 1909 г.) с теплыми словами благодарности Оппенгейму и предложением использовать его знание классики в интересах психоанализа. В результате он сблизился с Венским Психоаналитическим Обществом и (вновь согласно Джонсу) стал его членом в 1910 г. В том же году 20 апреля он открывал симпозиум Венского Общества по проблеме суицида (в частности, среди школьников), материалы которого были опубликованы в виде брошюры (1910; см. также Фрейд, 1910g). Выступление Оппенгейма подписано «Unus Multorum», но несколько лет спустя оно появилось под его собственным именем в сборнике Heilen und Bilden под редакцией Адлера и Фартмюллера (1914). Опубликованные протоколы Венского Общества свидетельствуют о том, что он прочел там три «кратких сообщения» в 1910 и 1911 гг., первое из которых, «Фольклорный материал, содержащий символику сновидений» (16 ноября 1910 г.), очевидно, связано с данной работой. Весной 1911 г. Фрейд выпустил в свет третье издание «Толкования сновидений», где в примечании он упоминает работу Оппенгейма по сновидениям в фольклоре и говорит, что скоро должна появиться статья на эту тему (Standard Ed., 5. 621). Во всех последующих изданиях это примечание отсутствует. Как и исчезновение данной статьи, это, несомненно, связано с тем фактом, что Оппенгейм вскоре стал сторонником Адлера и вместе с пятью другими членами был исключен из Венского Психоаналитического Общества 11 октября 1911г. Он погиб во время Второй Мировой Войны в концлагере в Терезиенштадте, куда был помещен вместе с женой. После войны его жена эмигрировала в Австралию, взяв с собой рукопись, которую ей удалось сохранить. В соответствии с ее пожеланием, рукопись была опубликована только после ее смерти.

Можно достаточно точно определить время, когда Фрейд принимал участие в работе над статьей. Это было не раньше начала 1911г., о чем говорит ссылка на Die Sprache des Traumes Штекеля, опубликованную в начале этого года, и не позже окончательного разрыва с Адлером летом того же года.

Хотя рукопись в том виде, в котором она до нас дошла, не подвергалась окончательному пересмотру авторами, она нуждается лишь в самой незначительной корректуре; мы также можем определить вклад каждого из авторов. Материал, очевидно, собрал Оппенгейм. Значительная его часть относится к периодическому изданию Anthropophyteia (Лейпциг, 1904-1913) редактором которого был Ф.С. Краусс; Фрейд всегда интересовался этим изданием. (См. его открытое письмо редактору 1910 f. и предисловие к работе «Скатологические ритуалы всех наций» Бурке, 1913 k, стр. 335, которая связана с данной статьей.) Оппенгейм скопировал этот материал, частично в печатном, частично в рукописном виде (добавляя иногда краткие примечания) и передал его Фрейду, который организовал его в необходимой последовательности, наклеил листы Оппенгейма на свои, большие по размеру, и снабдил комментариями. Затем он, должно быть, вернул рукопись Оппенгшейму, который добавил еще две-три записи (некоторые из них стенографические).

В переводе не предпринималось попытки воспроизвести различные диалекты, на которых записаны многие из этих историй. Использовались общепринятые идиомы, ассоциирующиеся с фольклорными историями. Ссылки по мере возможности проверялись, и ряд ошибок в них был исправлен. ]





2 [ Эпиграф принадлежит Оппенгейму. На самом деле это строка 342 из Ars Poetica Горация. Относительно точного смысла этих слов специалисты спорят; здесь мы можем перефразировать это высказывание так: «Надменные властители презирают стихи, которым недостает очарования»]

3 «Sudslavische Volksuberlieferungen, die sich auf den Geschlechtsverkehr beziehen [Народные традиции южных славян, относящиеся к половому акту]», собрание и комментарии Ф.С.Краусс, Anthropophyteia, 7 [1910],450,No.820.

4 [Дополнение Ф.С.Краусса:] См. Anthropophyteia, 1[1904], 4, No.5.См. поговорку немецких евреев: «Гусю снится кукуруза, а невесте — х..». [См. также «Толкование сновидений», Standard Ed., 4, 131-2.]

5 «Niederosterreichische [Нижней Австрии] Schnadahupfeln», собрание доктора Х.Роллет.[Schnadahupfeln — импровизированные четверостишия, в которых рифмуются вторая и четвертая строки; их поют в горных районах Баварии и Австрии.] Anthropophyteia , 5[1908],151, No.2.

6 Из Австрийских Альп, Kryptadia, 4, 111, No.160.

7 Из игровых обычаев Нижней Австрии, Anthropophytria, 3 [1906], 190, No. 85, 4.

8 Ропс, 1905, иллюстрация 20.

9 [Примечание на полях Оппенгейма:] Как и сфера на гравюре Ропа, римский рельеф в амфитеатре Нимеи изображает яйцо, при помощи такой же трещины превращающееся в символ женских гениталий. Здесь также присутствует мужская сторона. Она проявляется в виде фаллоса, оформленного как птица, сидящая на четырех яйцах вышеописанного вида — так сказать, высиживающая их.[Приводящуюся ссылку проверить невозможно.]

10 [«Wurmchen» (червячок) — распространенное немецкое слово, обозначающее младенца.]

11 «Schelisische Volkslieder [Народные песни Силезии]», записал др. фон Валдхайм, Anthropophyteia, 7 [1910], 369.

12 [Roter Konig (Красный Король) — в австрийском слеге термин для обозначения менструации.]

13 [Примечание Ф.С.Краусса:] Сравните со стр.359 и с южно-славянской версией у Краусса, «Die Zeugung in Sitte, Brauch und Glauben der Sudslaven [Размножение в обрядах, обычаях и верованиях южных славян]», Kryptadia, 6, 259-269 и 375.


14 [Тарасевский (1909, 289,No.265).]

15 [Примечание Оппенгейма:] Нож носит с собой взломщик [«Einbrecher», буквально, «тот, кто врывается»]. В Золингене [промышленный район Райнленд] есть поговорка о взломе, упоминающаяся в Anthropophyteia, 5 [1908], 182 [No.11]: «За женитьбой приходит черед взлома [проникновения]». Сравните в берлинском сленге слово «Brecheisen» [«отмычка», буквально, «ломающее железо»] для обозначения «мощного пениса» (Anthropophyteia, 7 [1910], 33).

16 [«Traumhandlung». Этот термин используется в данной статье для описания действия, совершаемого во сне, но в то же время реального. Это понятие не обсуждается в «Толковании сновидений».]

17 [Примечание на полях Оппенгейма:] См. далее наши замечания о «приданом», обозначающем пенис, и «кошельке», обозначающем «мошонку», а также сопоставление половой активности и богатства, жажды золота и либидо.[Не ясно, о каких замечаниях здесь идет речь.]

18 Еще одно лотерейное сновидение из этой небольшой коллекции подтверждает наше предположение.

19 Психоаналитический опыт показывает, что нули при интерпретации чисел в сновидении можно игнорировать.

20 См. «Характер и анальный эротизм» (1908b).


21 Иеремия (1904, 115n).

22 [Примечание на полях Оппенгейма:] Также и в Мексике.

23 Поджио [Бракколини] (1905, No. 130).[Оппенгейм, очевидно, слегка сократил этот анекдот.]

24 [Дополнение Оппенгейма:] Здесь обратите внимание на пераллели в Anthropophyteia, 4 [1907], 342-345, Nos. 580-581.


25 «Характер и анальный эротизм» (1908b).

26 Ф. Вернерт, «Deutche Bauernerzahlungen gesammelt im Ober- und Unterelsass [Немецкие крестьянские сказки, собранные в Верхнем и Нижнем Эльзасе]», Anthropophyteia, 3 [1906], 72, No. 15.

27 [Ф.С.Краусс, «Sudslavische Volksuberlieferungen, die sich auf den Geschlechtsverkehr beziehen (Народные традиции южных славян, относящиеся к половому акту)», Anthropophyteia, 5, (1908), 346, No. 737.]

28 Др. фон Валдхайм, «Skatologische Erzahlungen aus Preussisch- Schlesien [Скатологические сказки в прусской Силезии]», Anthropophyteia, 6 [1909], 431, No. 9.

29 Тарасевский (1909, 196 [No.233]).

30 [Примечание на полях Оппенгейма:] В истории Пикардии надевание кольца на палец является символическим изображением эрекции. Чем дальше надевается кольцо, тем длиннее становится пенис — аналогия обладает магической силой. (Kryptadia, 1, No.32.) [Это пример того, что Фрэзер называет «магией подобия».]

31 См. Штекель, 1911a.

32 Ф. Вернерт, «Deutche Bauernerzahlungen gesammelt im Ober- und Unterelasass [Немецкие крестьянские сказки, собранные в Верхнем и Нижнем Эльзасе]», Anthropophyteia, 4 [1907], 138, No. 173.

33 [В этом месте Оппегейм поставил на поях рукописи вопросительный знак.]

34 [См. примечание в «Толковании сновидений», Standard Ed., 5. 348. n. 2. Немецкий сленг, обозначающий «мастурбировать». Сравните с английским эквивалентом «to toss oneself off». ]

35 [Примечание на полях Оппенгейма:] Значение?

36 А. Риедл, «Schwanke und Schnurren niederosterreichischer Landleute [Смешные и занимательные анекдоты деревенских жителей Нижней Австрии]», Anthropophyteia, 5 [1908], 140, No. 19.

37 [Примечание на полях Оппегейма:] Что насчет сокровища в сновидениях одного из двух мужчин в постели?

38 Рассказано школьным учителем в Белграде на основе версии крестьянки из района Крагуево. Anthropophyteia, 4 [1907], 255, No. 10.

39 [Примечание на полях Оппенгейма:] См. похожую историю из Украины, Kryptadia, 5, 15.

40 Ф.С. Краусс, «Sudslavische Volksuberlieferungen, die sich auf den Geschlechtsverkehr beziehen [Народные традиции южных славян, относящиеся к половому акту]», Anthropophyteia, 5 [1908], 293, No. 697.

41 [Здесь, очевидно, должно стоять «Паша», хотя и в немецкой, и в славянской версии в Anthropophyteia написано «Бей».]

42 Поджио [Браккиолини] (1905, No. 133).

43 [В рукописи написано «следствием». Но это, скорее всего, описка, поскольку Facetiae Поггио была написана в 1470 г., за двадцать пять лет до рождения Рабле.]

44 Рабле, «Пантагрюэль», глава XXVIII третьей книги. (Русский текст в переводе Н.М.Любимова — прим. перев.)

45 [Примечание Фрейда:] Гете говорит о символике кольца и пальца в Венецианской эпиграмме (Paralipomena, No. 65, Sophienausgabe, Abt.II, Bd. 5, 381). Есть у меня колец немало с великолепными камнями,

Горящих златом благородным, покрытых мастерской резьбой,

За них большую платят цену, кто красотою их пленился,

За карточным столом те камни сияньем ослепляют взор.

Но знаю я одно колечко, что всех сокровищ в мире краше.

Его купил себе Ганс Карвель, увы, в преклонные года.

На меньший из десятка пальцев глупец надел его, не зная,

Что лишь одиннадцатый палец достоин этого кольца.





46 [Здесь Оппенгейм поставил на полях вопросительный знак]

47 Тарасевский (1909, 40 [No. 63]).


База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница