Учебно-методический комплекс дисциплины



страница7/10
Дата25.08.2017
Размер2,11 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Диагностика внутрисемейных отношений при помощи проективной методики три дерева




Среди многочисленных проективных тестов, позволяющих выявить особенности внутрисемейных отношений, хорошо зарекомендовала себя методика "три дерева". В рисуночной форме она была предложена швейцарским психотерапевтом R.J. Corboz. Немецкий психотерапевт Эдда Клессманн разработала тест "три дерева" в контексте Кататимно-имагинативной психотерапии (символдрамы). В последние годы Обуховым Л.Я. ведется работа по адаптации и развитию в России методики "три дерева" в диагностической и психокоррекционной работе с детьми и подростками.

Важно, что в тесте "три дерева" изначально не ставится задача сравнивать деревья с членами семьи, как это практикуется в других аналогичных тестах, где ребенку, например, дается задание сравнить каждого члена семьи с каким-то животным. Э. Клессманн рекомендует сначала предложить ребенку нарисовать на одном горизонтально расположенном листе бумаги три каких-либо дерева, и лишь затем сравнить их членами семьи ребенка. Тем самым отчасти удается обойти "цензуру", препятствующую проникновению бессознательного материала в сознание. По наблюдениям Э. Клессманн, при непосредственной просьбе представить родителей в виде какого-нибудь животного или дерева дети часто "приукрашивают" выбираемый образ из-за определенной "лояльности". Иногда они даже блокируют появление соответствующей ассоциации .



Почему в методике предлагается нарисовать именно три дерева? R.J. Corboz пишет, что это скорее не теоретические вывод, а наблюдение из практического опыта. Для праздника День матери дети должны были нарисовать деревья. Большинство детей рисовало три дерева, которые ярко характеризовали отношения ребенка с родителями. Тем самым дети интуитивно отражали особенности внутрисемейных взаимоотношений. Сравнивая деревья с членами семьи, дети обычно выбирают себя и родителей. Но иногда это может быть брат, сестра, бабушка, дедушка или любой другой человек, например, сосед (рис. 2). В этом случае в последующей беседе важно расспросить ребенка, почему он выбрал именно этих "членов семьи", а других вытеснил.

рис. 2


Конфликт в отношении с родителями или с одним из родителей может выражаться в том, что ребенок не доволен, как нарисовал одно из деревьев и зачеркивает его (рис. 3).

рис. 3


Встречаются случаи, когда ребенок вопреки инструкции рисует только два дерева, что говорит о нарушениях взаимодействия в семье с третьим объектом - отцом, или даже о полном отсутствии триангуляторных отношений. Например, 8-летний А., с которым проводилась диагностическая и психокоррекционная работа в связи с отказом работать в школе из-за насмешек одноклассников, хорошо понял инструкцию теста "три дерева", однако нарисовал только два дерева (рис. 4). Из анамнеза известно, что ребенок живет вдвоем с матерью. Отец ушел из семьи через неделю после родов. С полутора до трех лет ребенок воспитывался у бабушки в деревне. Мать работает маляром, забирает в обеденный перерыв ребенка из школы и опять до вечера уходит на работу. Все это время ребенок находится дома один, смотрит телевизор, рисует. Общий депрессивный фон настроения и подавленность проявляются на рисунке в том, что нависли черные тучи и идет дождь. Заторможенность и инертность в протекании психических процессов проявляются в том, что ребенок рисует очень медленно. На рисунке "замороженность" символизирует снег под деревьями. Отсутствие опыта нормальной триангуляции "ребенок-мать-отец" проявляется в том, что А. вместо трех нарисовал только два дерева, так как в семье для него привычны только отношения в диаде "ребенок-мать". Большие деревья ребенок сравнил с собой и с ...двоюродным братом (!), которого он видел только один раз в жизни на проводах в армию в другом городе. То, что второе дерево ребенок сравнил не с мамой, а со взрослым мужчиной, двоюродным братом, свидетельствует, как сильно ему недостает общение с отцом, и как важен для него сейчас мужской объект для идентификации.

Два маленьких деревца внизу справа - это два его школьных товарища. Общее количество деревьев на рисунке получается четыре. Это число стабильности, неподвижности, в нем нет динамики. Особое значение числу четыре придавал К. Г. Юнг, считавший его главной символической основой целостности мира и человека. Однако в отличие от динамической целостности, символизируемой числом три и троичной структурой, для числа четыре с его кватеральной структурой характерна статическая целостность. Четыре образует идеально устойчивую структуру, что отразилось в мифах о сотворении мира и ориентации в нем (четыре стороны света, четыре времени года, четыре первоэлемента: огонь - вода - земля - воздух и т. д.).



рис. 4


Инструкция по проведению теста "три дерева" предполагает, что в ходе предварительной беседе ребенка расспрашивают о составе его семьи, как кого зовут, сколько кому лет, кем работают или где учатся члены семьи, какая квартира и кто в какой комнате живет. После этого психолог просит ребенка нарисовать на стандартном листе бумаги формата А4, который располагается горизонтально, "любые три дерева". Пока ребенок рисует, психолог, если это необходимо, может побеседовать в соседнем помещении с родителями наедине.

Когда рисунок готов, психолог хвалит ребенка и его рисунок. Эмпатическая поддержка - один из важнейших принципов Кататимно-имагинативной психотерапии. Затем ребенок называет каждое дерево и подписывает его название цветным карандашом, который больше всего подходит данному дереву. Анализ рисунка включает в себя интерпретацию основного цветового фона изображения, цвета отдельных его элементов, цвета надписи.

Известно, что цвет отражает различные эмоциональные состояния человека. Причем один и тот же цвет может одновременно вызывать сразу множество различных, часто противоположных переживаний. Символика цвета определяется одновременно множеством факторов - как наследуемых, так и формирующихся при жизни. При этом на образование символа может оказывать влияние любое событие, начиная с внутриутробного развития, особенностей протекания беременности у матери, родов, развития в младенческом возрасте, особенностей приучения к горшку, времени посещения детского сада и т. д., вплоть до актуальной ситуации, в которой находится пациент сейчас.

Символообразование формируется по принципу сгущения. Этот важный аналитический принцип предполагает, что в каждом образе или элементе рисунка одновременно проявляются символические отражения множества различных событий, происшедших с пациентом в разное время. Другой важный аналитический принцип символообразования - принцип амбивалентности - предполагает существование у одного и того же символа прямо противоположных значений. Именно поэтому при анализе символики цвета мы попытаемся выделить два основных полюса в спектре символических значений каждого цвета, что поможет сделать затем необходимые диагностические выводы.




+

цвет

-

любовь, страсть
эротическое начало
вдохновение

красный

агрессия
ненависть
опасность

разум
дисциплина
порядок, верность

синий

безумие
иррациональность

открытость
активность
свобода, слава, сила

желтый

ревность, зависть
жадность, лживость
мания, бред

Зрелость личности
радость
энергия, сила

оранжевый

вытесняет другие цвета
страсть борьбы и войны

витальное начало
рост
надежда

зеленый

яд
болезнь
незрелость

равновесие, мистика,

колдовские чары, сокровенное

знание, покаяние


фиолетовый

внутреннее беспокойство
тревога, отречение
меланхолия

материнство
плодородие
земля

коричневый

грязь
гной
кал

достоинство
торжественность

черный

смерть, траур
грех

чистота
гармония

белый

привидение
траур

 

серый

неясность
туман
депрессия

После того, как ребенок назвал и подписал деревья, его просят выбрать дерево, которое ему "больше всего нравится". Психолог просит у ребенка разрешение подписать на его рисунке, что выбранное им дерево ему больше всего нравится. Тем самым подчеркивается, что рисунок - это интимное пространство самого ребенка, и психолог относится к нему с уважением. В этом плане психолог как бы компенсирует позицию слишком доминирующей матери, которая, исходя из своих собственных патологических страхов и комплексов, не относится с достаточным уважением к внутреннему пространству ребенка, например, ставя уже достаточно повзрослевшему ребенку клизмы, не замечая, что вторгается в частную, интимную сферу. Ребенок чувствует, что его тело принадлежит не ему, а матери. Таким образом, у него может происходить некоторое отчуждение собственного тела.

Затем ребенок отвечает на следующие вопросы психолога:

- Какое дерево самое большое?

- Какое дерево самое маленькое?

- Какое дерево самое молодое?

- Какое дерево самое старое?

- Какое дерево самое красивое?

Последовательность задаваемых вопросов подобрана таким образом, чтобы вначале предлагались наиболее легкие и приятные вопросы. Например, обращение вначале внимания на "высокое дерево" отражает более высокую оценку в плане уровня притязаний. При такой последовательности обращение затем к "более маленькому дереву" воспринимается уже не как более низкая оценка в плане уровня притязаний, а как продолжение ряда сравнений. По этой же причине лучше сначала спросить о "более молодом дереве", а лишь затем о "более старом".

Вопросы "Какое дерево тебе больше всего нравится" и "Какое дерево самое красивое?" специально разделены интерферирующими вопросами, чтобы у ребенка не возникло недоумения, что он только что отвечал на аналогичный вопрос. В то же время, "больше всего нравится" не обязательно "самое красивое" дерево.

Все характеристики деревьев психолог с разрешения ребенка подписывает под соответствующим деревом на рисунке.

В качестве следующего задания психолог предлагает ребенку представить себя садовником или садовницей. Дети должны ответить на вопрос: "Чтобы можно было бы сделать для каждого дерева?" В случае необходимости предлагаются альтернативные ответы: полить, внести удобрения, дать больше тепла, больше света, пересадить, огородить. Обязательно проговаривается и такой вариант ответа: "А некоторым деревьям вообще ничего не нужно. Им и так хорошо." Психолог с разрешения ребенка записывает под каждым деревом все, что ему нужно.

Прежде чем попросить ребенка сравнить нарисованные и описанные деревья с членами его семьи психолог предлагает какое-нибудь интерферирующее задание, чтобы избежать прямых сравнений и ассоциаций обсужденных свойств деревьев с особенностями членов семьи. Например, ребенка можно попросить проранжировать предметы в школе по ступенькам своеобразной лестницы - от самого приятного до самого неприятного. Или психолог может провести какой-либо тест. Лишь после этого ребенка просят сравнить каждое дерево с членами его семьи. Когда ребенок это сделает, его просят подписать на рисунке около каждого дерева, с кем он его мог бы сравнить. При этом для каждого члена семьи ребенок подбирает подходящий этому человеку цвет.

В случае отягощенности рисунка конфликтной символикой Э. Клессманн предлагает ребенку представить нарисованные им деревья в ходе сеанса символ драмы и установить с ними какие-то отношения.

В качестве метафоры можно охарактеризовать символ драму как психоанализ при помощи образов. Метод разработан известным немецким психотерапевтом Ханскарлом Лёйнером (1919-1996). Основу метода составляет свободное фантазирование в форме образов - картин на заданную психотерапевтом тему (мотив). Психотерапевт выполняет при этом контролирующую, сопровождающую, направляющую функцию. Концептуальная основа метода - глубинно-психологические психоаналитически ориентированные теории, анализ бессознательных и предсознательных конфликтов, аффективно-инстинктивных импульсов, процессов и механизмов защиты как отражения актуальных эмоционально-личностных проблем, анализ онтогенетических форм конфликтов раннего детства.

Лежащего с закрытыми глазами на кушетке или сидящего в удобном кресле пациента вводят в состояние расслабления. После этого ему предлагается представить образы на заданную психотерапевтом специальную тему - стандартный мотив. Представляя образы, пациент рассказывает о своих переживаниях сидящему рядом психотерапевту. Психотерапевт как бы сопровождает пациента в его образах и, если необходимо, направляет их течение в соответствии со стратегией лечения.

Ребенок, в основном, без труда и особых комментариев понимает свою роль в созданном им динамическом поле образного пространства и может самостоятельно найти какую-то возможность разрешения или преодоления сложившейся конфликтной ситуации, как это показывает приводимый далее пример кататимной семейной психотерапии психотерапевта Э. Клессманн.

Пример:


12-летняя девочка, страдающая неврозом навязчивых состояний, изобразила на своем рисунке яблоню (мой брат), сосну (мой папа) и ель (я). Сочетание деревьев характеризует эдипальный конфликт девочки. Она стремится быть вместе с папой как жена с мужем (ель и сосна), а с братом конкурирует в борьбе за любовь родителей.

Представив эти деревья в ходе сеанса символ драмы, она попыталась сначала вскарабкаться на яблоню, которая воплощала для нее ее младшего брата, и попробовала сорвать себе яблоко. Но дерево сказало ей, что ему это больно. Тогда она соскользнула вниз и обратилась за советом к сосне-дереву-отцу. От него она, среди прочего, узнала, что он и ель (она сама) уже всегда здесь стояли, в то время как яблоня появилась позже. Пациентка последовала совету сосны попросить у яблони одно яблоко. Теперь она получила желаемое добровольно. В последующем также и в реальной жизни она стала находить лучшие возможности разрешения конфликтных ситуаций соперничества в отношениях с братом.

В заключении необходимо еще раз отметить, что учитывая множественность детерминации, многозначность, многоплановость и амбивалентность символа, мы не можем делать однозначных выводов на основании лишь одного только конкретного рисунка. Интерпретация допускается только на уровне гипотезы, степень вероятности которой в последующем либо будет повышаться, либо понижаться - в ходе интерпретации других рисунков, сновидений, а также анализа истории жизни и актуальной личностной ситуации человека. Как правило, проблема или внутренний конфликт личности отражаются в разных формах почти в каждом его рисунке. Это позволяет специалисту-психологу сделать достаточно точные и объективные диагностические выводы на основании совокупности всех имеющихся материалов.
ОПРОСНИК «АНАЛИЗ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ»

(Э. Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис)



Цель методики: методика «Анализ семейного воспитания» (АСВ) предназначена для изучения опыта родителей в воспитании подростка, выявлении ошибок в родительском воспитании. Она позволяет диагностировать нарушения в системе взаимного влияния членов семьи, нарушения в структурно-ролевом аспекте жизнедеятельности семьи, нарушения в механизме интеграции семьи.

Описание методики. Опросник АСВ включает 130 утверждений, касающихся воспитания детей. В его основе лежат 20 шкал. Первые 11 шкал позволяют установить стиль семейного воспитания, 12-я, 13-я, 17-я, и 18-я шкалы позволяют получить представление о структурно-ролевом аспекте жизнедеятельности семьи, 14-я и 15-я шкалы дают представление о системе взаимных влияний, 16-я, 19-я, и 20-я шкалы — о механизмах семейной интеграции. Ниже приведено описание шкал в том порядке, в каком они расположены в опроснике.

Описание шкал опросника.



1.  Гиперпротекция (Г+). При гиперпротекции родители уделяют подростку крайне много сил, времени, внимания. Воспитание стало центральным делом жизни родителей, основным, чему посвящена жизнь. Типичные высказывания таких родителей отражают то важное место, которое подросток занимает в их жизни, преувеличенное представление о том, что произойдет, если ему не отдать все силы и время. Эти типичные высказывания использованы при разработке соответствующей шкалы.

2.  Гипопротекция (Г-). Ситуация, при которой ребенок оказывается на «периферии» внимания родителей, до него «руки не доходят», родителю «не до него». Подросток часто выпадает из виду. За него берутся лишь время от времени, когда случается что-то серьезное (типичные высказывания таких родителей систематизированы в шкале «Г-»).

Эти две шкалы определяют уровень протекции, т. е. речь идет о том, сколько сил, внимания, времени уделяют родители воспитанию ребенка. Наблюдаются два уров­ня протекции: чрезмерная (гиперпротекция) и недостаточная (гипопротекция).



3. Потворствование (У+). О потворствовании говорят в том случае, когда родители стремятся к максимальному и некритическому удовлетворению любых потребностей ребенка. Они балуют его. Любое его желание для них – закон. Объясняя необходимость такого воспитания, родители приводят аргументы, яв­ляющиеся типичной рационализацией: «слабость» ребенка, его исключительность, желание дать ему то, чего в свое время был лишен сам родитель, то, что подросток растет один, без отца и т. п.

4.Игнорирование потребностей подростка (У-). Данный стиль воспитания противоположен потворствованию и характеризуется недостаточным стремлением родителя к удовлетворению потребностей ребенка. При этом часто ущем­ляются духовные потребности, особенно потребность в эмоциональном контак­те, общении с родителями, в их любви. Описываемый стиль проявляется в опре­деленных высказываниях родителей, косвенно отражающих их нежелание общаться с детьми, в предпочтении детей, ничего не требующих от родителей. Эти две шкалы замеряют степень удовлетворения потребностей ребенка, т.е. в какой мере деятельность родителей нацелена на удовлетворение потребностей подростка как материально-бытовых (в питании, одежде, предметах раз влечений), так и духовных (и прежде всего — в общении с родителями, в их любви и внимании). Данная черта семейного воспитания принципиально отличается от уровня протекции, поскольку характеризует не меру занятости родителей воспитанием ребенка, а степень удовлетворения его потребностей. Так называ­емое «спартанское воспитание» — пример высокого уровня протекции (родитель много занимается воспитанием, уделяет ему большое внимание) и низкое удовлетворение потребностей ребенка.

5.Чрезмерность требований (обязанностей) (Т+). Именно это качество ле­жит в основе такого типа неправильного воспитания, как «повышенная мораль­ная ответственность». Требования к ребенку в этом случае очень велики, непо­мерны, не соответствуют его возможностям, не только не содействуют развитию его личности, а напротив, ставят его под угрозу. В одном случае на ребенка перекладывается более или менее значительная часть обязанностей родителей (ведение хозяйства, уход за малолетними детьми). Такие родители, как правило, осознают, что ребенок очень загружен, но не видят в этом чрезмерности на­грузки. Они уверены к тому же, что этого требуют обстоятельства, в которых семья находится в данный момент. В другом — от ребенка ожидают значительных и не соответствующих его способностям успехов в учебе или других престижных занятиях (художественная самодеятельность, спорт и т.п.). Родители подчеркивают в беседе те условия, которые прилагают для организации его успехов.

6.Недостаточность обязанностей подростка (Т-). В этом случае ребенок имеет минимальное количество обязанностей в семье. Эта особенность воспи­тания проявляется в высказываниях родителей о том, что трудно привлечь ребенка к какому-нибудь делу по дому.

Эти две шкалы дают представления о требованиях к ребенку, об его обязанностях, т.е. заданиях, которые он выполняет (учеба, уход за собой, участие в организации быта, помощь другим членам семьи).



7.  Чрезмерность требований-запретов (доминирование) (3+). В этом случае ребенку «все нельзя». Ему предъявляется огромное количество требований, ограничивающих его свободу и самостоятельность. У стеничных подростков такое воспитание форсирует реакцию эмансипации, у менее стеничных — провоцирует развитие черт сенситивной и тревожно-мнительной (психастенической) акцентуаций. Типичные высказывания родителей отражают их страх перед любым проявлением самостоятельности ребенка. Этот страх проявляется в резком преувеличении ледствий, которые могут иметь место даже при незначительном нарушении запрета, а также в стремлении подавить самостоятельность мысли подростка.

8.  Недостаточность требований-запретов к ребенку (3-). В этом случае ребенку «все можно». Даже если существуют какие-то запреты, ребенок их легко нарушает, зная, что с него никто не спросит. Он сам определяет время возвращения домой вечером, круг друзей, вопрос о курении и употреблении алкоголя, ни за что не отчитывается перед родителями. Родители при этом не хотят или не могут установить какие-либо рамки в его поведении. Данное воспитание стимулирует развитие гипертимного типа характера у подростка, а особенно — неустойчивого типа.

Эти две шкалы указывают на то, что ребенку нельзя делать. Они определяют прежде всего степень самостоятельности ребенка, возможность самому выбирать способ поведения.



9.  Чрезмерность санкций (жестокий стиль воспитания.) (С+). Для этих родителей характерна приверженность к строгим наказаниям, чрезмерная реакция даже на незначительные нарушения. Типичные высказывания этих родителей отражают их убеждения в полезности для детей максимальной строгости.

10. Минимальность санкций (С-). Родители склонны обходиться без наказаний или применяют их крайне редко. Они уповают на поощрение, сомневаются в результативности любых наказаний.

Эти две шкалы дают представление о строгости наказаний, применяемых ребенку родителями, за невыполнение семейных требований.



11. Неустойчивость стиля воспитания (Н). Оценки по этой шкале позволяют говорить о резкой смене стиля, приемов воспитания. Они свидетельствуют о «шараханьях» родителей от очень строгого стиля к либеральному и, наоборот, от значительного внимания к ребенку к эмоциональному отвержению. При этом родители, как правило, признают значительные колебания в воспитании подростка, однако недооценивают размах (частоту этих колебаний).

Возможно большое количество сочетаний перечисленных стилей семейного воспитания. Однако особенно важное значение имеют устойчивые сочетания, формирующие следующие типы неправильного воспитания (см. табл. 1).


Таблица 1
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©stomatologo.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница