Тема Жестокое обращение с ребенком и его последствия для развития ребенка. План



Скачать 484,88 Kb.
страница1/2
Дата25.08.2017
Размер484,88 Kb.
  1   2
Тема 6. Жестокое обращение с ребенком и его последствия для развития ребенка.

 План:



  1. Виды жестокого обращения (пренебрежение нуждами ребенка, физическое, психологическое и сексуальное насилие)

  2. Последствия жестокого обращения для физического, эмоционального, интеллектуального, социального и сексуального развития ребенка.

  3. Мозаичность развития. Понятия «умственная отсталость» и «задержка психического развития», их отличие.

  4. Дихотомия «жертва-агрессор». Понятие синдрома посттравматических стрессовых нарушений. «Фрагментарность» как специфика посттравматического сознания.

 

  1. 1.   Виды жестокого обращения (пренебрежение нуждами ребенка, физическое, психологическое и сексуальное насилие).

Жестокое обращение с детьми ( несовершеннолетними гражданами от рождения до 18 лет ) включает в себя любую форму плохого обращения , допускаемого родителями , опекунами , попечителями ( другими членами семьи ребенка ) , педагогами , воспитателями , представителями органов правопорядка .

Формы жестокого обращения с детьми.

Различают 4 основные формы жестокого обращения с детьми – физическое, сексуальное, психическое насилие, пренебрежение основными нуждами ребенка.



1. Физическое насилие

– преднамеренное нанесение физических повреждений ребенку.



2. Сексуальное насилие (развращение)

– вовлечение ребенка с его согласия и без такового в сексуальные действия со взрослыми с целью получения последними удовлетворения или выгоды.

Согласие ребенка на сексуальный контакт не дает оснований считать его не насильственным, поскольку ребенок не обладает свободой воли и не может предвидеть все негативные для себя последствия.

3. Психическое (эмоциональное) насилие

– периодическое, длительное или постоянное психическое воздействие на ребенка, тормозящее развитие личности и приводящее к формированию патологических черт характера.

К психологической форме насилия относятся:


  • открытое неприятие и постоянная критика ребенка;

  • угрозы в адрес ребенка, проявляющиеся в словесной форме;

  • замечания, высказанные в оскорбительной форме, унижающие достоинство ребенка;

  • преднамеренная физическая или социальная изоляция ребенка;

  • ложь и невыполнение взрослыми своих обещаний;

  • однократное грубое психическое воздействие, вызывающее у ребенка психическую травму.

  • Унижение  и  насмешки, вызывающие  у  ребенка  негативные  чувства  по  отношению  к  себе.

  • Угрозы  бросить  ребенка, манипулятивные  игры: »Не  любишь  меня — уходи  к  другой  маме», «Ты мне такой не нужен».

  • Игра  на  чувствах  ребенка.

Изоляция

Контроль  над  общением  ребенка  со  сверстниками  и  взрослыми: социальная  изоляция.

Обсуждение  детей  в  их  присутствии: ребенок  как  вещь.

Эмоциональная  изоляция – отвержение: ребенка  видят, но  не  слышат.



Использование   »взрослых  привилегий»

У  детей  нет  выбора  и  информации  по  проблемам, непосредственно  их  касающимся. Все  решается  за  них взрослыми, будь то  выбор  одежды, летний  отдых, переход   в  другую  школу.



Угрозы

Эмоциональные или  физические  угрозы (отдать  в  интернат, покончить  с  собой, заболеть  и  др.) Ребенка  силой  заставляют  что-нибудь  сделать.



Использование   детей

Ребенка  делают  ответственными  за  проблемы  взрослых. Использование  детей  с  целью  добиться  чего-либо  от  других  людей: визиты  с  ребенком  к  чиновникам, «дележ» ребенка между бывшими супругами и их родственниками.



Усмирение

Запугивание  ребенка  взглядами, действиями, повреждением  собственности  ребенка. Использование  своих  физических  преимуществ  для  контроля  над  ребенком. Установление  физических  преград.



4. Пренебрежение нуждами ребенка

– отсутствие элементарной заботы о ребенке, в результате чего нарушается его эмоциональное состояние и появляется угроза его здоровью или развитию.

К пренебрежению элементарными нуждами ребенка относятся:

отсутствие адекватного возрасту и потребностям ребенка питания, одежды, жилья, образования, медицинской помощи;

отсутствие должного внимания и заботы, в результате чего ребенок может стать жертвой несчастного случая.

Типы-схемы жестокого обращения родителей с детьми:

«Ребенок-мишень» — ребенка считают либо слишком пассивным, либо слишком активным и, как результат, он становится объектом агрессии в семье. Такая ситуация часто закладывается, если ребенок имеет физические или умственные недостатки. Усугубляется положение ребенка, если он любим одним из родителей.

«Критическая ситуация» (стечение обстоятельств) — потеря работы, развод и другая ситуация в жизни родителя могут вызвать вспышку гнева и жестокого поведения

«Отсутствие навыков отцовства и материнства» — родители не готовы к той ответственности, которую налагает на них отцовство и материнство и не имеют других стратегий поведения, кроме крика, запугивания и избиения

«Необразованный родитель» — отсутствие элементарных знаний о возрастных особенностях развития детей и неумение учитывать особенности детской психики

«Модель домашнего насилия» — жестокое поведение чаще отмечается у родителей, которые в детстве сами подвергались насилию или были свидетелями жестокого отношения.

«Изоляция от внешнего мира» — нежелание и неумение налаживать контакты с другими людьми и, как следствие, потребность в уединении и агрессия на любые попытки его нарушить

«Семейные стереотипы» — нарушение традиционных схем поведения жестоко карается родителями (подростковая беременность, нарушение традиционной семьи, этические нарушения…)

 

2. Последствия жестокого обращения для физического, эмоционального, интеллектуального, социального и сексуального развития ребенка.

Последствия насилия или пренебрежения основными нуждами детей можно рассматривать как результат их травматизации. В понятие психологической травмы включаются нарушения психологического, эмоционального, когнитивного и социального функционирования ребенка, вызванные действиями  (или бездействием) родителей или других взрослых.

Психологическая травма происходит в том случае, когда воздействующий стимул превышает способность ребенка справиться с ним.

Американские исследователи (Н. Полански и соавторы) установили, что развитие и благополучие ребенка подвергается опасности не только тогда, когда ребенок плохо питается и одевается, не имеет жилья и находится без внимания и присмотра, но и когда не удовлетворяется его естественная потребность быть любимым, желанным, когда он испытывает дефицит эмпатии со стороны родителей и других значимых взрослых.

Многие исследователи установили связь между психологическим насилием, если оно началось в раннем возрасте, и задержкой умственного развития детей. Отсутствие эмоциональной поддержки ребёнка, враждебное поведение родителей нарушают эмоциональное, когнитивное, поведенческое и физическое функционирование ребёнка. Имеется даже понятие “психологическая карликовость” (профессор Касаткина Э.), когда ребёнок, растущий в неблагоприятных для него психологических условиях, сильно отстаёт в росте и имеет задержку психического развития.

Для детей, которых родители часто ругают, грубо обзывают, характерен высокий уровень агрессии, наличие межличностных проблем и отклонений в поведении. Такие особенности детей мешают их социальной адаптации, вызывают неприятие и даже отвержение со стороны сверстников и взрослых.

Постоянная критика и оскорбления приводят к тому, что ребёнок начинает считать, что он хуже всех, что он не заслуживает хорошего отношения родителей или других взрослых, не достоин их любви. Уровень его самоуважения значительно снижен, формируется низкая самооценка — так называемый «комплекс неполноценности». Такие дети, приспосабливаясь к ситуации, вырабатывают различные способы поведения — от склонности к уединению, чрезвычайной зависимости и подчиняемости другим, до агрессии и антисоциального поведения.

Угрозы и запугивание, унижения со стороны родителей вызывают беспокойство и страх, подавляют самостоятельность ребёнка, в большинстве случаев у детей развиваются психосоматические болезни.

Пренебрежение основными нуждами ребенка может оказаться фатальным для ребенка. По данным Министерства здравоохранения РФ, 70% несчастных случаев, травм и отравлений детей в возрасте от 0 до 14 лет происходит из-за невнимания к их безопасности со стороны родителей и других взрослых

Глава 16 Уголовного Кодекса РФ (преступления против жизни и здоровья) запрещает практически все формы физического насилия. Следует отметить, что преступление может быть умышленным, когда виновный сознательно совершает действия, которые запрещены законом, либо неосторожным, когда виновный не предвидит возможности наступления преступного результата или по легкомыслию надеется его избежать. Закон устанавливает уголовную ответственность за все преступления,  совершенные умышленно, а в ряде случаев и за преступления, совершенные по неосторожности.

Изучение данной проблемы позволило установить, что нарушение прав детей во многих случаях связано с низким уровнем правовой и психолого – педагогической культуры их родителей.

Примерно 25% людей, подвергавшихся жестокому обращению в детстве, сами, будучи родителями, допускают насилие по отношению к своим собственным детям.

 

3. Мозаичность развития. Понятия «умственная отсталость» и «задержка психического развития», их отличие.

Мозаичность развития (mosaic development) [франц. mosaique — мозаика, пестрая смесь] — тип индивидуального развития зародыша, при котором форма и расположение его отдельных частей детерминированы еще до оплодотворения; наличие М.р. подтверждается тем, что после удаления некоторой части эмбриона на ранней стадии развития эта «потеря» в дальнейшем не восполняется.

В настоящее время количество детей с проблемами умственной отсталости не уменьшается. Об этом свидетельствуют статистические данные по всем странам мира. Поэтому актуален вопрос разграничения понятий «умственная отсталость» и «задержка психического развития».



Умственная отсталость – стойкое нарушение познавательной деятельности в результате органического поражения головного мозга.

Категории умственной отсталости:

Ø           Олигофрения –  врожденное, или приобретенное до трех лет слабоумие в результате органических повреждений головного мозга.  Олигофрения может иметь различную степень тяжести:

1.      Идиотия - самое тяжелое слабоумие практически с полным отсутствием речи и мышления.

2.      Имбецильность – средняя степень слабоумия. Речь у имбецилов развита больше, чем при идиотии, однако они необучаемы, нетрудоспособны, им доступны лишь элементарные акты самообслуживания.

3.      Дебильность – легкая степень слабоумия. Дебилы способны к обучению, овладению несложными трудовыми процессами, в известных пределах возможно их социальное приспособление.

Ø           Синдром Дауна – (трисомия 21) — врожденная аномалия, обусловленная наличием добавочной, третьей хромосомы 21 (отсюда — другое название). Больные отличаются монголоидностью черт лица и легкой дебильностью.

Ø           Деменция – распад психики, проявляется на более поздних этапах онтогенеза.

В отличие от умственной отсталости, задержка психического развития характеризуется замедленным темпом формирования познавательной деятельности и эмоциональной сферы  с их временной фиксацией на более ранних возрастных этапах. Задержка умственного развития чаще всего имеет обратимый характер.



Причины задержки. В большинстве случаев причинами задержки психического развития являются неблагоприятно протекающая беременность с хроническим или длительным кислородным голоданием плода, асфиксия в родах и родовая травма, инфекционные и соматические заболевания и интоксикация в раннем возрасте, а также, естественно, погрешности воспитания. Задержка может быть вызвана, что иногда случается, драматическим перерывом в развитии ребёнка, особенно в раннем возрасте, когда он по каким-то причинам на месяцы был представлен самому себе (например, находился в течение месяца в больнице, эмоционально и умственно не развиваясь).

Выделяют следующие вариации этого состояния:



1.     ЗПР конституционного происхождения (психический инфантилизм). Связан с замедленным созреванием структур левого полушария, что обуславливает эмоционально-личностную незрелость ребенка, который оказывается как бы на более ранней ступени развития эмоционально-волевой сферы. Эмоционально-волевая незрелость может сочетаться с негрубыми нарушениями познавательной деятельности, речи, повышенной истощаемостью и пресыщаемостью активного внимания.

Характерно: преобладание повышенного фона настроения, непосредственность и яркость эмоций при их поверхности и нестойкости; повышенная подражаемость, внушаемость, преобладание игровых интересов.

2.     ЗПР соматического происхождения. Обусловлена инфекционными, соматическими заболеваниями ребенка или хроническими заболеваниями матери. Возникает у детей с хроническими соматическими заболеваниями — сердца, почек, эндокринной и пищеварительной систем и др. Детей характеризуют явления стойкой физической и психической астении, что приводит к снижению работоспособности и формированию таких черт личности как робость, боязливость. Дети медлительны, быстро устают, работоспособность неровная (выше в  1-ой половине дня); внимание быстро рассеивается; двигательные навыки и умственное развитие недостаточно.

3.     ЗПР психогенного происхождения. Связано с неблагоприятными условиями воспитания, препятствующими правильному формированию личности ребёнка. При раннем возникновении и длительном воздействии психотравмирующих факторов могут возникнуть стойкие сдвиги в нервно-психической сфере ребенка, что приводит к невротическим и неврозоподобным нарушениям. В условияхбезнадзорности у ребенка преобладают импульсивные реакции, неумение тормозить свои эмоции. В условиях гиперопеки формируются эгоцентрические установки, неспособность к волевым усилиям, к труду. В психотравмирующих условиях происходит невротическое развитие личности. У одних детей при этом наблюдаются негативизм и агрессивность, истерические проявления, у других — робость, боязливость, страхи, мутизм.
При названном варианте ЗПР на первый план также выступают нарушения в эмоционально-волевой сфере, снижение работоспособности, несформированность произвольной регуляции поведения. У детей беден запас знаний и представлений, они не способны к длительным интеллектуальным усилиям.

4.     ЗПР церебрально-органического генеза. Встречается чаще, обладает большей стойкостью и выраженностью нарушений как в эмоционально-волевой сфере, так и в познавательной деятельности и занимает основное место в аномалии развития. Причины: патология беременности и родов; инфекции, интоксикации; травмы ЦНС в 1-е годы жизни – в определённой мере сходны с причинами, приводящими к олигофрении. Чаще этот тип ЗПР связан с более поздними поражениями мозга, когда дифференциация основных мозговых систем уже закончена. Характерно: нарушение познавательной деятельности, отсутствуют живость и яркость эмоций; слабый уровень в оценке и низкий уровень притязаний; игру характеризует бедность воображения и творчества; преобладание двигательной расторможенности.

Вопросы, связанные с изучением умственной отсталости и задержки психического развития относятся к числу наиболее важных в дефектологии. Занимаются ими не только олигофренопедагоги, но и специалисты смежных наук: психологи, невропатологи, психиатры, эмбриологи, генетики и др.



Литература по данной теме

1.      Коррекционная педагогика: Основы обучения и воспитания детей с отклонениями в развитии/ под ред. Б.П. Пузанова. – М., 1999.

2.      Лапшин В. А., Пузанов Б. П. Основы дефектологии

3.      Астапов В. М. Введение в дефектологию с основами нейро- и патопсихологии. – М., 1994.

 

4. Дихотомия «жертва-агрессор». Понятие синдрома посттравматических стрессовых нарушений. «Фрагментарность» как специфика посттравматического сознания.

Существует треугольник отношений — так называемый Треугольник Карпмана, состоящий из трёх вершин:                                            



                

Этот треугольник ещё называют магическим, так как стоит в него попасть, так его роли начинают диктовать участникам выборы, реакции, чувства, восприятие, последовательность ходов и так далее.

А самое главное — участники свободно «плавают» в этом треугольнике по ролям.

Жертва очень быстро превращается в Преследователя (Агрессора) для бывшего Спасителя, а Спаситель — очень быстро становится Жертвой бывшей Жертвы.

Например, есть некто, страдающий от чего-то или кого-то (эти «что-то» или «кто-то» и является Агрессором). А страдалец (страдалица) — это типа, Жертва.

Жертва быстро находит Спасителя (или спасителей), который (по разным причинам) старается (вернее, пытается) помочь Жертве.

Всё бы ничего, но Треугольник-то магический, и Жертве совершенно не нужно избавление от Агрессора, а Спасителю — не нужно, чтобы Жертва прекратила быть жертвой. Иначе он ей будет не нужен. Какой же Спаситель без жертвы? Жертва «излечится», «избавится», кого же спасать-то?

Получается, что и Спаситель, и Жертва заинтересованы (неосознанно, конечно) в том, чтобы фактически всё оставалось по-прежнему.

Жертва должна страдать, а Спаситель должен помогать.

Все довольны:

Жертва получает свою долю внимания и заботы, а Спаситель — горд тем, какую роль он играет в жизни Жертвы.

Жертва платит Спасителю признанием его заслуг и роли, а Спаситель платит за это Жертве вниманием, временем, энергией, чувствами и т.д.

Ну и что? — спросите вы. Все же довольны!

Как бы не так!

На этом треугольник не останавливается. Жертве становится мало того, что она получает. Она начинает всё больше и больше требовать и оттягивать внимания и энергии Спасителя. Спаситель старается (на сознательном уровне), но у него ничего не получается. Конечно, он же на бессознательном уровне не заинтересован помочь ОКОНЧАТЕЛЬНО, он же не глуп, лишиться такого вкусного процесса!

У него не получается, его состояние и самооценка (самоуважение) снижаются, ему становится плохо, а Жертва продолжает ждать и требовать внимания и помощи.


Постепенно и незаметно Спаситель становится Жертвой, а бывшая Жертва становится Преследователем (Агрессором) для своего бывшего Спасителя. И чем больше Спаситель вкладывал в того, кого он спасал, тем, по большому счёту, он становится больше ей должен. Ожидания растут, и он ОБЯЗАН их реализовывать.

Бывшая жертва всё больше недовольна «не оправдавшим её ожиданий» Спасителем. Она всё больше и больше путает, кто же на самом деле является агрессором. Для неё уже бывший Спаситель виноват в её бедах. Как-то незаметно происходит переход, и уже почти осознанно она недовольна бывшим благодетелем, и уже его обвиняет чуть ли не больше, чем того (то), кого раньше считала своим Агрессором.

Бывший спаситель становится для бывшей Жертвы обманщиком и новым Агрессором, а бывшая Жертва устраивает настоящую охоту за бывшим Спасителем.

Но это ещё не всё.

Бывший кумир повержен и ниспровергнут.

Жертва ищет новых Спасителей, ведь у неё количество Агрессоров возросло — бывший Спаситель не оправдал ожиданий, по большому счёту, обманул её, и должен быть наказан.

Бывший же Спаситель, являясь уже Жертвой своей бывшей Жертвы, измотанный в попытках (нет, не помочь, его сейчас волнует лишь одно — суметь спастись от «жертвы») — начинает (уже как истинная жертва) искать других спасителей — и для себя, и для своей бывшей Жертвы. Кстати говоря, это могут быть разные Спасители — для бывшего спасителя и бывшей жертвы.

Круг расширяется.

Почему треугольник и называется магическим, потому что:

1. Каждый участник бывает во всех его углах (играет все положенные в треугольнике роли);

2. Треугольник устроен так, что вовлекает всё новых и новых членов оргии.

Бывший Спаситель, использованный, выбрасывается, он истощён, и уже не может быть полезен Жертве, и Жертва пускается в поиски и в погоню за новыми Спасителями (будущими её жертвами)

С точки зрения Агрессора тут тоже интересные штуки.

Агрессор (настоящий агрессор, тот, кто и считает себя агрессором, преследователем) как правило, не знает о том, что Жертва на самом деле не жертва. Что она не на самом деле беззащитна, просто ей нужна данная роль.

Жертва же очень быстро находит Спасителей, которые «внезапно» появляются на пути «Агрессора», и тот очень быстро становится уже их Жертвой, а Спасители превращаются в Преследователей бывшего Агрессора.

Это великолепно описал Эрик Берн на примере сказки  про Красную Шапочку.
Шапочка — «Жертва», волк — «Агрессор», охотники — «Спасители».

Но сказка заканчивается вспоротым брюхом волка.

Ниже представлены признаки, по которым можно себя узнать, когда вы оказываетесь в треугольнике.

 

ЧУВСТВА, КОТОРЫЕ ИСПЫТЫВАЮТ УЧАСТНИКИ СОБЫТИЙ:



Жертва:

Чувство беспомощности,


беспросветности,
принуждения и причинения,
безвыходности,
бессилия,
никчёмности,
никому не нужности,
собственной неправильности,
запутанности,
неясности,
растерянности,
частой неправоты
собственной слабости и немощности в ситуации
обиды
страха
жалость к себе

 

 

Агрессор

Чувство собственной правоты


благородного возмущения и праведного гнева
желание наказать нарушителя
желание восстановить справедливость
оскорблённое самолюбие
убеждённость, что только он знает, как правильно
раздражение на жертву и тем более на спасителей, которых воспринимает, как мешающий фактор (спасители ошибаются, ведь только он знает, как нужно прямо сейчас поступить!)
азарт охоты, азарт погони…

 

 

Спаситель:

Жалость, желание помочь


собственное превосходство над жертвой

большая компетентность (он больше знает про то, как нужно действовать)


снисхождения к тому, кому хочет помочь
чувство приятного всесилия и всемогущества по отношению к конкретной ситуации
уверенность, что может помочь
убеждённость, что он знает (или как минимум, может узнать), как именно это можно сделать
невозможность отказать (неудобно отказать в помощи, или бросить человека без помощи)
сострадание, острое щемящее чувство сопереживания (обратите внимание, это очень важный пункт: Спаситель ассоциируется с Жертвой! А значит, никак и никогда не сможет ей истинно помочь!)
ответственность ЗА другого

 
















Иначе говоря:

Агрессор – наказывает, нападает -> Жертва – страдает -> Спаситель - спасает и приходит на помощь и выручку

Если вы оказались в этом «магическом» треугольнике, то знайте, что Вам придётся побывать во всех «углах» этого треугольника, и перепробовать все его Роли.

События в треугольнике могут происходить сколь угодно долго — вне зависимости от сознательных желаний их участников.

Жена алкоголика не желает страдать, алкоголик не желает быть алкоголиком, а врач не желает обманывать семью алкоголика. Но всё определяется результатом.

Пока хоть кто-нибудь не выскочит из этого проклятого треугольника, игра может продолжаться сколь угодно долго.

КАК ВЫСКАКИВАТЬ

Самое главное — понять, на какой Роли Вы вошли в треугольник.

Какой из углов треугольника был для Вас входом в него.

Обычно в руководствах дают следующий совет: инверсировать роли. То есть, заменить роли на другие:

Агрессор должен стать для Вас Учителем. Фраза, которую я говорю своим ученикам: «Наши враги, и те, кто нам «мешают», являются нашими лучшими тренерами и учителями)»

Спаситель — Помощником или максимум — Проводником (можно — тренером, как в фитнесс-клубе: вы делаете, а тренер тренирует)

А Жертва — Учеником.

Это очень хорошие советы.

Если Вы поймали себя на роли Жертвы — начните учиться.

Если Вы поймали себя на роли Спасителя — бросьте глупые мысли о том, что тот, «кто нуждается в помощи» немощен и слаб. Принимая его такие мысли, Вы делаете ему медвежью услугу. Вы делаете что-то ЗА него. Вы мешаете ему научиться самостоятельно чему-то важному для него.

Нельзя делать ничего за другого человека.

Ваше желание помочь — искус, жертва является Вашим искусителем, и Вы, фактически, являетесь искусителем и провокатором для того, кому стремитесь помочь.

Дайте человеку делать самому. Пусть он ошибается, но это будут ЕГО ошибки. И он не сможет Вас обвинить в этом, когда попытается перебраться в роль Вашего Преследователя.

Человек должен пройти свой путь сам.

Великий психотерапевт Александр Ефимович Алексейчик говорит – «Помочь можно только тому, кто что-то делает».

И продолжал, обращаясь к тому, кто был в этот момент в беспомощности: «Что Вы делаете, для того, чтобы он (тот, кто помогает) мог Вам помочь?»

Великолепные слова!

Для того, чтобы тебе помогли, ты должен что-то делать. Помогать можно лишь в том, что делают. Не делаешь — тебе нельзя помочь.

Что делаешь — в том тебе и возможна помощь.

Если ты лежишь, тебе можно лишь помочь лежать. Если стоишь — тебе можно лишь помочь стоять.

Невозможно помочь встать человеку, который лежит.

Невозможно помочь встать человеку, который и не думает вставать.

Невозможно помочь встать человеку, который только думает встать.

Невозможно помочь встать человеку, который только хочет встать.

Помочь встать можно человеку, который встаёт.

Помочь найти можно лишь человеку, который ищет.

Помочь идти можно лишь тому, кто идёт.

Что эта девушка ДЕЛАЕТ из того, в чём Вы ей пытаетесь помочь?

Не пытаетесь ли Вы ей помочь в том, чего она не делает?

Не ожидает ли она от Вас действий в том, чего она сама не делает?

Так нужно ли ей на самом деле то, чего она от Вас ожидает, если она сама не делает этого?

Помочь встать можно лишь человеку, который встаёт.

«Встаёт» — это прикладывает усилия к тому, чтобы встать.

Эти усилия и конкретные, и однозначные действия —  наблюдаемы, они имеют конкретные и неразночитаемые признаки. Их легко узнать и опознать именно за признаки того, что человек старается встать.

И ещё нечто очень, на наш взгляд, важное.

Человеку можно помочь встать, но если он не готов стоять (не готов, что Вы уберёте поддержку), он снова упадёт, и падать ему будет во много раз больнее, чем если бы он продолжал лежать.

Что человек будет делать после того, как окажется в вертикальном положении?

Что человек собирается делать после этого?

Что он собирается делать с этим?

Зачем ему нужно встать?



Как выскакивать

Самое главное — понять, на какой Роли Вы вошли в треугольник.

Какой из углов треугольника был для Вас входом в него.

Это очень важно, и это не описано в руководствах.



Точки входа

У каждого из нас есть привычные или излюбленные Роли-входы в подобные магические треугольники. И часто в разных контекстах у каждого входы свои. У человека на работе может быть излюбленным входом в треугольник — Роль Агрессора (ну любит он восстанавливать справедливость или наказывать дураков!), а дома, например, типичный и излюбленный вход — это Роль Спасителя.



«Манки»

И каждому из нас стоит знать «точки слабости» своей личности, которые попросту заставляют нас входить в эти наши излюбленные Роли.

Необходимо изучать внешние манки, которые заманивают нас туда.

У одних это чья-то беда или «беспомощность», или запрос о помощи, или восхищённый взгляд/голос:

«О, великий!»

«Только ты можешь мне помочь!»

«Я без тебя пропаду!»

Вы, конечно, узнали Спасителя в белых одеждах.

У других это чья-то ошибка, глупость, несправедливость, некорректность или нечестность. И они отважно бросаются восстанавлявать справедливость и гармонию, попадая в треугольник на роли Агрессора.

У третьих это может быть сигнал от окружающей реальности, что ты ей не нужен, или она опасна, или она агрессивна, или она бессердечна (равнодушна к тебе, твоим желаниям или бедам), или она бедна ресурсами именно для тебя, именно в данный момент. Это любители побыть Жертвами.

У каждого из нас есть свой манок, заманивание которого нам очень трудно выдержать. Мы становимся как зомби, проявляя бессердечие и глупость, рвение и безрассудство, попадая в беспомощность и чувствуя свою правоту, либо никчёмность.

Начало перехода из роли Спасителя в роль Жертвы — чувство вины, чувство беспомощности, ощущение вынужденности и обязательности помогать и невозможности собственного отказа («Я обязан помочь!», «Я не имею права не оказать помощь!», «Что обо мне подумают, как я буду выглядеть, если откажусь помочь?»).

Начало перехода из роли Спасителя в роль Преследователя — желание наказать «плохого», желание восстановить справедливость, направленную не на тебя, чувство абсолютной собственной правоты и благородного праведного возмущения.
Начало перехода из роли Жертвы в роль Агрессора (преследователя) — чувство обиды и несправедливости, творимой по отношению к тебе лично.

Начало перехода из Роли Жертвы в роль Спасителя — желание помочь, жалость к бывшему Агрессору или Спасителю.

Начало перехода из роли Агрессора в роль Жертвы — внезапное (либо растущее) чувство беспомощности и растерянность.

Начало перехода из роли Агрессора в роль Спасителя — чувство вины, чувство ответственности ЗА другого человека.



На самом деле:

Спасителю ОЧЕНЬ приятно помогать и спасать, приятно выделяться «в белых одеждах» среди других людей, особенно перед жертвой. Нарциссизм, самолюбование.

Жертве очень приятно страдать («как в кино») и быть спасаемой (принимать помощь), испытывать жалость к себе, зарабатывая страданиями будущее неконкретное «счастье». Мазохизм.

Агрессору — очень приятно быть воителем, наказывать и восстанавливать справедливость, быть носителем стандартов и правил, которые он вменяет другим, очень приятно пребывать в сверкающих доспехах с огненным мечом, приятно чувствовать свою силу, непобедимость и правоту. По большому счёту, чужая ошибка и неправота для него — это легитимный (законный и «безопасный») повод (разрешение, право) совершать насилие и безнаказанно причинить другому боль. Садизм.

Спаситель знает, как можно…

Агрессор знает, что так нельзя…

Жертва хочет, но не может, но чаще уже ничего и не хочет, потому что всё достало…

И ещё интересный способ диагностики. Диагностика по чувствам наблюдателей/слушателей

Чувства наблюдателей могут подсказать, какую роль играет человек, рассказывающий Вам или делящийся с Вами проблемой.

Когда читаешь (слушаешь) Спасителя (или наблюдаешь за ним) — сердце наполняется гордостью за него. Или — смехом, до чего ж дурак себя довёл своим желанием другим помогать.

Когда читаешь тексты, написанные Агрессором — благородное возмущение охватывает — либо к тем, о ком Агрессор пишет, либо — к самому Агрессору.

А когда читаешь тексты написанные Жертвой или слушаешь Жертву — охватывает острая душевная боль ЗА ЖЕРТВУ , острая жалость, желание помочь, мощнейшее сострадание.

И не стоит забывать

что нет ни Спасителей, ни Жертв, ни Агрессоров. Есть живые люди, которые могут играть различные роли. И каждый человек попадает в ловушку разных ролей, и бывает во всех вершинах этого заколдованного треугольника, но всё-таки, каждый человек имеет некоторые склонности к той или иной вершине, склонности задерживаться на той или иной вершине.

И важно помнить, что точка входа в треугольник (то есть, то, что вовлекло человека в патологические отношения) — чаще всего бывает и точкой, на которой человек задерживается, и ради которой и «влетал» в этот треугольник. Но не всегда это так.

Кроме того стоит помнить, что не всегда человек занимает именно ту «вершину», на которую жалуется.

«Жертва» может быть Агрессором (Охотником).

«Спаситель» может на самом деле играть, трагически и насмерть играть роль Жертвы или Агрессора.

В этих патологических отношениях, как в знаменитой Кэрроловской «Алисе…» всё настолько запутанно, перевёрнуто и лживо, что В КАЖДОМ СЛУЧАЕ требуется достаточно внимательное наблюдение за всеми участниками этого «треугольного хоровода», и в том числе и за собою тоже — даже если Вы не участвуете в этом треугольнике.

Сила магии этого треугольника такова, что любого наблюдателя или слушателя — начинает втягивать в этот бермудский треугольник патологических отношений и ролей.



(Источник: Сайт Александра Вакурова)

Понятие синдрома посттравматических стрессовых нарушений.

Посттравматические стрессовые расстройства развиваются у лиц, которые пережили эмоциональный или физический стресс, который является в высшей степени травмирующим практически для каждого человека. Такие травмы могут возникать в сражениях, естественных катастрофах, при нападениях бандитов, изнасиловании и таких несчастьях, как пожар в доме. При этих нарушениях имеют место три основные особенности: переживание травмы вновь и вновь, во сне и в мыслях в бодрствующем состоянии; эмоциональная глухота ко всем остальным переживаниям в жизни, включая отношения с другими людьми, и сопутствующие симптомы в виде вегетативной лабильности, депрессии и когнитивных нарушений в виде трудности сосредоточить внимание.

Посттравматическое стрессовое расстройство может появиться в любом возрасте, учитывая природу ситуаций, вызывающих это расстройство, оно чаще бывает в молодом возрасте.

Основными причинами этого расстройства являются стрессоры, социальное окружение, а также особенности характера и биологическая предрасположенность жертвы. Чем тяжелее стрессор, тем у большего числа людей он обусловил этот синдром, и тем тяжелее будет протекать расстройство. Когда травма является сравнительно легкой, например, автокатастрофа без смертельных исходов, посттравматический стресс развивается у меньшего числа людей. Если человек  принадлежит к группе лиц, вместе с ним переживших травму, он иногда лучше справляется с ней, так как другие разделяют его переживания.

В целом очень молодым и очень старым труднее справиться с травматизирующими событиями, чем людям, у которых травма возникает в середине жизни. Например, приблизительно у 80% детей, получивших ожоги, через 1 — 2 года после ожоговых поражений развивается посттравматическое стрессовое расстройство. С другой стороны, примерно только у 30% взрослых после ожогов развивается подобное расстройство. Вероятнее всего, у маленьких детей еще не развиты механизмы, позволяющие справиться с физическими и эмоциональными повреждениями, наносимыми травмой. Наличие психических отклонений в период, предшествовавший травме, расстройств личности или более серьезных нарушений увеличивает силу воздействия стрессора.

В целом больные, которым оказывается хорошая социальная помощь, менее подвержены развитию этого расстройства или же, если оно и развивается, то протекает в менее тяжелой форме. Более часто данное расстройство развивается у одиноких, разведенных, вдовствующих, экономически бедствующих или социально изолированных лиц (Г.И. Каплан  Клиническая психиатрия, М., 1994).

Специалисты считают, что стрессовое событие станет психической травмой для ребенка при наличии следующих факторов.

— Интенсивность и продолжительность события, а также насколько сильно оно угрожает ребенку. Например, повторяющиеся события, имеющие временную протяженность, обладают сильнейшим травмирующим действием (война, продолжающееся насилие над ребенком или конфликт со сверстниками или учителем).

— Общее физическое и эмоциональное состояние ребенка в момент травматического события. Важную позитивную роль играет поддержка родителей или близкого окружения, отсутствие стресса и переутомления.

— Индивидуальные особенности ребенка (устойчивость к стрессу, нейродинамика психической деятельности, сила и устойчивость нервной системы, особенности темперамента и др.)

— Возраст ребенка (одно стрессовое событие по-разному воздействует на детей разного возраста, чем старше ребенок, тем выше уровень физиологического развития и психоэмоциональной устойчивости).

— Опущение у ребенка собственной способности противостоять опасности. Чувство уверенности в себе и собственных силах имеет очень большое значение и формируется совокупностью факторов: психологическими и социальными установками, возможностью реализовать инстинктивные реакции (ориентация, реакция бегства или борьбы в угрожающей ситуации). То, способен ли будет ребенок использовать свои инстинктивные реакции, чтобы справиться с угрожающей ему ситуацией, зависит от прошлых успехов или неудач в похожих ситуациях.

В качестве внешней помощи для ребенка может выступать взрослый, который поддерживает его, относится к нему с уважением, а также место, где ребенок чувствует себя в полной безопасности, для маленьких детей — любимая игрушка или домашнее животное, одним из основных аспектов является психологическая реабилитация ребенка, пережившего травматическое событие.

«Фрагментарность» как специфика посттравматического сознания - Для представления предметов и явлений характерна неравномерность воспроизведения их отдельных частей. Преимущество имеют объекты (или их фрагменты), которые в предыдущем опыте обладали большей привлекательностью или значимостью. Фрагментарность представлений, отмеченная ещё Г. Эббингаузом и подтвержденная современными исследователями, состоит в том, что «при внимательном анализе или попытке установить все стороны или черты предмета, образ которого дан в представлении, обычно оказывается, что некоторые стороны, черты или части вообще не представлены». Если неустойчивость представления есть аналог неполной константности, то фрагментарность представляет собой эквивалент неполной целостности или выражение её дефицита в представлении по сравнению с восприятием.

Цели: Формирование у потенциальных замещающих родителей понимания термина «жестокое обращение с ребенком» посредством рассмотрения видов жестокого обращения и его последствий для развития ребенка.

Формирование у слушателей навыка распознавания психологической травмы в поведении ребенка, обучение вариантам помощи детям, пережившим жестокое обращение.

Систематизирование знаний о понятиях: «мозаичность развития», «умственная отсталость», «задержка психического развития».

Оценивание слушателями своей возможности воспитывать приемного ребенка.

Виды жестокого обращения с детьми и их последствия для развития детей. 

Жестокое обращение, насилие над детьми — это одно из самых тяжелых преступлений, но, к сожалению, довольно распространенное, особенно в неблагополучных семьях, а также в детских домах. По степени тяжести выделяют 4 уровня насилия над детьми:

- пренебрежение основными нуждами ребенка (моральная жестокость);

- физическое насилие;

- эмоциональное насилие;

- сексуальное насилие.



Пренебрежение основными нуждами ребенка

(моральная жестокость)

Пренебрежение основными нуждами ребенка (моральная жестокость) – это отсутствие со стороны родителей или лиц, их заменяющих, элементарной заботы о нем, а также недобросовестное выполнение обязанностей по воспитанию ребенка, в результате чего его здоровье и развитие нарушаются.

Причинами неудовлетворения основных потребностей ребенка могут служить:


  • отсутствие соответствующего возрасту и потребностям ребенка питания, одежды, жилья, образования, медицинской помощи. Например: родители отказываются от необходимых для ребенка медицинских процедур (очередная вакцинация, лабораторное и диагностическое обследование и пр.); ребенок часто пропускает занятия; родители утром не будят ребенка в нужное время, чтобы он успевал к началу занятий.

  • отсутствие заботы и присмотра за ребенком. Например: забывают время кормления, не берут на руки, не утешают и не пытаются понять причину плача; ребенка одевают не по погоде.

  • отсутствие внимания, любви к ребенку и др. Например: отсутствие одобрения ребенка; игнорирование ребенка, т. е. невнимание к нему, неуважение его как личности; отсутствие и нежелание эмоциональной близости с ребенком (родитель не гладит ребенка по голове и не берет его на руки).

Последствия пренебрежения нуждами ребенка.

Внешние проявления:

  • утомленный сонный вид, бледное лицо, опухшие веки;

  • у грудных детей обезвоженность, опрелости, сыпи;

  • одежда неряшливая, не соответствует сезону и размеру ребенка;

  • нечистоплотность, несвежий запах.

Физические признаки:

  • отставание в весе и росте от сверстников;

  • педикулез, чесотка;

  • частые "несчастные случаи", гнойные и хронические инфекционные заболевания;

  • запущенный кариес;

  • отсутствие надлежащих прививок;

  • задержка речевого и психического развития.

Особенности поведения:

  • эмоциональная нестабильность, эмоциональное равнодушие, перевес отрицательных чувств над положительными;

  • постоянный голод и жажда;

  • отсутствие эмоциональной защиты и чувства безопасности;

  • неумение играть;

  • постоянный поиск внимания/участия;

  • частые пропуски школьных занятий;

  • равнодушие и депрессивность;

  • крайности поведения: инфантилен или принимает роль взрослого; агрессивен или замкнут, апатичен; гиперактивен или подавлен; неразборчиво дружелюбен или не желает и не умеет общаться;

  1   2


База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница